Коротко

Новости

Подробно

«Есть шансы стать ценовым эталоном в Европе»

Владелец Argus Эдриан Бинкс о перспективах Urals

от

Одним из двух глобальных ценовых агентств, рассчитывающих цены нефти в мире, является Argus, котировки которого — единственный индекс, используемый в контрактах при продаже морских партий российской нефти ВСТО. На вопросы корреспондента “Ъ” АЛЕКСАНДРА ГУДКОВА о перспективах изменения практики ценообразования на нефть Urals и другие сорта российской нефти ответил владелец Argus ЭДРИАН БИНКС, уже 28 лет возглавляющий совет директоров компании.


— Со вступлением в силу российского закона «О трансфертном ценообразовании» роль ценовых индексов для нефтяной промышленности России существенно возрастет. Какие последствия эти меры будут иметь для рынка? Потребуется ли какая-то корректировка методик оценки?

— Налогообложение всегда играло ключевую роль в нефтяной торговле. Во многих странах ставки налогов рассчитываются в привязке к ценам свободного спотового рынка с помощью индексов, публикуемых ценовыми агентствами. В 1970-х годах в Великобритании налоговые платежи нефтяных компаний были привязаны к ценам нефти на спотовом рынке, что послужило мощным толчком для развития рынка Brent. Компаниям стало выгодно торговать форвардными контрактами на открытом рынке, так как тем самым они формировали собственное налогообложение и хеджировали налоговые риски. До сих пор налоговый офис Великобритании при расчете налогообложения компаний использует котировки Argus и других агентств. Это существенно улучшает инвестиционный климат, так как компании понимают, что они платят налоги по рыночным ценам. Министерство экономики Бельгии использует котировки Argus для определения максимальных розничных цен на нефтепродукты. Служба управления минеральными ресурсами США использует наши котировки при продаже нефти, которую государство получает от недропользователей в качестве роялти. В Казахстане котировки Argus активно используются в трансфертном ценообразовании. Что касается России, то здесь министерство финансов с помощью публикуемых нами ценовых индексов рассчитывает ставки экспортных пошлин на нефть, нефтепродукты и сжиженный газ. Предполагаемая привязка трансфертных цен к рыночным котировкам также будет способствовать развитию российского рынка, увеличению ликвидности спотовых продаж и появлению общепризнанных ценовых индикаторов, которые смогут стать основой для развития торговли финансовыми производными и страхования рисков.

— Россия — крупнейший производитель нефти в мире, но очень немногие здесь представляют себе, как работает нефтяной рынок. Расскажите, как функционируют спотовый и форвардный рынки нефти, какие факторы оказывают влияние на изменение цены в каждом сегменте?

— Основой архитектуры нефтяного рынка является спотовый рынок физических поставок, цены на котором формируются соотношением спроса и предложения. Изменения объемов поставок, закупок и товарных запасов — вот основные факторы, влияющие на цены нефти и нефтепродуктов. Со спотовым рынком нефти тесно связан рынок производных финансовых инструментов, который позволяет продавцам и покупателям нефти страховать свои ценовые риски. Эти инструменты — свопы, фьючерсы и форвардные контракты — торгуются на бирже или на внебиржевом рынке. Стоимость деривативов выражается через дифференциалы — разницу между текущей и ожидаемой в будущем ценой. Если рынок оценивает форвардные контракты дороже текущих поставок, он находится в повышательной структуре (контанго). В ситуации, когда немедленные поставки стоят дороже форвардных (депорт, или бэквордейшн), участники рынка готовы платить премию за немедленные поставки относительно цен форвардных контрактов.

Разумеется, на величину дифференциала оказывают влияние затраты на хранение нефти и стоимость денег. Если ожидаемая цена в будущем покрывает стоимость хранения и кредита, трейдеры покупают нефть с тем, чтобы продать ее с поставкой в будущем. На бэквардированном рынке продавцы стараются избавляться от запасов по текущим высоким ценам. Такую структуру мы наблюдаем на рынке сейчас. За последние 12 месяцев рынок нефти столкнулся с целым рядом перебоев в поставках. Революции в арабских странах, война в Ливии, сокращение добычи в Северном море и пожар на НПЗ в Сингапуре ограничили предложение на рынке. При этом спрос на нефть продолжал расти в США, Китае и на Ближнем Востоке, и даже долговой кризис в Европе пока затронул лишь финансовую сферу, не отразившись на объемах потребления топлива.

