Коротко

Новости

Подробно

Роковой Saab

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 42

Имя предпринимателя Владимира Антонова стало широко известно благодаря его смелой мечте — купить легендарный шведский Saab. Он слишком много поставил на карту, пытаясь воплотить мечту в реальность, в итоге потерял бизнес и ждет решения суда в Лондоне. Saab тем временем тонет, не доставшись никому.


АННА ВАСИЛЬЕВА


Американский писатель Курт Воннегут много раз говорил, что Нобелевскую премию по литературе ему не дали именно потому, что он недостаточно любил машины шведской марки Saab, хотя одно время даже работал управляющим магазина по продаже этих автомобилей. Однако, как показал опыт российского бизнесмена Владимира Антонова, безграничная любовь к этой легендарной автомобилестроительной компании тоже может обернуться большими неприятностями, а именно полным разорением, судом в Лондоне и сейчас уже почти неизбежной экстрадицией в Прибалтику для заключения под стражу. Нужно отдать должное самому Антонову, впрочем, что путь к реализации своей мечты он пролагал слишком уж причудливый.

Темное прошлое


Окунуться в суровые банкирские будни Антонову пришлось довольно рано. Его отец, Александр Антонов, перевез семью в начале 90-х из Узбекистана в Москву, за пару лет дорос до кресла в правлении банка "Информпрогресс" и уже в 1999 году выделил 23-летнему сыну средства на покупку контрольного пакета акций в Академхимбанке, стоящем на грани банкротства. Именно тогда на жизненном пути Антоновых появился человек с обширными связями — Виктор Ямпольский, по некоторым данным, экс-сотрудник советского КГБ. Он в то время занимал пост зампредправления Академхимбанка. Владимир Антонов вскоре женился на его дочери, и бизнес стал в полном смысле слова семейным. Втроем Антоновым и Ямпольскому удалось вывести банк в сотню крупнейших, но это восхождение сопровождали печальные события. В 2000 году был убит председатель правления Академхимбанка Сергей Пономарев. Когда в 2002 году СК при МВД России начнет уголовное дело об отмывании Академхимбанком денег через банк "Новатор" и ООО "Флуран", именно на нем окажется вся ответственность за проводимые операции. Александру Антонову же тогда удастся пройти по делу исключительно в роли свидетеля.

В 2004 году, когда для управления семейными активами уже создается Convers Group (куда входят приобретенные акции украинского Конверсбанка и литовского банка Snoras, который в 2005  году станет основным акционером латвийского Latvijas Krajbanka), Академхимбанк и Конверсбанк попадают в неофициальные черные списки кредитных организаций, которые Центробанк подозревает в отмывании денег. В итоге банк Антонова не принимают в систему страхования вкладов.

Через пару лет, напомним, убивают Андрея Козлова, заместителя председателя Центробанка, инициировавшего отзыв лицензий у 44 банков. Козлов на своем посту проявлял серьезное внимание к деятельности банкира Бориса Сокальского, которого в 2007 году арестуют по подозрению в незаконной банковской деятельности. При предъявлении ему официального обвинения существенными оказываются показания Антонова-старшего, который подтверждает, что Сокальский, не сообщая ему истинных мотивов, обналичил через Академхимбанк около 15 млрд руб. К этому времени семья Антоновых владеет семью банками только в России.

В марте 2009 года на Александра Антонова совершают покушение некие уроженцы Чечни. Он получает пять огнестрельных ранений, остается жив, но фактически отходит от дел. Именно после этого семья начинает распродавать все свои российские активы и постепенно перебирается в Лондон.

По мнению многих, вложить $100 млн в малоизвестного производителя спортивных машин Spyker Cars N.V. было чистым безумием, но Владимиру Антонову так не казалось

По мнению многих, вложить $100 млн в малоизвестного производителя спортивных машин Spyker Cars N.V. было чистым безумием, но Владимиру Антонову так не казалось

Фото: Валерий Левитин, Коммерсантъ

Страсти по машинам


Обзавестись активами в Западной Европе Антонову, тем не менее, долго не удавалось. К моменту переезда основой бизнеса Антонова стали прибалтийские банки. Несмотря на происходившие в них "недоразумения" (например, в 2008 году в литовском Snoras неожиданно обнаруживают $1,5 млн, похищенные с пенсионных счетов в Австралии), что литовский, что латвийский банки активно развивали сеть филиалов и привлекали рекордное число вкладчиков. Правда, открыть филиал Snoras в Великобритании Антонову-младшему не разрешили. Банкир даже подал на британских чиновников в суд, но через год отозвал свой иск, объяснив это длительностью процесса.

Но уже тогда было понятно, что банковская деятельность как таковая Антонова-младшего мало интересует. Банки служили лишь трамплином, ведущим на западноевропейские рынки, где Владимир Антонов пытался легализоваться через инвестиции в столь любимые им автомобили и спорт. Еще в конце 2007 года Антонов купил долю в компании Spyker Cars N.V. (производитель эксклюзивных спортивных автомобилей), основным акционером которой был его старый знакомый голландский предприниматель Виктор Мюллер. Сумма этой сделки не раскрывалась, но за два последующих года, по признанию Антонова, он вложил в компанию более $100 млн. Все-таки для автопроизводителя, продавшего за девять лет существования всего 260 машин, это довольно приличные инвестиции.

Как выяснилось, это было началом пути, конечной же целью был Saab. Шведский производитель принадлежал обанкротившемуся после кризиса 2008 года General Motors, который был не прочь от него избавиться и к концу 2009 года стал готовить Saab к продаже шведской компании Koenigsegg. Однако в последний момент сделка сорвалась, и новым покупателем выступил Spyker. "Возможность купить такой бренд появляется раз в жизни. Этот шанс нельзя упускать",— объяснял журналу Forbes свое желание Владимир Антонов. Планы на шведскую марку у Антонова были масштабные: после покупки он хотел запустить в Калининграде сборку Saab специально для России.

В течение месяца Антонов пытался доказать GM и властям Швеции, что он достоин чести быть акционером Saab. Но ничего не вышло: в шведском таблоиде Dagens Industri появилась публикация, обвиняющая Антонова в отмывании денег, незаконных финансовых операциях и связях с мафией. После этого GM, конечно же, ничего не оставалось, как сообщить, что он "лучше обанкротит Saab, чем продаст его русской мафии". В неформальных переговорах представители концерна, правда, уточнили, что если Антонов выйдет из состава акционеров Spyker, сделка будет завершена.

Антонов решает принести себя в жертву ради спасения легендарной марки и соглашается покинуть Spyker, купив вместо него еще один нишевый продукт — английского производителя спортивных внедорожников Bowler.

Любовь Владимира Антонова к марке Saab была поистине безграничной

Любовь Владимира Антонова к марке Saab была поистине безграничной

Фото: Imago-Imag/ИТАР-ТАСС

Двуликий Kroll


Тем не менее от борьбы за Saab Антонов не отказался. Чтобы развеять слухи, он фактически пошел ва-банк — нанял для проверки своего бизнеса известное американское детективное агентство Kroll (60 представительств в 20 странах мира, высокий авторитет в финансовых кругах). Руководитель агентства Саймон Фрикли получает доступ ко всей информации, проводит независимое исследование бизнеса предпринимателя и доказывает его полную легальность. К февралю 2011 года шведские власти официально разрешают Антонову вновь приобрести крупный пакет акций компании Spyker, которая уже является собственником Saab.

На радостях Антонов в марте 2011 года продает один из последних своих крупных российских активов — Инвестбанк. Возможно, в том числе и с прицелом инвестировать эти деньги в Saab. Однако дело затормаживается. Той же весной Антонов с партнерами приобретает компанию North One Sport — глобального промоутера чемпионата мира по ралли (WRC), а также становится в Латвии владельцем газеты "Телеграф". В Литве бизнесмен покупает пакет акций медиаконцерна Lietuvos Rytas, чем, по его собственным словам, вызывает определенное напряжение в правительстве. Затем делает ставку на спорт и, уже являясь собственником литовского баскетбольного клуба, предпринимает попытку купить английский футбольный клуб "Борнмут" и шотландский "Рейнджерс". Это ему не удается, однако он быстро договаривается о покупке терпящего финансовый крах британского клуба "Портсмут".

На время возникает затишье, которое в ноябре 2011 года заканчивается настоящей бурей: финансовая проверка банков, входивших в Convers Group, выявляет многомиллиардный разрыв между числящимися на балансе и реально наличествующими в активах банков ценными бумагами. Не долго думая правительства Латвии и Литвы обвиняют Антонова и его партнера, литовца Раймондаса Баранаускаса, в растрате имущества в особо крупных размерах и требуют их экстрадиции из Великобритании. Причем если латвийский Latvijas Krajbanka правительство решило санировать, и у него есть все шансы выжить, то литовский Snoras объявили банкротом — по версии следствия, из банка похищено около €260 млн. У Антонова, очевидно, есть веские основания полагать, что хляби небесные не разверзлись бы, кабы не Kroll. Во всяком случае внешним управляющим банков неожиданно был назначен руководитель детективного агентства, тот самый Саймон Фрикли. За его услуги литовское правительство не пожалело официально выделить ему (и его предполагаемой команде) около €18 млн — сумму, достаточную для того, чтобы купить другой приличный банк и платить зарплату 10 тыс. человек. Официальная ежемесячная зарплата самого Фрикли составляет на этот период €140 тыс. При этом на прошлой неделе появилась информация, что в уже закрытом банке осуществлялись операции по переносу средств с одного счета (где сумма превышала допускаемый законом лимит, подлежащий 100-процентной компенсации) на другие счета. И что владельцем этих счетов якобы был сын одного из спикеров парламента Литвы. Поэтому к концу января уже совсем по-другому зазвучали слова самого Антонова о том, что национализация Snoras — это "санкционированный государственными органами рейдерский захват одного из крупнейших частных банков Литвы". Тем не менее банковские аналитики почти единогласно настаивают на существовании схемы, по которой Антонов активно привлекал средства вкладчиков, заманивая их большими процентами, а потом тратил их на различные (в первую очередь автомобильные) проекты.

Правительства Латвии и Литвы обвиняют Антонова и его партнера, литовца Раймондаса Баранаускаса (слева), в растрате в особо крупных размерах

Правительства Латвии и Литвы обвиняют Антонова и его партнера, литовца Раймондаса Баранаускаса (слева), в растрате в особо крупных размерах

Фото: Reuters

И немного Полонского


После ноябрьского банковского скандала Антонов продал свои доли в украинском Конверсбанке и панамском Banco Transatlantico физическим лицам, отошел от управления медиаконцернами и покинул пост президента клуба "Портсмут". Spyker Cars N.V. с проблемами Saab справиться не сумел, и с конца прошлого года компанию Saab банкротят.

Сейчас, видимо, все мысли Антонова посвящены экстрадиции, которая кажется возможной не только ему, но и многим экспертам: Антонов уже успел испортить свою бизнес-репутацию в Великобритании. Защита Антонова, правда, пытается представить своего клиента жертвой политической расправы, прибалтийским Ходорковским. Однако российские аллюзии не очень-то Антонову на руку. Сам он на вопросы о том, почему бы ему не вернуться в Россию, которая граждан своих не выдает, отвечает уклончиво, что, мол, да, конечно, вариант, но "это означало бы купить билет в одну сторону — из России я не смог бы никуда выехать". В России, однако, сейчас как раз раскручивается скандал, связанный с неподтвержденной пока информацией о том, что Антонов через Snoras помог основателю Mirax Group (в данный момент — компании Nazvanie.Net) Сергею Полонскому вывести деньги российских дольщиков и кредиторов за границу. Схема, по имеющимся данным, могла быть такой: Антонов заменяет в банке Snoras фиктивные активы на высоколиквидные недострои Полонского в Москве, а сам Полонский получает возможность вывести за рубеж значительную часть своего капитала, который в том числе состоит из денег российских дольщиков и кредиторов. Понятно, при таком раскладе забрать деньги у Полонского через суд уже не получится, так как они, по сути, будут принадлежать гражданам ЕС.

Сам Полонский все вопросы о Snoras переправил своему заместителю Александру Лагутину, не зная, может ли он "отвечать на этот вопрос, чтобы не навредить себе". Лагутин, в свою очередь, пообещал, что когда-нибудь компания проведет отдельное обсуждение этого вопроса.

Комментарии
Профиль пользователя