Коротко

Новости

Подробно

"Больше всего Геннадий Зюганов боится стать победителем"

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 4

Гендиректор Совета по национальной стратегии ВАЛЕРИЙ ХОМЯКОВ объяснил корреспонденту "Ъ" ВИКТОРУ ХАМРАЕВУ, почему Геннадий Зюганов не может выигрывать выборы


— Кто лучше — Зюганов или Путин?

— Ни тот и ни другой, не лучше и не хуже. Они в чем-то даже одинаковые. Один, судя по его предвыборной программе, тянет страну "назад в СССР". Другой, судя по его предвыборным статьям в разных газетах, тянул страну назад все 12 лет, которые он у власти: выстроил за это время неработающую систему.

— Но ведь сейчас во всем мире происходит "левый поворот". Значит, и у лидера КПРФ возрастают шансы на победу?

— Европейские левые и наши коммунисты — это не совсем одно и то же, а по многим вопросам — совсем не одно и то же. В России все мы знаем и помним коммунистическую идею лишь по той разновидности, которая культивировалась у нас при советской власти. В этих же рамках вынуждена работать и КПРФ. Ее ядерный электорат — пожилые люди, для которых "светлое советское прошлое" — это идеал государственного устройства.

— Но КПРФ давным-давно признала многоукладную экономику, частную собственность, многопартийность, свободу слова, свободный выезд в любую страну.

— В том-то и дело, что на уровне программы КПРФ вроде бы давно рассталась со своим прошлым. Если бы Геннадий Зюганов с его сегодняшними речами появился бы в руководстве большевиков, то Владимир Ленин наверняка попросил бы Феликса Дзержинского заняться таким коммунистом. При Сталине такого расстреляли бы, при Хрущеве — выгнали бы из партии за какое-нибудь богоискательство, при Брежневе — отправили бы на обследование в психбольницу. Но на практике коммунисты со своим прошлым не расстались и отрекаться от него не собираются. Поэтому их кандидат в президенты обещает национализацию и прочее огосударствление, а на думские выборы партия шла с образом Сталина.

— Думская кампания у КПРФ сложилась вполне успешно.

— В том числе потому, что за них проголосовала часть электората "Яблока", "Справедливой России", бывшего СПС. Эти избиратели грамотные. Они знали: если в Думу не проходит их партия, то думские кресла достанутся "Единой России". Поэтому люди проголосовали за партию, которая точно пройдет в Думу и потеснит единороссов. В президентской гонке такого расчета нет: голосуя за Зюганова, ты не ухудшаешь положения Путина.

— Голосуя за кого угодно, кроме Путина, можно добиться второго тура выборов.

— Допустим, будет второй тур, в который выйдут Владимир Путин и Геннадий Зюганов. И что тогда?

— Повторится 1996 год. "За Зюганова — лишь бы не Путин". "За Путина — лишь бы не Зюганов".

— Повтора не будет. Протестный электорат просто не придет на второй тур. Придут верные сторонники КПРФ. И верные сторонники Путина, которые обеспечат ему сокрушительную победу. Правда, Компартия тоже получит свой выигрыш. Выход лидера во второй тур повысит "инвестиционную привлекательность" КПРФ — финансовое здоровье партии улучшится. Хотя наибольшую выгоду извлечет тот, кто станет третьим в первом туре. С ним будет вести торг каждый из тех двоих, которые выйдут во второй тур, чтобы он призвал своих избирателей отдать голоса "правильному" кандидату.

— Геннадий Зюганов, по-вашему, не победитель?

— Он уже давно достиг своего потолка — 15-20%, если выборы будут честными. Он не может расширить свой электорат. Это связано и с его личными качествами, а также с идеологическими обстоятельствами, которые можно было бы назвать уникальными. К примеру, не может КПРФ переименовать себя в социалистическую партию, она сразу же "сдуется". Потому что она единственная партия, у которой есть персонифицированный носитель ее идеологии — "дедушка" Ленин.

— А если бы Зюганов появился на Болотной площади?

— Думаю, он смог бы расширить круг своих сторонников, не потеряв ядерного электората.

— Почему же не рискнет? Опасается реакции властей?

— Боится, что его освищут. Ну да, освищут первые ряды митингующих, куда обычно всегда пробиваются радикалы. А другие люди ему бы аплодировали: на Болотную приходят не по идеологическим мотивам. Но больше всего Геннадий Зюганов, по-моему, боится стать победителем. Чем-либо иным сложно объяснить, к примеру, его отказ от того, чтобы доказывать в суде свою победу во втором туре президентских выборов 1996 года. Партия и лидер хорошо освоили нишу "главной оппозиционной силы" и выходить за ее рамки, похоже, не собираются.

Комментарии
Профиль пользователя