— Какова ценовая взаимосвязь между «бумажным» и физическим рынками?

— С приближением к дате исполнения контракта форвардные и физические цены сближаются и за 21 день до даты отгрузки сходятся в одной точке. В этот момент открытая форвардная позиция превращается в обязательство поставить физическую нефть: «бумажный» Brent становится датированным. Трейдеры используют производные инструменты главным образом для страхования своих ценовых рисков при покупке или продаже физического товара. Поэтому чаще всего они закрывают свои форвардные или фьючерсные позиции, не дожидаясь физической поставки. В отличие от других финансовых рынков, нефтяные деривативы опираются на прочную физическую базу — реальный товар с реальной ценой. Поэтому тут нет тех системных рисков, которые характерны, например, для рынка акций. На рынке нефти любой форвард и фьючерс к моменту исполнения придет к физической цене, которая формируется спросом и предложением.

— Использует ли Argus цены контрактов на разницу (CFD) при расчете своих котировок?

— При оценке Urals — нет, а в котировках североморской нефти используем. Датированный Brent торгуется с премией или скидкой к форвардной цене. Размер этого дифференциала отражают контракты на разницу — краткосрочные свопы, используемые при хеджировании физических поставок.

— Как вы оцениваете перспективы ценообразования российской нефти на западных направлениях экспорта в связи с падением добычи североморского сырья, традиционно являющегося ценовым эталоном в этом регионе?

— Добыча нефти в Северном море падает, и рынок заинтересован в расширении физической базы ценового эталона Brent. С этой целью в 2003 году корзина сортов, формирующих североморский эталон, была расширена до четырех: Brent, Forties, Oseberg и Ekofisk (BFOE), самый дешевый из которых устанавливает ценовой маркер. Но и этого уже недостаточно для надежного определения цены. В августе из-за остановок месторождений и трубопроводов количество партий сырья на рынке упало с обычных 25–30 до 17. Сейчас рынок пытается увеличить количество сделок, которые учитываются при определении цены, за счет расширения периода поставки североморских сортов. Сейчас при расчете котировки датированного Brent учитываются цены сделок, заключаемых в период от 21 до 10 дней до даты отгрузки. В начале следующего года контракты будут заключаться за 10–25 дней до даты отгрузки. Однако и это всего лишь временная мера, не способная предотвратить снижение добычи в Северном море.

Крупнейшим потоком на европейском нефтяном рынке давно является не североморское сырье, а российский сорт Urals. При этом цены на него определяются относительно Brent. Поставки из России в Европу будут только увеличиваться. В следующем году после запуска трубопровода БТС-2 они могут превысить 85 млн т в год. Со временем у Urals есть очень серьезные шансы стать ценовым эталоном в Европе. Я лично хотел бы, чтобы это произошло как можно скорее. Однако западные компании, работающие на Северном море, не заинтересованы в превращении Urals в бенчмарк. Их устраивает текущая ситуация, где они фактически контролируют ценообразование, являясь одновременно операторами поставок сырья с североморских месторождений и крупными покупателями этой нефти. Но по мере роста экспорта Urals и развития инфраструктуры позиции этого сорта на рынке будут только укрепляться. Так, например, создание в Роттердаме крупного нефтетерминала для российской нефти будет способствовать развитию рынка нетанкерных партий Urals на условиях fob, что увеличит ликвидность и создаст надежную основу для развития торговли производными инструментами.

Сегодня Urals уже более привлекательна для европейских НПЗ, чем, например, североморская нефть Forties. Российский сорт позволяет получать больше востребованных рынком средних дистиллятов и меньше не пользующейся спросом нафты. Надеюсь, что со временем цены на нефть в Европе будут рассчитываться относительно наиболее представительного сорта — российской Urals.

