Коротко

Новости

Подробно

Победы и поражения

4 февраля — день не только побед, но и поражений. И того, и другого — с двух сторон

от

Шествие по Якиманке было очень позитивным и было массовым. И главная победа, как мне кажется, это отсутствие страха. Чем чаще случаются такие митинги, тем меньше страха. Если на Болотную в декабре мои друзья выходили с опаской (а вдруг что-то случится плохое), то на Болотную в феврале приходили даже с детьми.


И все же мне кажется, людей было бы больше, если бы оппозиции удалось устранить несколько конфликтных моментов. Можно сколько угодно побивать камнями Борового и Новодворскую и прочить им конец политической карьеры, но эти люди сформулировали запрос определенной группы людей, не желающих участвовать в акциях вместе с националистическими группировками. И не следует судить по численности митинга на Сахарова о численности этой группы. Многие просто вообще не вышли в этот день из дома, потому что им не нравится идея двух одновременных митингов про одно и то же. Среди своих знакомых я насчитала 12 человек, которые могли бы прийти на Болотную, если бы там не было, например, чьих-то флагов.

Меня вот долго убеждали в том, что митинг общегражданский, и все имеют право на протест. Но когда мимо меня по скверу на Болотной прошагала стройная колонная с имперскими флагами, выкрикивающая в такт «Русские, вперед», а потом — мощная колонна с красными флагами, а еще Михаил Прохоров и его ребята с флагами «За Прохорова» (это вообще напоминало предвыборный марш-бросок), — я усомнилась в том, что это протест общегражданский. Далеко не для всех он такой. Это протест каждой политической силы по отдельности, которая еще и демонстрирует количество своих сторонников. Своего рода смотр подразделений. Казалось бы, ну и ладно. Смотр так смотр. Но смотрите что случилось в Питере. Смотр вылился в скандал и скомпрометировал весь протест.

Питерскую оппозицию я приводила в пример всем знакомым. Там было два оргкомитета, которые собирались проводить 4 февраля два шествия и два митинга. Потому что демократическая часть не хотела идти одним шествием с националистами и коммунистами — точнее с их флагами. Демократов долго уговаривали. В ход были пущены все аргументы — мол, только вместе можно добиться массовости и показать власти, что народ — сила, с которой надо считаться; раскол выгоден Кремлю; националисты и коммунисты не опасны; это общегражданский протест; и тд. Демократы уступили, но с условием, что совместное шествие будет без символики. Договорились, что будут только воздушные шары и лозунг «За честные выборы». В итоге их кинули. Националисты пришли с имперскими флагами, коммунисты — с советскими, а остальные оказались вообще без символики. В итоге ощущение от фоторепортажей с митинга (особенно фото площади, сделанные с трибуны) — ни больше, ни меньше русский марш.

Но и это не все. Лидеры националистов попытались отобрать трибуну, когда на сцене появился один из представителей ЛГБТ--сообщества (давно участвующего во всех гражданских акциях). В адрес парня стали выкрикивать оскорбления. И вот этот эпизод показателен. Не стоит, наверное, пояснять, почему у всех граждан одинаковые права, независимо от пола, расы, вероисповедания или сексуальной ориентации (это позиция демократическая). Но есть еще позиция пещерная, и ее придерживаются радикальные группировки. И поэтому в Питере с декабря говорят о том, что совместные акции демократов с радикалами — это нонсенс. Скандал в Питере закончился потасовкой. На трибуне оказался лидер националистов, закричавший в микрофон: «Россия для русских». Одна из ведущих митинга, руководитель Лиги избирательниц Петербурга Татьяна Дорутина, пыталась его перекричать: «Россия для всех», на что оппонент ответил: «Если вы считаете, что сюда может приехать любой папуас, уматывайте».

Скандального оратора выпроводили, но после этого демократический оргкомитет стал покидать митинг. «Надеюсь, что мы убедились в последний раз, с этими людьми... невозможно вести дело», — написала в Facebook Дорутина. Ночью оргкомитет «За честные выборы» написал обращение, в котором осудил действия радикалов и сообщил, что новая акция протеста 26 февраля пройдет без участия националистических и лево-радикальных организаций.

По большому счету, акция в Питере была не просто сорвана — она была скомпрометирована и надолго. Многие сомневаются, что в следующий раз удастся собрать столько же людей. А ведь на шествие пришло 15-20 тысяч. И это очень круто для Питера. Сейчас же этот протест слили.

И все — из-за пиара. Из-за того, что кому-то захотелось продемонстрировать свое превосходство над остальными. И нет никакой гарантии, что ничего такого не случится в Москве.

И о власти. Она в этот день тоже — и выиграла, и проиграла. Выиграла, потому что удалось обмануть большую страну, сообщив ей по телевизору, что на митинге в поддержку Путина было 130 тысяч, а на Болотной только 35 тысяч. Но это временная победа. Во-первых, 50-миллионный интернет сделает свое дело. Во-вторых, даже без интернета в каждом городе, где админресурс сгонял народ на проправительственные митинги, уже через пару недель все будут знать, что тетю Клаву и дядю Ваню отправили мерзнуть на митинг, потому что им осталось полгода до пенсии. А рабочего Степанова — потому что у него премия. А студентку Петрову — потому что диплом на носу.

И это все будет нарастать, как снежный ком.

В самом деле, зачем власти насильно сгонять людей на какой-то митинг? Для чего это Путину? Разве от того, что именно в этот день не будет пропутинского митинга, его рейтинг упадет ниже, чем он уже упал? Разве причина только в митингах, а не в том, что колоссальное количество людей в стране не устраивает качество их жизни и защищенности?

Чего он боится?

Вот именно. Он боится.

И эта попытка потягаться с оппозицией день в день, час в час — на самом деле демонстрация слабости. Человек, у которого есть админресурс, поддержка самых влиятельных в стране СМИ, армия, полиция, флот, ракеты, ядерная кнопка, в конце концов, — пытается доказать какой-то группе инициативных граждан, не обладающих ничем из вышеперечисленного, что он круче их. Что он может вывести на площадь на несколько тысяч человек больше, чем они.

Если бы наблюдал спокойно, без всех этих кургинянов и прохановых, без этих баек про оранжевую чуму и госдеп, которые уже превратились в анекдот, было бы ясно, что он уверен в себе. В своих силах. Но он не уверен.

И главное — это чувствуют на Болотной. И это не сегодня-завтра почувствуют во всей стране.

Да, он, конечно, победит на выборах, потому что допущенные им к выборам соперники слабы. Но эта победа будет сильно отличаться от победы в 2000-м. Потому что тогда она была началом эпохи, а сейчас — ее концом.

Ольга Алленова


Комментарии
Профиль пользователя