Коротко

Новости

Подробно

Политбеспросветность

"Мартовские иды" Джорджа Клуни

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 15

Премьера кино

Сегодня в прокат выходит еще один оскаровский номинант — политическая драма Джорджа Клуни "Мартовские иды" (The Ides Of March). Самого себя режиссер снял в роли губернатора, участвующего в президентской гонке, а главного героя, молодого пресс-секретаря предвыборного штаба, сыграл самый модный сейчас актер Райан Гослинг. Фильм вызвал у ЛИДИИ МАСЛОВОЙ подозрение, что Джордж Клуни как режиссер несколько охладел к политике.


Чтобы вернуть к ней человеческий интерес, гражданину Клуни, возможно, самому стоит уже начать куда-нибудь баллотироваться — не исключено, что его собственная избирательная кампания имела бы больший развлекательный потенциал, чем выступления его персонажа в "Мартовских идах", кандидата от демократов, на которого обнаруживается компромат во время праймериз в Огайо. Этот персонаж, кстати, так и не появляется лично в пьесе Бо Уиллимона "Фаррагут-Норт", по которой написан сценарий фильма. В работе над ним принял участие Грант Хеслов, сотрудничавший до этого с режиссером Клуни на куда более интересной картине "Спокойной ночи и удачи" (Good Night, and Good Luck). Но и несмотря на его усилия, вынесенные в название картины шекспировские или торнтон-уайлдеровские древнеримские аллюзии, не слишком внятно прочитываются в этом, что называется "важном" фильме, который кому-то покажется и "своевременным", хотя он скорее вневременной. Особенно если смотреть на него не как на сугубо производственную драму о политике, а как на неизбежную общечеловеческую историю разочарования — просто в политике столкнуться с разочарованием проще, чем где бы то ни было.

Первое, что возникает на экране в "Мартовских идах",— это близко посаженные и, возможно, от этого приобретающие дополнительную пронзительность глаза Райана Гослинга, который на первом же крупном плане пытается изобразить, еще без всякого явного повода, такую богатую гамму чувств и такой неоднозначный внутренний мир, что ты, еще не вникнув в сюжет, уже готов поверить: а может, политика — это и правда нечто крайне увлекательное и адреналиновое, во всяком случае для такого симпатичного 30-летнего парня? Сам герой на вопрос одной болтающейся при его штабе сексапильной практикантки (Эван Рейчел Вуд), почему он занялся политикой, отвечает почти без всякого кокетства, что, во-первых, это просто интересно, а во-вторых, платят хорошо. Нет, однако, таких денег, которые компенсировали бы потерянную веру в человечество,— эмоциональный сюжет "Мартовских ид" заключается в том, что герой существенно охладевает к кандидату, на которого он работает и на которого, кажется, уже совсем собрался стать в перспективе похожим.

Политическая платформа, которую озвучивает герой Джорджа Клуни, состоит из обычной предвыборной демагогии: "Я не христианин и не атеист, не мусульманин и не еврей, моя религия — американская конституция". Еще в его репертуаре есть обещание, что через десять лет в Америке не останется ни одного автомобиля с двигателем внутреннего сгорания и, совершив технологическую революцию, Америка снова будет впереди всех, а также находчивый ответ на вопрос, который в конце 80-х задавали реальному демократическому кандидату Дукакису: а вы бы отменили смертную казнь, если б вашу жену изнасиловали и убили? "Общество должно быть лучше, чем индивидуум",— дипломатично отвечает очаровашка губернатор, и если бы это были предвыборные дебаты по телевизору, тут было бы самое время щелкнуть пультом ДУ.

Однако от "Мартовских ид" все-таки сначала еще ждешь, что официальная часть закончится и начнется какое-то "мясо" — всякая закулисная возня, подковерные интриги, яркие характеры, неожиданные психологические трансформации, искрометные диалоги, но тут всего этого явно маловато, и вместо настоящего, в гадких пятнах, грязного белья авторы деликатно предъявляют немного скомканную простыню из гостиничного номера, где герой нечаянно теряет свою идеалистическую веру в то, что не все политики сволочи.

Концепция политики как негигиеничного занятия и взгляд на предвыборную кампанию как на рестлинг в грязи между "слонами" и "ослами" откровенно сформулирован одним из второстепенных персонажей, начальником штаба республиканцев (Пол Джаматти). В эпизодах с ним и с руководителем демократического штаба (Филип Сеймур Хоффман) самоуверенный герой начинает выглядеть обычным дурачком, а сам Райан Гослинг наводит на мысль, что уже прилипший к нему титул "лучший актер своего поколения" — это не столько комплимент неплохому артисту, сколько укор неуродившемуся поколению. Впрочем, на месте Райана Гослинга мог быть кто угодно, коль скоро для режиссера самой важной изобразительной метафорой становится хрупкий силуэтик маленького человечка на фоне огромного американского флага во весь экран.

Комментарии
Профиль пользователя