Коротко

Новости

Подробно

Дом, где дожидаются конца

Андрей Мерзликин в "Доме на обочине"

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 15

Премьера кино

Сегодня в прокат выходит "Дом на обочине" Антона Сиверса, заявившего о себе как о мастере душераздирающей мелодрамы картинами "Поцелуй бабочки" и "Качели". "Дом на обочине" тоже старается выглядеть жестоким фильмом, снятым на разрыв аорты, однако в итоге ЛИДИЯ МАСЛОВА нашла наиболее подходящим к этой мелодраме эпитет "благотворительная".


Актерам в фильмах Антона Сиверса, несмотря на то что он сам в прошлом актер, приходится нелегко. Запутанные любовные коллизии, к которым он питает склонность, требуют от героев абсолютной серьезности и трагического выражения лица — однако телесериальная режиссура, из-за которой в повествовании то и дело попадаются какие-то нелепые детали, неуклюжие мизансцены, махровые банальности, торжественно подаваемые как авторские находки, сводит на нет все актерские старания и подталкивает к восприятию происходящего с долей юмора. В "Поцелуе бабочки" режиссер Сиверс поставил в неловкое положение Сергея Безрукова, в "Качелях" — Андрея Мерзликина, который, однако, оказался мужественным человеком и "Дома на обочине" не испугался.

В "Доме на обочине" Антон Сиверс поменял своего прежнего сценариста Аркадия Тигая на Олега Маловичко, который даже иногда старается, чтобы речь персонажей походила на нормальную человеческую. Если в прошлых сиверсовских киноработах герои страдали от несколько высосанных из пальца и в общем решаемых проблем (любимая девушка оказывается проституткой без паспорта, любимая жена постоянно уходит и приходит без очевидных причин), то теперь авторы конструируют ситуацию довольно безвыходную — по крайней мере в этическом плане. Главная проблема зажиточного петербургского менеджера, которого играет Андрей Мерзликин, становится ясна в первом же эпизоде: ему не повезло с женой (Кристина Кузьмина). В начале картины эта идиотка пилит сидящего за рулем Mercedes мужа, что он поехал не той дорогой, а потом, без всякого перехода, внезапно развеселившись, затевает с ним шуточную драку, из-за которой он отвлекается от дороги и сбивает пешехода. Истекающего кровью пострадавшего супруги потихоньку подкидывают к сельской больнице где-то в Ленобласти, закрепив на теле несколько тысячных купюр. Потом, чтобы развеять сомнения, не является ли герой все-таки сволочью, режиссер заставляет его выйти из машины на берегу озера и немного пометаться, зачерпывая горстями камни и листья и в отчаянии бросая их в воду. Еще одним средством эмоционального воздействия служат в фильме панорамы над лесными далями и рекой, которые очень любит оператор Юрий Шайгарданов, еще в "Поцелуе бабочки" показавший умение иллюстрировать ими любые настроения и настраивать на лирический лад. В "Доме на обочине" представлен широкий ассортимент панорам — есть осенние, а есть и зимние; есть с церквями для людей верующих и готовых интерпретировать случившееся с героем как ниспосланное свыше испытание и шанс изменить свою жизнь; есть и отличные панорамы без церквей — для агностиков, просто сочувствующих симпатичному парню, запутавшемуся в своих переживаниях.

Впрочем, ничего странного и загадочного в этих переживаниях нет. Сварливая жена героя (с ее неубедительными угрызениями по поводу когда-то сделанного аборта и новой беременностью, ставящей ее опять перед непростым выбором) производит такое отталкивающее и утомляющее впечатление, что дальнейшие действия мужчины хоть и могут показаться нерациональными и саморазрушительными, но по-человечески вполне понятны. Терзаемый совестью, он возвращается на место ДТП, чтобы узнать о состоянии пострадавшего, лежащего в коме, и знакомится с его бедной женой — приятной печальной блондинкой (Татьяна Черкасова), к которой начинает испытывать душевное, и не только, влечение,— и к тому же в нем просыпается нерастраченная отцовская нежность к ее ребенку. Менеджер понимает, что хоть полы у него в квартире и теплые, но душевного тепла нет, и все чаще наведывается в дом на обочине, не решаясь признаться, почему он, собственно, здесь оказался,— а доверчивая без пяти минут вдова особо не терзается вопросом, почему это инкогнито из Петербурга ей помогает, водит с сыном в кино и по магазинам и даже хочет оплатить операцию мужу. К сожалению, Антон Сиверс не может удержаться от одной из тех бурных эротических сцен, в которых он особенно силен и беспощаден, как можно было заметить еще по "Поцелую бабочки". В результате вся эта поучительная философская история о том, что мудрая судьба лучше знает, кого кому в нужный момент подкинуть под колеса, приобретает пошловатый оттенок и вкратце лучше всего пересказывается циничной репликой одного второстепенного персонажа: "Мало того, что ты человека сбил, ты еще и жене его присунул".

Комментарии
Профиль пользователя