Коротко


Подробно

КоммерсантЪ-Daily
Культура
Номер 144 от 30-08-97
Полоса 007
 Храм

Храм Христа Спасителя признают "всемирным наследием"

Только если ЮНЕСКО изменит своим принципам
       Московская мэрия намерена добиваться включения храма Христа Спасителя еще до его полного воссоздания в список всемирного наследия ЮНЕСКО. Ускоренная подготовка документов для отправки в ЮНЕСКО, по распоряжению вице-мэра Валерия Шанцева, должна завершиться к 15 сентября. Хотя работа над документами идет полным ходом, реальных оснований у инициативы московского правительства не так много: здание храма не соответствует практически ни одному из критериев, предъявляемых к памятникам культуры мирового значения.
       
       Идея о включении храма Христа Спасителя в список всемирного наследия ЮНЕСКО была высказана Юрием Лужковым на встрече с Генеральным директором ЮНЕСКО Федерико Майором во время его официального визита в Россию в феврале этого года. Г-н Майор выразил горячую поддержку градостроительной деятельности московского мэра, что, видимо, и дало последнему основания надеяться на то, что вопреки существующим правилам главная ударная стройка страны еще до завершения имеет шанс попасть в анналы мировой культуры.
       В конце июня московской мэрией было принято решение об ускоренной подготовке документов по храму Христа Спасителя для предоставления в ЮНЕСКО. Для этого была создана специальная группа, в которую вошли представители Московской патриархии, Управления по охране и использованию памятников правительства Москвы, Министерства культуры, Фонда финансовой поддержки восстановления храма, Моспроекта-2, Государственного архива и других департаментов. Возглавляет группу Управление по охране, а точнее — его директор Виктор Булочников. Непосредственно руководит подготовкой документов заместитель Булочникова Наталия Потапова (ею были оформлены документы в ЮНЕСКО на ансамбль Кремля и Красной площади, церковь Вознесения в Коломенском, Троице-Сергиеву лавру).
       Сегодня процесс "паспортизации" храма близок к завершению (корреспонденту "Коммерсанта-Daily" показали несколько объемистых папок с архивными документами, чертежами и техническими описаниями). Несмотря на это, г-жа Потапова отказалась сообщить окончательную формулировку обоснования включения храма в список ЮНЕСКО. Это и неудивительно — даже ей самой целесообразность внесения воссозданного храма Христа Спасителя в свод памятников мирового наследия представляется спорной.
       
Памятник категории "второй подлинности"
       На каких же основаниях новодельный храм может быть включен в список ЮНЕСКО? Независимые эксперты, прослышав о работе Управления охраны, в один голос заявили, что храм не удовлетворяет главному критерию — подлинности (под которой подразумевается подлинность проекта, материалов, техники исполнения и, наконец, сохранность окружающей среды).
       Как утверждает авторитетный эксперт в области реставрации, профессор МАРХИ, член-корреспондент Российской академии строительства и архитектуры Сергей Подъяпольский, "воссоздание заново полностью утраченных сооружений не может рассматриваться как реставрация, а сами вновь возведенные сооружения не являются памятниками архитектуры".
       С ним солидарен и директор Всероссийского института искусствознания Алексей Комеч: "Это сооружение не может быть никаким памятником, потому что это почти во всем новое строительство со всей его материальной структурой, с полным преобразованием фундамента".
       Если оправданием инженерной "отсебятины" до некоторой степени могут служить изменившиеся условия строительства (так, например, в результате взрыва первого храма и последующих строек исчез насыпной холм, на котором первоначально стоял храм) и современные требования эксплуатации зданий (скоростные лифты и новая отопительная система), то чем, кроме юбилейного аврала, могут объясняться радикальные отступления от оригинала в декоративной отделке здания?
       
"Декоративит" — новодел третьего порядка
       Скульптор Юрий Орехов, которому вместе с другими членами Российской академии художеств было поручено воссоздание скульптурного убранства храма, рассказал корреспонденту "Коммерсанта-Daily": "На изготовление гипсовых повторений крупномасштабных горельефов, украшавших фасады собора, комиссией по восстановлению храма нам было отпущено всего два с половиной месяца. К тому же в некоторых случаях мы вынуждены были пользоваться лишь крайне нечеткими снимками оригиналов, сделанными в резких ракурсах". Понятно, что это не позволяет говорить даже о тени "научной реставрации".
       И совсем уж не имеет к ней отношения материал, в котором были выполнены скульптуры. Речь идет о "декоративите", изобретении фирмы "Декор-Пластика" (подразделение "Дизайн-центра", которым руководит Зураб Церетели).
       По словам президента фирмы Симона Нижарадзе, аналогичный материал применяют при строительстве яхт и изготовлении торговых ларьков. Обращение к услугам "Декор-Пластики" можно объяснить только авральной спешкой и доверительными отношениями мэра с автором памятника Петру I. К тому же производственный цикл изготовления пластиковых копий-времянок (говорят, что в дальнейшем их заменят изготовленными из более солидного материала) занимает всего десять дней.
       Заверения изобретателей "декоративита" в его прочности и долговечности проверит время, а пока можно говорить лишь об одном его достоинстве — легкости: если скульптуры начнут разваливаться, то это будет грозить прохожим не травмами, а легким испугом.
       