— Я правильно понимаю, что рынок возражает против превращения Urals в ценовой эталон, так как ее поставки контролируются государственной компанией «Транснефть» и поэтому подвержены политическим рискам?

— Я думаю, что политические риски в данном случае несколько преувеличиваются. «Транснефть» давно зарекомендовала себя надежным оператором самой большой в мире трубопроводной системы. Основной проблемой для компаний, возражающих против превращения Urals в европейский эталон, являются не политические риски, а то, что Brent является основным инструментом хеджирования ценовых рисков в бассейне Атлантики. Компании настолько завязаны на эту систему, что изменить ее и перейти на Urals им будет очень сложно — долго, дорого и рискованно. Операционные причины здесь имеют гораздо большее значение, нежели возможные политические риски.

— Нет ли в этой связи у Argus планов добавить Urals в корзину BFOE?

— Против этой идеи у компаний также найдутся серьезные возражения. Дело в том, что Brent и Urals отличаются по качеству. Североморские сорта — легкие и малосернистые, а Urals — среднесернистая нефть более высокой плотности. Кроме того, качество Urals может со временем ухудшаться. Многие страны в регионе производят нефть похожего качества и уже ориентируются на котировки российского сырья при определении цен. Поэтому мы, как ценовое агентство, предпочли бы, чтобы Urals стала самостоятельным ценовым эталоном.

— Вы сказали, что Urals котируется в привязке к Brent. Какова ваша методика оценки Brent? Насколько я знаю, Argus не использует методику определения цен в собственном торговом окне на момент закрытия рынка?

— На физическом рынке мы не ограничиваемся сделками, заключенными в определенном временном интервале на какой-либо торговой платформе, а оцениваем всю торговую активность в течение дня. Например, при определении цен на Urals мы учитываем сделки на рынке cif (с доставкой в порт покупателя) в Северо-Западной Европе, а также тендерные продажи российских компаний, приведенные к этим стандартным условиям поставки. При этом мы не пользуемся собственными платформами для сбора информации, так как, на наш взгляд, это ограничивает ликвидность рынка.

Ряд компаний по своим внутренним правилам не размещают торговую информацию на таких платформах или в торговых «окнах». В результате цены сделок в окне часто отличаются от цен сделок, заключаемых контрагентами напрямую. Наша методика предполагает более широкий охват рынка — мы напрямую общаемся с продавцами и покупателями и при расчете котировок используем информацию обо всех известных нам сделках.

— Что можете сказать про оценку нефти ВСТО?

— Концептуально мы также хотели бы, чтобы российский сорт «Смесь ВСТО» стал бы региональным ценовым эталоном в будущем. Сейчас ВСТО продается с дифференциалом к котировкам нефти Dubai, так же как Urals продается с дифференциалом к Brent. Размер этого дифференциала определяется такими факторами, как качество нефти, конъюнктура рынка и сроки поставки. Так, например, нефть ВСТО продается за 30–75 суток до даты отгрузки, а Urals на северо-западе — за 10–20 дней. Что касается конъюнктуры, то сейчас в Азии и во всем мире наблюдается высокий спрос на средние дистилляты (газойль, дизельное топливо, керосин). Соответственно, растет и ценность тех сортов сырья, которые дают больший выход этих нефтепродуктов.

— Насколько ваша методика защищает котировки от искажений? Не возникает ли у компаний желания предоставлять ценовым агентствам ложную информацию с целью завысить или занизить цену контракта?

— Попытки искажения цен случаются достаточно редко, и они очень заметны. Мы стремимся минимизировать возможность таких искажений. При расчете котировки специалисты Argus могут не учитывать данные о сделках или уровнях спроса и предложения, которые, по их мнению, не отражают консенсуса участников рынка.

Это могут быть продажи продукта, отличающегося от стандартных спецификаций, или неподтвержденные данные, распространяемые с целью исказить публикуемые котировки. Компании не обязаны предоставлять ценовым агентствам всю коммерческую информацию, но на развитых рынках уровень открытости довольно высок, поскольку игроки заинтересованы в том, чтобы используемые ими же в контрактах котировки отражали реальное положение дел на рынке.

— Как оцениваете идеи организовать торговлю ВСТО на бирже в Сингапуре с последующим переносом торгов в Россию?

— Чтобы построить биржевой рынок фьючерсов, необходимо сначала иметь ликвидный рынок физического товара. Рынок ВСТО сегодня недостаточно ликвиден. В месяц грузится примерно 13 танкерных партий по 100 тыс. т, причем основные объемы реализуются в течение нескольких дней после выхода позиционного графика в порту Козьмино. Чтобы повысить ликвидность этого рынка, в первую очередь необходимо увеличить объем поставок. Это произойдет уже в следующем году с запуском второй очереди трубопровода Восточная Сибирь—Тихий океан.

Затем необходимо увеличить возможности для хранения нефти. Складских мощностей в порту Козьмино пока хватает лишь для перевалки поступающего туда сырья. Чтобы дать трейдерам в полной мере возможность использовать рыночную конъюнктуру, емкостной парк должен быть увеличен как минимум втрое. Наконец, если мы хотим обеспечить развитие рынка, то на нем должно расти количество продавцов и покупателей.

Сегодня нефть ВСТО покупают переработчики в Азии и на западном побережье США в качестве дополнения к своей основной сырьевой корзине, состоящей, как правило, из ближневосточных сортов. С увеличением объемов поставки заводы начнут покупать ВСТО как основной сорт. В этом случае у них возникнет необходимость хеджировать свои ценовые риски. Сейчас основные ценовые риски продавцов и покупателей — это колебания цены на эталонный сорт Dubai. Поэтому хеджирование может осуществляться с помощью производных инструментов (фьючерсов или свопов) на нефть Dubai. Для того чтобы запустить рынок деривативов на ВСТО, эта нефть должна продаваться по фиксированной цене, а не в привязке к котировке Dubai. В этом случае риск переместится от котировок Dubai к котировкам ВСТО, и участники рынка сами создадут производные инструменты на той бирже, на которой им будет удобнее это сделать.

На мой взгляд, шансы на превращение ВСТО в ценовой эталон в Азиатско-Тихоокеанском регионе достаточно высоки. Дело в том, что объем поставок нефти Dubai на свободный рынок очень невелик — в среднем около трех грузов в месяц, а добыча этого сорта падает. Кроме того, танкерная доставка нефти из Персидского залива в Японию занимает 3–4 недели, а доставка ВСТО занимает всего 2–3 дня. В результате покупатели ближневосточной нефти несут дополнительные ценовые риски. Рынок АТР находится в поиске надежного ценового эталона, которым вполне может стать смесь ВСТО после увеличения поставок в конце 2012 года.

— Как российское правительство и нефтяные компании могут способствовать формированию смеси ВСТО как ценового эталона в Азиатско-Тихоокеанском регионе?

— Самое главное — гарантировать стабильность поставок, качества и налоговой системы. Необходимо развивать инфраструктуру для транспортировки и хранения нефти. Покупатели должны быть уверены, что они получат сырье в достаточном объеме вне зависимости от изменений политической конъюнктуры.

Потребители должны получать достоверную информацию о планируемых изменениях в объемах и качестве поставляемой нефти. Современная нефтепереработка может достаточно быстро адаптироваться к изменениям качества сырья, но они должно быть предсказуемыми. Азиатские переработчики очень консервативны и предпочитают работать с теми поставщиками, которые предупреждают их о таких изменениях заранее.

Необходима прозрачная и предсказуемая налоговая система, мотивирующая компании разрабатывать сложные и удаленные месторождения и гарантирующая им возврат инвестиций. Насколько мне известно, российское правительство работает над усовершенствованием налоговой системы, предполагающим переход к дифференцированному налогообложению проектов на разных этапах их прибыльности.

Кроме того, на случай возникновения конфликтов необходима прозрачная судебная система. Участники рынка должны быть уверены, что в случае каких-либо конфликтов они могут рассчитывать на справедливое решение суда. Если эти условия будут выполнены, российская нефть сможет стать ценовым эталоном как на Востоке, так и на Западе.

Комментарии
Профиль пользователя