Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 5

 Розенбаум


"Бог меня создал, чтобы я стал предпринимателем"

Говорил про себя Вадим Розенбаум
       Вчера наша газета сообщала о смерти 34-летнего российского предпринимателя Вадима Розенбаума. Сегодня спецкорреспонденты "Коммерсанта-Daily" МАКСИМ Ъ-СТЕПЕНИН и ДМИТРИЙ Ъ-ПАВЛОВ рассказывают о его жизни.
       
Убийцы зашли через балкон
       В воскресенье Розенбаум и несколько его деловых партнеров вернулись в Ойрсхот из деловой поездки по Израилю. Розенбаум поднялся на второй этаж особняка, купленного им еще два года назад, и не раздеваясь лег спать. Утром к завтраку он не вышел. Обеспокоенные друзья нашли Розенбаума в спальне с простреленной головой. Несмотря на то что дом был оборудован современной сигнализацией и там помимо Розенбаума находилось еще шесть человек, убийц никто не видел и выстрелов не слышал. Полицейские установили, что преступники забрались через открытую балконную дверь. Голландские газеты посвятили этому убийству большие публикации с пространными размышлениями о зверствах "русской мафии". Ни одна из них, правда, не содержала информации о российском этапе жизни Розенбаума. А он весьма интересен и поучителен.
       "Бог меня создал, чтобы я стал предпринимателем. У меня есть организаторские способности, и я могу повести за собой",— говорил про себя Розенбаум. Его дед был академиком. Мать с консерваторским образованием. Отец — кандидат наук. Сам он окончил в Москве немецкую физико-математическую спецшколу, два курса института инженеров гражданской авиации, три курса Гнесинского училища.
       После Гнесинки сразу стал замдиректора музыкального училища имени Ипполитова-Иванова. Потом работал помощником режиссера, ассистентом режиссера, директором программ одного из отделов в "Росконцерте". Был антрепренером у Пугачевой, сотрудничал с Тухмановым, с "Машиной времени" и др. "Да все они меня знают — вы спросите",— говорил он корреспонденту "Коммерсанта-Daily" весной нынешнего года.
       В 1986 году у Розенбаума возникли неприятности из-за какого-то уголовного дела, связанного с деятельностью "Росконцерта". Восемь месяцев он работал грузчиком. Когда надоело, вступил в кооператив. Чтобы оплатить взнос, Розенбаум продал квартиру и переселился в коммуналку. Однако долго он там не проработал — кооператив разорился и Розенбаум остался ни с чем. Следующее предприятие оказалось более успешным. Розенбаум продал свои "Жигули" и организовал кооператив "Фонд". Ему удалось привлечь к работе своей фирмы весьма влиятельных людей, благодаря протекции которых кооператив "Фонд" стал в СССР первым частным предприятием, которому была выдана лицензия на экспортно-импортные операции и открыт валютный счет.
       Но именно с деятельностью кооператива "Фонд" связана первая версия о возможных причинах убийства Розенбаума. Она была выдвинута сотрудниками московского РУОПа.
       
Солнцевские друзья Розенбаума
       Вскоре после открытия кооператива "Фонд" к Розенбауму явились некие бандиты и потребовали денег. Розенбаум испугался и попросил своего приятеля найти надежную "крышу". Тот и познакомил Розенбаума с солнцевскими "авторитетами" Сергеем Михайловым (Михасем), Виктором Авериным (Аверой-старшим), Евгением Люстарновым (Люстариком) и Сергеем Тимофеевым (Сильвестром). "Солнцевские" успокоили Розенбаума, добавив, что за спокойствие надо платить. Розенбаум согласился и сблизился с братвой.
       Платой за услуги явились две автомашины Volvo, приобретенные для Михася и Аверы германским партнером Розенбаума. Такую же машину вскоре получил и Сильвестр, который просто пригрозил предпринимателю расправой.
       Потом Розенбаум и вовсе ввел своих избавителей в штат кооператива с высокой по тем временам зарплатой — от тысячи рублей в месяц. Михайлов стал начальником отдела снабжения, Аверин — заместителем председателя кооператива по спортивно-оздоровительной работе, а Люстарнов — директором-распорядителем. Кроме этой троицы охранниками стали еще пятеро солнцевских "братков".
       Тем временем сотрудники ОБХСС заподозрили Розенбаума в хищениях. Была изъята вся финансовая документация кооператива. Милиционеры сразу обратили внимание на знакомые фамилии солнцевских "авторитетов". Розенбауму был предложен выбор — либо он садится в тюрьму, либо дает показания на свою "крышу" и из обвиняемого становится свидетелем. Розенбаум выбрал последний вариант. Его выпустили из следственного изолятора, где он провел четыре месяца, а Михась, Авера, Люстарик и Сильвестр остались сидеть. Им предъявили обвинение в вымогательстве иномарок.
       Свобода, впрочем, стала для председателя "Фонда" началом нового кошмара. На него вновь "наехали" с требованием отказаться от показаний. В итоге Розенбаум так и сделал. Против Михася и компании дело было прекращено за недоказанностью. Инцидент, правда, никак не отразился на взаимоотношениях Розенбаума и "солнцевских". Бизнесмен часто встречался с Михасем и даже был у него на новоселье. "Фонд" потихоньку умер, а вместо него Розенбаум организовал новую фирму "Форс".
       Однако история с солнцевской "братвой" получила неожиданное продолжение. После ареста Михася в октябре прошлого года в Швейцарии, местные судебные инстанции запросили из России материалы на солнцевского "авторитета". Прибывший в Женеву в качестве свидетеля офицер московского РУОПа помимо прочего подробно остановился на взаимоотношениях Михася и Розенбаума. По некоторым сведениям, эти данные всерьез заинтересовали швейцарцев и даже рассматривался вопрос о вызове Розенбаума в суд для дачи показаний. Как считают милиционеры, с большой долей вероятности можно утверждать, что Розенбаума убрали как опасного свидетеля. Ведь один раз он уже давал показания.
       
Кооператив меняет "крышу"
       В 1990 году был зарегистрирован новый кооператив "Форс" (в нем работало несколько тысяч человек), а у Розенбаума появились новые проблемы. За три года работы "Форса" погибло три начальника охраны. Первого взорвали в машине. После него охрану "Форса" возглавил боксер, картежник и балагур Геннадий (фамилия по ряду причин не разглашается). Именно благодаря ему Розенбаум познакомился с влиятельным "вором в законе" Павлом Захаровым (Цируль), и тогда же на работу в "Форс" устроилась жена "авторитета" коптевской бригады Бориса Ястребцова (Боря Ястреб) — одного из ближайших друзей Цируля. Вор с "авторитетом" и стали новой "крышей" предпринимателя (которого они звали Пузо), хотя, по данным РУОПа, Розенбаум не прерывал связей и с солнцевской "братвой".
       Изрядно осложнило жизнь Розенбауму стремление Цируля взять под свой контроль каналы поставки в Москву наркотиков. Весной 1990 года крупную партию дешевого колумбийского кокаина получили пушкинские бандиты, а необходимые для его покупки $400 тыс. Цируль рассчитывал взять в "Форсе". Но была проблема: такое количество наличности находилось в одном из зарубежных банков, и забрать ее можно было только с согласия казанского партнера Розенбаума. "Обработать" последнего как раз и поручили Геннадию, но тот, опасаясь мести казанских бандитов, в последний момент отказался. Сделка сорвалась. Вскоре Геннадий вместе с Цирулем ночью явился домой к Розенбауму. О чем шел разговор, неизвестно, но начальник охраны и "вор в законе" ушли от предпринимателя вместе.
       Той же ночью неподалеку от дома Розенбаума был найден труп Геннадия. Цируль сразу улетел в Крым, вслед за ним, как рассказывают милиционеры, отправилась и жена Бори Ястреба. Розенбаума же долго таскали на допросы по этому делу. Но никаких улик против него (как, впрочем, и против Цируля) не нашли, и дело было прекращено.
       В следующем году из окна своей горящей квартиры выпал очередной начальник охраны. Но тот был законченным наркоманом и пьяницей и в беспамятстве сам устроил поджог.
       Между тем ходили слухи, что Цируль с помощью Розенбаума организовал досрочное освобождение из Тулунской тюрьмы Вячеслава Иванькова (Япончика). Но вскоре Цируль разругался с ними обоими, а в конце 1994 года сам угодил за решетку. Причем в беседах не для протокола вор рассказывал следователям и писал в своих записках на волю, что его посадку профинансировал как раз Япончик. И якобы опять через Розенбаума. Сам Розенбаум в беседе с корреспондентом "Коммерсанта-Daily" свое знакомство с обоими ворами не отрицал: "Мы оказывали друг другу взаимные услуги. Но выдумки Цируля — полный бред. Да и к освобождению Япончика я никакого отношения не имею". Категорически отрицал он и свою причастность к любым сделкам с наркотиками, причем его жена Ирина готова в этом поклясться: "Это категорически исключено — он слишком любил людей, хотя и натерпелся от них".
       Так или иначе, но в 1992 году Розенбаум отошел от дел "Форса" и организовал СП "Вена", а через два года зарегистрировал российско-голландское СП "Тирол". Обе фирмы занимались международными грузовыми автоперевозками и активно вели благотворительную деятельность. "Вена" даже была спонсором российской женской баскетбольной команды, которая на Олимпиаде в Барселоне заняла первое место, а "Тирол" построил в Москве детский сад и раздавал бесплатные обеды ветеранам Отечественной войны. Эти две фирмы опекала уже армянская "бригада", но, как рассказывал сам Розенбаум, после убийства в 1994 году "вора в законе" Гоги Ереванского бандитских "крыш" у его предприятий больше не было. И тут у бизнесмена начались самые крупные проблемы — на него "наехали" сотрудники ФСБ. Коммерсант попытался укрыться от них в Голландии. Но не смог: он постоянно говорил, что его вот-вот "достанут", и его "достали", но кто — неизвестно.
       
Вадим Розенбаум: ФСБ хочет меня убрать
       В Голландию Розенбаум переехал в ноябре 1994 года. "Мы бежали от надоевших бандитов, милиционеров и чекистов",— говорит Ирина Розенбаум.
       Но в России события вокруг его фирмы следовали одно за другим. В декабре того же года по обвинению в контрабанде был арестован начальник брянской таможни генерал Анатолий Люлин. Сотрудники "Вены" и "Тирола", которые возили грузы через этот пост, показаний против генерала не дали, и тогда брянские милиционеры зачастили в московский офис "Тирола". Так продолжалось до мая 1995 года, дело Люлина стало разваливаться. И тут пристальный интерес к фирме появился у сотрудников УФСБ по Москве и области. Сначала Вадим Розенбаум решил, что их появление вызвано его невольным вмешательством в межведомственную борьбу между таможней, МВД и ФСБ.
       Однако все оказалось намного сложнее. В середине лета 1995 года, как утверждал Розенбаум, ему позвонил некий Костя, который представился сотрудником ФСБ. Он потребовал $1 млн. При этом сказал, что через десять дней сумма удвоится, а через две недели он наглядно продемонстрирует свои возможности. Аудиозаписи этих угроз московские сотрудники Розенбаума, по их словам, в прошлом году передали в ФСБ и в ГУВД Москвы (ответа они не получили).
       Косте отказали. "Мы не понимали, кто и за что требует деньги,— говорит Ирина Розенбаум.— Однако все вышло так, как говорил Костя". Через две недели в офис "Тирола" нагрянула налоговая полиция, возглавлял которую полковник ФСБ Владимир Кабанов. "Он нам представился как наш 'куратор от ФСБ'",— рассказывают в "Тироле".
       Налоговая полиция изъяла все документы и арестовала все счета "Тирола". В тот же день, как утверждал Розенбаум, опять позвонил Костя и поинтересовался, достаточно ли убедительно все это для гендиректора.
       Оказалось, что неубедительно: в арбитражном суде фирма доказала необоснованность действий полиции. "Но с тех пор наша деятельность была парализована,— рассказывал Вадим.— Пришлось мне встретиться с этим Костей несколько раз. На бандита не похож, замашки явно кагэбэшные. От меня он ничего не добился и тогда стал угрожать убийством. А в Москве сотрудники ФСБ стали рассылать письма с требованиями санкций в отношении 'Тирола' в Московское таможенное управление (МТК)".
       Репрессии не заставили себя ждать. В МТК и ФСБ возбудили несколько уголовных дел о контрабанде, которой якобы занимается фирма "Тирол". Причем, как рассказывал корреспонденту "Коммерсанта-Daily" отец Вадима Григорий Розенбаум, в деле фигурировали даже какие-то эпизоды о перевозке грузовиками фирмы наркотиков. Их якобы прятали в голландских цветах. Уголовные дела потом закрыли, но и от фирмы практически ничего не осталось.
       А между тем Вадим Розенбаум организовал в Голландии другую фирму — "Лорит трэйд" (обратное прочтение названия "Тирол"), и тут у него случился еще один конфликт. На этот раз с Национальным фондом спорта России (НФС) из-за шести грузовиков с сигаретами фирмы "Рейнолдс Тобакко", которые его фирма не довезла до получателя. В итоге дело замяли, а ущерб возместила сама "Рейнолдс Тобакко", которая, как оказалось, сама что-то была должна Розенбауму. Однако после этого он упорно стал настаивать на том, что все угрозы в его адрес идут именно от НФС. В фонде над этим просто посмеялись, а коммерсант вернулся к прежней версии о вымогательстве у него денег сотрудниками ФСБ.
       К трагической развязке вся эта эпопея приблизилась осенью прошлого года. В сентябре в подмосковном городке Лобня был зарезан отец коммерсанта Григорий Розенбаум. Сделано это было профессионально: специально натасканный питбультерьер Розенбаума был убит одним ударом ножа, а его хозяин двумя ударами финки в голову. Нож вытащили с трудом.
       Через полтора месяца в собственном подъезде в Москве застрелили президента "Тирола" Виктора Титова. "Ко мне подбираются,— сказал тогда Вадим Розенбаум.— Хотят в Россию меня вытащить, но я не поеду". Как сказала его жена, он взял и с нее слово после его смерти не уезжать в Россию: "Он за детей боялся и за меня".
       
Голландцы опасаются, что ими правит русская мафия
       В Голландии же после убийства Вадима Розенбаума разразился политический скандал. Дело в том, что Розенбаум, по признанию его адвоката Трипелса, последние три года был осведомителем голландской полиции. Он настойчиво добивался вида на жительство, но безуспешно. Между тем, как сказал Трипелс, два сотрудника Розенбаума "без проблем получили вид на жительство и право постоянной работы в Голландии". Но сам он, "незаменимый для своего предприятия", такого разрешения добиться не мог.
       Сопровождался отказ весьма странными обстоятельствами. Розенбаум заявил голландской прессе, что некий сотрудник ФСБ, которого он знал под именем Ильич, дважды его предупреждал о том, что на очередное прошение иммиграционные службы ответят отказом. "Так будет до тех пор, пока ты нам не заплатишь",— якобы говорил Ильич. Розенбаум не платил, и ему, действительно, дважды отказывали. Причем не помогли даже ходатайства полицейских Эйндховена (Ойрсхот, где проживал Розенбаум, его пригород). Летом прошлого года они хлопотали перед министерством юстиции своей страны за русского коммерсанта. Причем ссылались на то, что тот является ценным источником информации по восточноевропейской мафии и находится в опасности. В минюсте Голландии, как сообщает местная пресса, вроде бы даже согласились, но тут вмешалось министерство экономики, и прошение полицейских завернули.
       Так или иначе, но теперь парламентарии хотят знать, почему Розенбаум не получил не только права на проживание в Голландии, но и просто защиты (о чем, кстати, по утверждению адвоката, тоже просил). И правда ли, что русская мафия проникла и во властные структуры их тихой страны? Вероятно, эта тайна так и умрет в земле Ойрсхота — именно там Вадим Розенбаум будет завтра похоронен.
       

Комментарии
Профиль пользователя