Коротко

Новости

Подробно

"Моя цель — обойти Плющенко"

Артур Гачинский о своих перспективах на чемпионате Европы

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 12

Фигурное катание

Бронзовый призер чемпионата мира АРТУР ГАЧИНСКИЙ приехал на свой второй в карьере чемпионат Европы в Шеффилд с намерением обыграть главных конкурентов во главе с олимпийским чемпионом и трехкратным чемпионом мира Евгением Плющенко. В интервью корреспонденту "Ъ" ВАЛЕРИИ МИРОНОВОЙ 17-летний школьник из Санкт-Петербурга рассказал о своих козырях и заявил, что на тренировках в группе Алексея Мишина уже пробовал исполнять уникальный по сложности прыжок — аксель четыре с половиной оборота.


— Ситуация, в которой вы уже второй раз подряд не стали в Саранске чемпионом страны, раззадорила или расстроила?

— Не задавался этим вопросом. У меня была задача — показать себя с самой выгодной стороны, и я ее решил. Кстати, Мишин тоже так считает. Если бы не сорвал четверной тулуп, то вообще все было бы идеально.

— Вы отдавали себе отчет в том, что даже в случае чистого проката в присутствии Евгения Плющенко все равно первое место не получите?

— Знал наверняка. Почему? Словами не объяснить. Так, внутренние ощущения. Но лапки тем не менее не складываю. И точно знаю: вторым вслед за ним буду не всегда. Моя цель — Плющенко обойти. В какой-то мере я это уже сделал. На меня смотрят с неменьшим интересом и постоянно с Женей сравнивают. Но и на этом я не зацикливаюсь.

— Что случилось с четверным тулупом, который вы раз за разом срываете на соревнованиях нынешнего сезона? Умел-умел — и вдруг перестал...

— Ни у меня, ни у Алексея Николаевича ответа на этот вопрос нет. Одну неделю делаю его идеально, а другую — не прыгаю вообще. Видать, контакт у меня с тулупом разладился. А на тренировках между тем могу сделать три варианта четверных — сальхов, тулуп и ритбергер. Летом и осенью мы работали даже над связкой тулуп--сальхов. Но когда разладился тулуп, то от работы над связкой мы отключились и начали его возвращать. Если бы не эта проблема, то намеченные в конце прошлого сезона планы сейчас уже начали бы реализовываться...

— А почему бы не заменить тулуп каким-то иным прыжком?

— Исключено. Когда я катался в юниорах, у меня два года не получался тройной сальхов. Пришлось учить заново, чтобы потом научиться прыгать его в четырехоборотном варианте. Так что забрасывать элементы не в наших правилах.

— Вам больше по душе прыгать или исполнять художественные элементы?

— И то и другое. А прагматик я или же романтик по жизни, еще не решил. Зато свой стиль, кажется, уже нашел. Начиная с этого сезона разыгрываю на льду сюжеты, в которых воплощаю вполне определенные образы, не забывая при этом показать мужскую силу, которая во мне только появляется, и сделать все элементы. Без понимания сути образа и того, что у тебя происходит внутри, катать программу и получать от нее удовольствие невозможно. К слову, отрицательные характеры мне ближе. А костюмы к обеим моим новым программам пошиты по эскизам моей мамы. Она вместе с мамой Катарины Гербольдт работает в специализированном спортивном ателье при Академии фигурного катания.

— Как складываются ваши отношения с Алексеем Мишиным?

— Как у отца с сыном. Он заботился обо мне всегда. Но особенно я благодарен Алексею Николаевичу за то, что он взял меня в свою группу. В моей жизни это самая большая перемена.

— С какими чувствами вы приехали на свой второй чемпионат Европы?

— С огромным желанием победить и Евгения Плющенко обойти. В Берне я стал пятым, потому что в произвольной программе упал с тройного акселя, а затем, ко второму тройному акселю, не сумел добавить каскад. Однако поражения, прокручивая в голове все, что произошло со мной на льду, я переживаю достаточно легко. Но удовлетворения не испытываю даже от чистого проката и всегда сужу себя очень строго. Мне всегда хочется все делать лучше и вообще чего-то совсем другого. На чемпионате мира в Москве я получил бронзу, оставив позади многих объективно сильных фигуристов. В Шеффилде, естественно, их будет меньше.

— Какие у вас козыри?

— Мои четверные. У Жени Плющенко, например, в произвольной программе один тулуп, а у меня — три. И, как мне кажется, чуть больше хореографических движений и артистизма. Впрочем, испанец Хавьер Фернандес и француз Флоран Амодио тоже очень сильны. К примеру, бронзовый призер финала Гран-при нынешнего сезона Фернандес прыгает в произвольной два четверных, а действующий чемпион Европы Амодио — четверной сальхов. Это серьезные заявки, на которые я тоже хочу ответить. Интересно будет конкурировать также с чехом Михалом Бжезиной и французом Брианом Жубером. Чем больше конкуренция, тем я спокойнее. Мне страшно хочется задеть других спортсменов, как говорится, за живое и напрочь лишить их спокойствия. Но только на льду, а не за кулисами, как это делает, например, Жубер. Не раз спортсмены и тренеры наблюдали, как экс-чемпион мира имитирует боксерские движения прямо перед носом своих соперников. Такая вот фирменная шутка. В случае если он попытается проделать ее со мной, я просто отойду в сторону.

— Вы задумывались о моменте истины в вашей карьере — когда вы поймете, что заложенный в вас потенциал реализовали уже полностью?

— Такой момент настанет тогда, когда реализуется моя самая большая мечта — исполнить в одной произвольной программе все пять разновидностей четверных прыжков. Скажу по секрету, что на тренировке я уже прыгал и самый сложный в фигурном катании прыжок — аксель четыре с половиной оборота. Пол-оборота, правда, не хватило, но тем не менее я с него выехал и не упал. Мишин аж дыхание затаил. "Тише,— говорит,— убьешься". А мне страшно не было. Ну ничуточки. Впрочем, как не страшно идти на другие четверные и падать с них. Потому что главное для меня — прогрессировать самому и тем самым двигать мужское фигурное катание вперед.

— Если вы прыгаете четверной аксель в 17 лет, то, видимо, когда-то непременно его добьете...

— И если удастся сделать это в ближайшее время, то у меня есть шанс стать первым исполнителем этого уникального прыжка. А стать первым в истории вида — это ли не круто?

Комментарии
Профиль пользователя