О всемирно-историческом значении "новодела"
       "Декоративит" — лишь одно из доказательств того, что новодельный храм Христа Спасителя не может претендовать на подлинность. А следовательно, и на статус памятника архитектуры или памятника реставрационных работ.
       Это, кстати, охотно признает и г-жа Потапова: "Храм никогда не будет рассматриваться как ценный архитектурный объект, и он не будет датирован XIX веком — я противник того, чтобы воссозданные объекты датировать задним числом". Таким образом, все перечисленные в Парижской конвенции об охране всемирного культурного и природного наследия критерии уместно было бы обсуждать по отношению к произведению Константина Тона, но никак не по отношению к его новодельной версии.
       Что касается уникальности крестово-купольной конструкции бетонного монолита храма, то она более чем сомнительна, как и влияние храма на развитие современной архитектуры и монументального искусства — новшества, внесенные фирмой "Декор-Пластика" в технологию последнего, могут аукнуться разве что в оформлении новорусских дач.
       Что же остается? Остается только последняя номинация — памятник, связанный с историческими событиями, верованиями и идеями, имеющими "исключительную ценность для всего человечества". Однако и по этому пункту в аргументации сторонников присвоения храму статуса "всемирного наследия" нет достаточной ясности.
       
Мнимая величина
       "В нашей стране работы по восстановлению храма воспринимаются как объединяющий символ духовного возрождения нации, как свидетельство окончательного преодоления печального периода исторического беспамятства",— говорится в подготовленном Российской комиссией по делам ЮНЕСКО проекте письма в ЮНЕСКО за подписью Лужкова.
       Что следует понимать под "духовным возрождением нации"? Г-н Булочников считает, что "правительство поставило вопрос о рассмотрении возможности включения храма в список всемирного наследия ЮНЕСКО как памятника-символа духовного возрождения российского государства, поскольку русская православная церковь всегда была символом российской государственности".
       Если г-н Булочников имеет в виду восстановление после периода государственного атеизма столь же государственного православия, то он, наверное, забыл, что в нашей стране церковь пока еще отделена от государства.
       Странно также настаивать на исключительном месте храма Христа Спасителя в иерархии православных святынь, когда существуют (и, кстати говоря, уже признаны "всемирным наследием") такие памятники, как, например, соборы Кремля и Троице-Сергиевой лавры.
       Единственным убедительным доказательством исторического и культурного значения этого сооружения является его роль программного памятника возрождения в сегодняшней России великодержавных идей. Всемерная поддержка строительства храма со стороны властных структур свидетельствует о его и в самом деле исключительном статусе символа новой государственной идеологии. Только на этом — идеологическом — уровне можно говорить о близости нового храма Христа Спасителя к его прототипу.
       По мнению известного историка русской архитектуры, автора монографии о храме Христа Спасителя Евгении Кириченко, "Новый храм Христа Спасителя можно рассматривать как великий памятник духовному перевороту последнего десятилетия, который в своих основных положениях обнаруживает типологическое родство с концепцией 'официальной народности' эпохи Николая I, с ее тремя китами 'православие, самодержавие, народность'".
       Согласятся ли эксперты ЮНЕСКО признать эту триаду памятником? На этот случай в Конвенции существует специальный пункт, который дипломатично гласит, что несоответствие критериям "всемирного наследия" вовсе не означает отсутствия у того или иного объекта какой-либо другой "универсальной ценности" — символы не нуждаются в доказательствах.
       
Я памятник себе воздвиг незавершенный...
       В свод всемирного наследия включаются памятники материальной культуры, а не символические ценности. Идея занесения в этот реестр незаконченной постройки (возведение стен еще не означает завершенности сооружения) по своей абсурдности может быть сравнима только с существовавшей в пост-петровскую эпоху практикой зачисления на военную службу едва народившихся дворянских младенцев.
       Помимо здравого смысла, она противоречит и действующему в России Закону об охране памятников, согласно которому сооружение может быть признано памятником только по прошествии сорока лет с момента его возведения.
       Экс-заместитель министра культуры Михаил Швыдкой, назначенный теперь главным редактором общероссийского телеканала "Культура", считает, что, поскольку "прецедента такого рода в ЮНЕСКО еще не было, несоответствие храма формальным признакам, одним из которых является завершенность памятника, поставит Россию, если она предложит этот памятник для внесения в список всемирного наследия, в довольно глупое положение. Ввязываясь в такого рода процедуру, надо подумать о том, чтобы она увенчалась успехом, принесла славу России, а не оказалась досадным фиаско".
       Избежать фиаско можно довольно легко — отказавшись от этого проекта. Хотя бы до момента полного завершения работ в храме, замены всех "временных" элементов на постоянные.
       А еще лучше отложить решение этого вопроса на положенные законом лет сорок — возможно, к тому времени у храма Христа Спасителя появятся хоть какие-то основания претендовать на звание памятника архитектуры... Москвы 90-х годов XX века. Но не больше.
       
       МИЛЕНА Ъ-ОРЛОВА
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение