Коротко


Подробно

 Лариса Лазутина


Лариса Лазутина: у меня появился мощный спонсор

       Во время последнего чемпионата мира в Тронхейме знаменитая российская лыжница Лариса Лазутина пребывала явно не в лучшей форме, а оттого и в скверном расположении духа. Все грозилась: уйду, мол, из спорта и рожу второго ребенка. И в марте Лазутина официально отметила окончание своей спортивной карьеры. Но в июне героиня мирового первенства 1995 года (в Тандер-Бее она завоевала четыре золота из пяти возможных), обладательница титула лучшей спортсменки России-95, все же начала подготовку к Олимпиаде в Нагано. О причинах, побудивших ее вернуться на лыжню, ЛАРИСА ЛАЗУТИНА рассказала корреспонденту "Коммерсанта-Daily" ВАЛЕРИИ Ъ-МИРОНОВОЙ.
       
       — Ваше заявление о завершении лыжной карьеры прозвучало в Тронхейме столь убедительно, что, полагаю, лишь какое-то экстраординарное событие способно было изменить ваши планы?
       — В самом деле, с тех пор в моей жизни произошли значительные перемены. Неожиданные даже для меня самой. После завершения гонок Кубка мира я действительно больше не рассчитывала бегать и на три месяца с головой ушла в семейные хлопоты: привезла из Кондопоги от своих родителей дочку и прописала ее, наконец, в Одинцове, где мы давно уже живем с моим мужем Геннадием. А потом вдруг у меня появился мощный спонсор. И предложил такие райские условия индивидуальной подготовки, какие мне даже в самых невероятных снах присниться не могли.
       — Уникальный случай в российской спортивной практике. Так кому мы все-таки обязаны?
       — Сергею Богданчикову — одному из руководителей компании "Роснефть-Сахалинморнефтегаз". Впрочем, не только ему. Уговаривали меня вернуться в спорт и мой личный тренер Александр Кравцов, и Николай Лопухов, который, собственно, много лет назад и вывел меня на большую лыжню. Здесь стоит подчеркнуть, что Олимпийский комитет не стал бы меня финансировать в случае, если бы я попросилась тренироваться отдельно от сборной.
       — А почему, собственно, вы решили готовиться к Олимпиаде непременно в одиночестве?
       — Мне сколько лет? Правильно, не молоденькая уже, за тридцать. А раз так, значит, необходимо искать в тренировках какие-то специфические ходы.
       — Нашли?
       — Кажется, нашла. Все лето и осень я ездила на сборы вместе с юношеской командой сахалинских лыжников и молодежной командой России, которую тренирует Лопухов. Ездит со мной повсюду в качестве личного менеджера и мой муж (Геннадий Лазутин — лыжник, экс-чемпион мира среди юниоров. — "Коммерсантъ-Daily"). Были мы в Болгарии, в Эстонии, на лыжной базе в Острове (Псковская область), а во вторник вернулись из Австрии. Там в Рамзау на глетчере (ледник в горах) тренировались уже на снегу. Если говорить об объемах выполненной работы, то сделала я ничуть не меньше, а может, и больше, чем в лучшие годы. Много внимания уделила исправлению своих ошибок, главным образом в технике свободного хода. Заметила, что в мужском коллективе как-то легче далась мне и силовая подготовка. Старалась не отставать от ребят, тянулась за ними. Впрочем, насколько мне известно, сборная под руководством Александра Грушина готовится в этом году очень серьезно. 26 октября я к ней присоединюсь на вкатывании в Финляндии. Там и посмотрим. Кстати, там я буду тренироваться рядом с остальными, но все же по своей системе. И Гена снова поедет со мной.
       — Девушки из сборной рассказывали, что, встретив вас в Австрии, были приятно удивлены вашим внешним видом и оптимистическим настроем.
       — Настроение у меня и впрямь очень бодрое. А что касается худобы — ведь именно это они имели в виду, говоря о моей внешности? — так это обман зрения. Какая была, такая и осталась. Просто мы с ними давно не виделись.
       — Чего вы сама себе хотели бы пожелать в олимпийском сезоне?
       — Во-первых, не болеть. В прошлом году грипп выбил меня из строя на целый месяц. Во-вторых, избежать психологических срывов. А в-третьих, сами понимаете, я не прочь составить серьезную конкуренцию моим коллегам в Нагано.
       — На какой дистанции?
       — Это не имеет принципиального значения. Под настроение я прекрасно могу пробежать и "пятерку" классикой, и "пятнашку" свободным стилем. Любимых и нелюбимых дистанций у меня нет.
       — После Олимпиады вы уйдете?
       — Зачем же? Особенно если все у меня в Нагано сложится именно так, как наметила. Тем более что мои спонсоры гарантировали мне и премии в случае успеха на Олимпиаде, скажем так, не меньшие, чем Олимпийский комитет, и дальнейшее финансирование подготовки. Конечно, в случае, если я решу бегать и дальше. А не захочу — опять-таки гарантировали мне безбедное будущее и даже интересную работу предложили. Какую — пока секрет.
       — А как же второй ребенок? Отменяется?
       — Ни в коем случае.
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение