Коротко

Новости

Подробно

Борис Березовский vs Роман Абрамович

Онлайн-репортаж из Высокого суда Лондона. Часть 9

от

В Высоком суде Лондона продолжились слушания по иску Бориса Березовского к Роману Абрамовичу. Вчера под конец дня присягу принес Алексей Григорьев (племянник Александра Смоленского, экс-сотрудник банка СБС). Этот свидетель интересен тем, что в марте 2009 года был допрошен по уголовному делу, возбужденному в России в отношении Бориса Березовского. Следователя, по словам господина Григорьева, интересовал кредит, полученный «Руникомом» (компания господина Абрамовича). Пока адвокатам истца удалось подтвердить только то, что показания свидетеля, данные Генпрокуратуре на допросе в 2009 году и представленные сейчас в Высокий суд, расходятся. Среди них – факт знакомства господина Григорьева с Романом Абрамовичем. За ходом процесса следила корреспондент "Ъ" АННА ЗАНИНА.


19:48 Заседание закончено — завтрашнее слушание начнется с допроса Дерипаски. Точное начало заседания определят адвокаты, но планируется начать не раньше 17:30 мск.

19:47 Судья: "Хорошо, что мы делаем завтра?" Сампшн: в 18:00 мск Дерипаска будет давать показания по видеосвязи из Нью-Йорка. Кроме того господин Хаузер будет давать показания в начале недели. По поводу показаний Дерипаски и Хаузера — некоторые вопросы к ним будут касаться адвокатской тайны. Поэтому, нужно чтобы был подготовлен (видимо, стороной Березовского. — "Ъ") письменный перечень вопросов, на которые будет распространяться адвокатская тайна, их нужно подготовить сегодня и завтра с вами (судьей. — "Ъ") обсудить, какие вопросы будут к этой тайне относиться". Судья: "Мне нужно, чтобы у меня было время на рассмотрение этих вопросов". Сампшн: "Если проблемы с адвокатской тайной будут, то они будут касаться в основном Хаузера. Хаузер не может рассказывать сведения от Дерипаски, полученные в рамках оказания им услуг адвоката". Судья: "То есть завтра утром свидетелей нет?" Сампшн: "Свидетелей нет". Сампшн пояснил, что Олег Дерипаска будет говорить на русском: "У Дерипаски очень хороший английский, но его основной язык — все-таки русский, поэтому он не хотел бы рисковать, давая показания на иностранном для него языке". Сампшн добавил по поводу Дерипаски, что раньше они начать не смогут: только около 17:30 мск завтра будет включен медиа-мост. Судья: "Хорошо. Спасибо вам, господин Таненбаум".

19:38 Сампшн: "Свидетель де Корт (Андрей де Корт, юридический советник компании MHS Services (бывшая Millhouse Capital UK Ltd), который, в частности, представлял интересы Романа Абрамовича на процессе по слиянию ЮКОСа и "Сибнефти". — "Ъ") будет выступать, он сможет дать показания не раньше понедельника".

19:37 Сампшн: "Мы не будем ссылаться на заявления Фомичева, поскольку не намерены вызывать его в качестве свидетеля". Рабинович: "Пока мы не будем ничего делать, мы прочитаем протокол и потом что-то решим".

19:36 Теперь Сампшн: "Есть три заявления от Фомичева, которые не включены в свидетельсткие показания, потому что мы не хотели вызывать Фомичева по целому ряду причин, не буду говорить каких".

19:35 Рабинович: "То есть об этом никто никогда не говорил, беспокоясь о Фомичеве и поэтому Фомичев не дает показания?" Тененбаум: "Да". Рабинович: "Я хочу сказать, что это не соответствует действительности".

19:33 Продолжаем. Рабинович: "Когда это имело место (передача записки с угрозами. — "Ъ")?" Тененбаум: "Точно не помню, несколько месяцев назад. Это была SMSка. У юристов это, возможно, где-то записано. Фомичев показал нам со Швидлером текст этой SMS и сказал, что это от Березовского". Рабинович: "Что именно говорилось в этой SMS?" Тененбаум: "Что-то такое "я знаю, что вы помогаете ему, я за вами слежу, я слушаю ваши телефонные переговоры, и в конце что-то такое было вроде "я — доктор зло". Рабинович: "То есть Березовский так подписался "доктор зло"?" Тененбаум: "Ну да". Рабинович: "Почему раньше вы об этом не говорили? В ваших показаниях этого нет, и в показаниях Швидлера". — "Потому что Фомичев боялся, как мы могли на него ссылаться". Рабинович: "Вы все это сочиняете, это все придумано вами".



19:26 Сампшн делает какие-то пометки в своих документах.

19:26 Перерыв еще не закончен — судья пока не вернулась.

19:25 Березовский сейчас поцеловал Горбунову в щеку — первое проявление нежности в зале суда.

19:24 В перерыве Роман Абрамович, похоже, созвонился с кем-то насчет этого заявления Фомичева. Березовский уже успокоился, обсуждает со своими — чему-то улыбается.

19:23 Получился такой испорченный телефон. Фомичев сказал об угрозах (со стороны Березовского. — "Ъ") Швидлеру, а Швидлер передал это Тененбауму, который сейчас в суде это озвучил.

19:13 Здесь судья объявила перерыв на 10 минут.

19:13 Тененбаум, отвечая на вопрос Рабиновича (он решил снова спросить свидетеля. — "Ъ") рассказал о причине, почему Фомичев не дает показания в суде. По словам Фомичева, Березовский передал ему записку с угрозами, и Фомичев испугался за свою безопасность и поэтому решил не давать показания здесь. Стан Березовского на этих словах всполошился — Борис Абрамович всплеснул рукой, а парень, сидящий по правую руку от Березовского за его столом (это не охранник, он сидит там каждый день. — "Ъ") встал и срочно пошел к адвокатам истца (они сидят на 2 ряда ближе к судье. — "Ъ") и что-то им сказал.



19:07 Сампшн: "Были ли 50% акций Абрамовича акциями на предъявителя, и что об этом знал Кертис?" Тененбаум: "Я не вижу, чтобы в записках Кертиса что-нибудь говорилось о статусе акций".

19:04 Тененбаум подтвердил, что его основной язык английский, а у Патаркацишвили был хороший русский, но признал, что акцент, конечно, у Бадри был. "Но акцент — это такая вещь, я когда в Йоркшире был — я вообще ничего не понимал", — добавил Тененбаум. Смех в зале.

Сампшн спросил, как были сделаны записки Кертиса. Тененбаум: "Фомичев мне сказал, что записку Кертис сделал после того, как я ушел. И вроде бы эта записка была продиктована господином Патаркацишвили". Сампшн: "Откуда вы знаете, что записка была продиктована им?" Тененбаум: "Это сказал Фомичев господину Швидлеру". Свидетель добавил, что если бы он увидел, как Кертис записывает что-то на встрече в Грузии, он попросил бы посмотреть этот документ и проверить, что именно он написал. Сампшн: "В августе 2003 года что в вашем понимании были акции компании на БВО?" Тененбаум: "Я бы сказал, что это были не торговые акции".

18:57 Сампшн: "Цель вашей поездки в Грузию в 2003 году?" Тененбаум: "Абрамович попросил меня поехать и обсудить футбол". Сампшн: "Что конкретно вы должны были обсуждать о футболе с Бадри?" Тененбаум: "Обсудить "Челси"". Сампшн: "Абрамович просил обсудить вас что-нибудь, касающееся алюминия?" Тененбаум: "Нет".

18:56 Рабинович передал эстафету Сампшну.

Киа Джурабчиан, 1999 год

Киа Джурабчиан, 1999 год

Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

18:55 Тененбаум: "Никакого соглашения не было, что Патаркацишвили был акционером (алюминиевых активов. — "Ъ") с марта 2000 года.

18:55 Рабинович: "Согласны ли вы, что был вопрос, было беспокойство, отражать ли в документах в качестве собственников и Бадри, и Березовского?" Тененбаум: "Беспокойство в том, что они не были акционерами".

18:53 Проснулся.

18:52 Березовский, похоже, задремал.



18:50 Рабинович: "Кертис пишет, что если бы был документ, подтверждающий владение Березовским и Патаркацишвили 25% "Русала", это бы соответствовало действительности, ведь так?" Тененбаум: "Нет".

18:48 Холдинг на БВО был структурирован 50 на 50 (структура владения "Русалом", половина у Дерипаски. — "Ъ").

18:46 Кертис пишет, что в тот период законодательство БВО было изменено в связи с этим возникла проблема.

18:44 Таненбаум: "В чем проблема, если акции являются акциями на предъявителя — в чем тут проблема?"

18:43 Рабинович снова цитирует из записок Кертиса слова Таненбаума, что он не занимался регистрацией "Русала", на каком-то этапе консультировал по поводу размещения акций компании на бирже.

18:42 Рабинович: "Там написано, что вы сказали, что акции БВО — были акциями на предъявителя". Тененбаум: "Я знал нечто противоположное, так как уже в мае был зарегистрирован холдинг "Русал"".

18:40 Березовский с удовольствием слушает своего адвоката.

18:37 Адвокат цитирует оттуда про людей, владеющих алюминиевыми заводами, Кертис пишет, что это были акционеры "Сибнефти", называя их — Борис, Бадри и Роман, при этом Кертис распределяет доли так — 25% Борис и Бадри, 25% — Роман.

18:34 Рабинович вновь обращается к запискам Кертиса.

18:33 Тененбаум напоминает, что у Патаркацишвили был тбилисский футбольный клуб, которым он владел с 2001 года. Это, видимо, должно подтвердить, что их разговор в 2003 году в Грузии вполне мог быть о футболе.

18:31 Рабинович: "Но нам не удалось найти никаких доказательств того, что Патаркацишвили и Джурабчиан имели какие-то контакты в бразильских футбольных кругах до августа 2004 года, поэтому маловероятно, что за год до этого Патаркацишвили говорил с вами о своих контактах в бразильском футболе". Тененбаум: "Тот факт, что Бадри сделал инвестиции в футбол в 2004 году, не значит, что он не думал о таких инвестициях, не изучал ситуацию в 2003 году".

Личное дело: Киа Джурабчиан экс-глава компании Media Sports Investment (MSI), владел бразильским футбольным клубом "Коринтианс". Известен тем, что в 1999 году представлялся как владелец издательского дома "Коммерсантъ" — до того, как Борис Березовский официально признал, что на самом деле за покупкой ИД стоит он сам.



18:27 Тененбаум: "Для меня окружение на той встрече было странным, я плохо знал этих людей, это была для меня нестандартная ситуация, я поговорил с Патаркацишвили о футболе и уехал".

18:25 Рабинович: "Вы настаиваете, что поехали в Грузию, чтобы поговорить с Патаркацишвили о футболе?" Тененбаум: "Вы не знаете господина Абрамовича. После того, как мы купили "Челси" — все последующие годы мы только этим и занимались, Абрамович занимался только футболом".

18:23 Рабинович: "Если английский Бадри был слабоватым, то вы и Фомичев могли бы обеспечить перевод на той встрече" (Фомичев также, как и Тененбаум, хорошо знает английский язык. — "Ъ").

18:22 Рабинович: "Вы утверждаете, что не знали, что Патаркацишвили говорил по-английски, что не слышали от него этого. Но Рубен (братья Рубены, Дэвид и Саймон, сделали состояние на российском алюминиевом рынке в 1990-е гг. – "Ъ") дал показания, что в конце 2009 года английский Патаркацишвили был достаточно хорош, так, что Бадри переводил что-то для Анисимова (Василий Анисимов, бывший совладелец "СУАЛ-Холдинга", в 2000 году продал свою долю компании "Ренова", совладелец компаний "Трастконсалт" и "Металлоинвест", совладелец Михайловского ГОКа. — "Ъ")". Тененбаум: "Я никогда не слышал, он (Патаркацишвили) при мне никогда не говорил по-английски".

18:20 Рабинович: "Обсуждение о продаже 25% "Русала" тоже было летом и вы могли в то время поехать на встречу". Тененбаум: "Я совсем немного участвовал в делах по "Русалу", тогда я занимался практически только "Челси"".

18:19 "Я поехал туда обсуждать футбол. 1 июля мы приобрели "Челси" и после этого я занимался клубом 24 часа в сутки 7 дней в неделю", — рассказывает Тененбаум.

История вопроса: Роман Абрамович приобрел в июле 2003 года "ради забавы, достижения успеха и завоевания трофеев" 50,09% компании Chelsea Village, владеющей английским футбольным клубом Chelsea. Стоимость сделки составила $98,5 млн. С учетом долгов клуба ($132 млн), английские футболисты обошлись олигарху в $230 млн.



18:17 Рабинович: "Вообще никогда не участвовали в обсуждении приобретения или продажи "Русала" с Патаркацишвили?" Тененбаум: "Я никогда не участвовал в таких дискуссиях напрямую с Патаркацишвили. Подходящими людьми для такой беседы были Наталья Худык и Панченко. Если говорить вообще — то да, я обсуждал дела по "Русалу", но НЕ с Патаркацишвили. Он просто не стал бы со мной разговаривать".

18:15 Свидетель продолжает настаивать, что в команде Абрамовича были более подходящие люди, которые могли провести эту встречу гораздо лучше его, поэтому не было необходимости его посылать туда. Рабинович: "Вы утверждаете, что не обсуждали с Патаркацишвили сделку по "Русалу"?" Тененбаум: "Да, никогда не обсуждал".

18:13 При этом прямого ответа, просил или не просил его Абрамович на самом деле поехать на встречу с Бадри, Тененбаум не дает.

18:12 Рабинович: "Вы говорите, что не стали бы обсуждать личные дела Абрамовича с чужими людьми, а если бы Абрамович сказал вам, чтобы вы поехали туда и обсудили с Бадри сделку по "Русалу", тогда вы бы сделали это?" "Я не был подходящим человеком для такой беседы, я никогда не вел такие переговоры, он (Абрамович. — "Ъ") никогда не стал меня туда для этого посылать", — начинает раздражаться Тененбаум.

18:09 Рабинович продолжает про эту встречу в Грузии в августе 2003 года, согласно запискам Кертиса: "Вы встречались раньше же с Фомичевым?" Тененбаум: "Да, я знал, кто он такой, но я не участвовал в официальных совещаниях с ним".

17:02 Обеденный перерыв.

17:02 Одно и то же мусолят уже минут 15 — какой была роль Тененбаума в сделке по "Русалу", много ли он знал об этой сделке и мог ли обсуждать эти вопросы с Патаркацишвили на том уровне осведомленности, который был у Бадри. Судье это надоело, она уточняет: "Помимо записок Кертиса, что еще свидетельствует о том, что там был именно Тененбаум?" Похоже, что ничего.

16:58 Он имеет в виду, что занимался подготовкой только соглашения акционеров, о других документах он не знал или знал мало.

16:57 Тененбаум: "Если я собирался обсуждать что-то по "Русалу", я должен был быть в курсе всего, однако у меня было только соглашение акционеров".

16:57 Разбирают каждое утверждение из этих показаний. Тененбаум подтверждает, что его роль в проведении сделки по "Русалу" была ограниченной, он был мало задействован. "Я не был бы тем нужным человеком, чтобы лететь в Грузию и обсуждать что-то по "Русалу" с Патаркацишвили", — добавил Тененбаум.

16:55 Рабинович цитирует из показаний Тененбаума об этой встрече: "По вашей версии встреча состоялась не в августе, а в июне 2003 года, была краткая экскурсия по дому, все основное время вы провели снаружи на улице, была небольшая приятная беседа с гостями. Потом вы сделали утверждение, что вы не уверены насчет беседы и что вообще какая-то беседа тогда имела место. Вы говорите, что у вас не было таких знаний о "Русале", вы не стали бы обсуждать личные дела Абрамовича с незнакомыми (малознакомыми) людьми, и не понимаете контекста, в котором эта встреча могла произойти, а также вы утверждаете, что у вас существовал языковой барьер".

16:50 Рабинович: "Итак, произошла встреча в Грузии 25 августа 2003 года, на котором вы присутствовали, также были Патаркацишвили, Фомичев, и, судя по всему, господин Кертис. Вы были с ними всеми знакомы, кроме Кертиса". Тененбаум: "Да, Кертиса я до этого не знал". Рабинович: "Главный вопрос — произошла ли тогда беседа, которую записал господин Кертис на карточках". Тененбаум: "Да, главный". У истца и ответчика расходятся показания по разговору на этой встрече.

16:47 Тененбаум подтверждает, что знал Фомичева и встречался с ним. Рабинович: "И Патаркацишвили вы тоже знали? Еще наверное, с конца 90-х?" Тененбаум: "Я знал, кто он такой, конечно".

16:46 Согласно этим запискам, Кертис в августе (2003 год, кажется) вылетел в Грузию с Ибицы на самолете Патаркацишвили, Руслан Фомичев (бывший партнер Бориса Березовского. – "Ъ") также находился в Грузии в тот момент — тогда состоялась встреча Бадри Патаркацишвили с Фомичевым.

История вопроса: Стивен Кертис, британский адвокат, консультант Бориса Березовского и Бадри Патаркацишвили по схемам с офшорами, погиб в катастрофе вертолета в 2004 году. Летом 1995 года встречался с Романом Абрамовичем в присутствии адвоката последнего. В записи о встрече, сделанной Кертисом, упоминаются танки, части военных самолетов российского производства и возможный интерес в них со стороны одного из эмиратов ОАЭ Эль-Фуджайры и Анголы. Абрамович свою причастность к торговле оружием категорически отрицает.



16:43 Адвокат снова смотрит на часы.

В 2001-2008 годах Андрей Городилов (слева) являлся первым заместителем губернатора Чукотского автономного округа Романа Абрамовича

В 2001-2008 годах Андрей Городилов (слева) являлся первым заместителем губернатора Чукотского автономного округа Романа Абрамовича

Фото: Валерий Левитин, Коммерсантъ

16:43 Рабинович спрашивает о неких записках Кертиса.

16:41 Рабинович продолжает допрос, время от времени бросая взгляд на левую стену — на ней часы.

16:40 Тененбаум: "В отношении компании БВО (офшорная зона на Британских Виргинских островах. — "Ъ") были проблемы, это делало невозможным проведение листинга "Русала". Я объяснял, что нужна другая компания — не БВО (имеется в виду какая-то форма компании. — "Ъ").

16:38 Рабинович: "9 февраля 2001 года было соглашение акционеров "Русала" — вы его готовили?" Тененбаум: "Да, это я помню, так как это было именно мое дело, там мой прямой вклад".

16:37 Рабинович: "Ведь сложно доказать, кто именно владеет этими акциями на предъявителя? Вы же осторожный человек, вы бы проследили за тем, что включалось в договор. Вы бы проследили за условиями и предварительного и основных соглашений?" Тененбаум дает понять, что он считает условия договоров правильными.

16:34 Рабинович переходит к другим вопросам, связанным с образованием "Русала".

16:33 Рабинович рассказывает: "Продавец — "Руником" продает акции покупателю — Дерипаске, продажа осуществлялась от "Руникома" и других продающих акционеров. Все они совместно владеют 100% акций компаний. То есть "Руником" владел не всеми акциями, были и другие акционеры?" Тененбаум: "Нет, не так". Рабинович: "Похоже, что "Руником" владел компаниями — были и другие продающие акционеры". Тененбаум объясняет, что акционером был только "Руником", у других владельцев были только акции на предъявителя, это положение было включено в договор для гарантии покупателя, то есть на всякий случай, чтобы не понадобилось проверять все юридические нюансы владения акциями.

16:27 Рабинович продолжает про алюминиевую сделку: "Цена на момент продажи была около $400 млн". Тененбаум: "Да".

16:27 Абрамович вернулся. Чем-то доволен, подмигивает.

16:24 Абрамович тихонечко прошел из своей половины зала к двери и вышел в коридор. Судья, по-моему, этого даже не заметила — она в этот момент склонилась над документами.

16:22 Рабинович: "Вы показали нам, и все знают это, что вы — человек осторожный". Тененбаум: "Да, я от рождения осторожный, всегда таким был".

16:21 Березовский закрывает глаза, слушает и улыбается.

16:20 Рабинович спрашивает, были ли обсуждения со Сталбеком Мишаковым (юридический представитель, советник Олега Дерипаски. — "Ъ"). Тененбаум плохо помнит. Свидетель говорит, что многих вещей не помнит, так как его стиль управления — делегировать решение конкретных задач другим, людям, которые хорошо в этом разбираются. Тененбаум: "Я должен был просто обеспечить, чтобы все спокойно и вовремя происходило". Рабинович: "Вы подчинялись Швидлеру?" Тененбаум: "Да".

16:18 Рабинович: "Вы участвовали на встречах в Лондоне с Панченко, Хаузером (Пол Хаузер — адвокат, советник Олега Дерипаски. — "Ъ"), его партнером Уайтом, партнером Олега Дерипаски..." Тененбаум: "Это реконструкция, я не помню этих встреч".

16:16 Тененбаум: "Насколько я помню, там были проблемные акции, и наша задача была обеспечить правильную, чистую передачу акций". Рабинович: "В чем была проблема этих акций?" Тененбаум: "Некоторые предприятия находились в банкротных процедурах, там были какие-то юридические вопросы, я всего не помню".

16:14 Тененбаум: "Но я не участвовал в обсуждениях — Швидлер меня вызывал в какой-то момент, я приходил, давал ответ и уходил".

16:13 Рабинович: "Перейдем к сделке с алюминием. Там было 4 офшорные компании. а всего было подписано 10 контрактов". Тененбаум: "Речь шла о передаче акций, я не помню, сколько контрактов, моя задача была определить общую структуру сделки". Рабинович: "Вы участвовали в переговорах, на одних из которых присутствовали Лев Черной (владел 10% КрАЗа, третью акций БрАЗа, долей в АГК и Красноярской ГЭС, которые продал в 2000 году. — "Ъ") и Дмитрий Босов (экс-совладелец Красноярского алюминиевого завода. – "Ъ") — они были владельцами части активов?" Тененбаум: "Да".

16:11 Горбунова пьет воду и поглядывает на часы.

16:11 Рабинович: "Это не стыкуется с вашими показаниями, и это свидетельствует, что вы не говорите правду". Тененбаум не согласен.

16:09 Рабинович: "Эти $1,3 млрд были определены для того, чтобы порвать связь с Березовским. По вашему утверждению, этот платеж был для того, чтобы больше не осуществлять выплаты, и чтобы помочь ему с финансированием ОРТ". Тененбаум: "Да, для того, чтобы убрать ассоциацию, связь с Березовским". Тененбаум добавляет: "Это то, что говорил мне Абрамович в 2003 году".

16:04 Рабинович: "То есть понятие премии за контроль — это фантазия, ошибка? Не должно быть премии за контрольный пакет?" Тененбаум: "Покупая контроль, ты думаешь, что сможешь управлять компанией лучше предыдущего владельца, но это не так! Эта переплата, например, в 30% к рынку никогда потом себя не окупает, не оправдывает".

16:02 Тененбаум объясняет судье: "Можно манипулировать в краткосрочной перспективе ценой компании, но в долгосрочной — нет. Если вы сопоставите "Сибнефть" с ЛУКОЙЛом, Сургутом и прочими, то это увидите, что оценка была соответствующей рынку". Судья: "Достаточно, я поняла".

16:00 Тененбаум: "Нельзя с сегодняшней точки зрения говорить, что компания была недооценена, это нужно смотреть с позиции того времени".

15:59 Тененбаум: "Нельзя сказать, что это была смешная оценка, это была рыночная оценка "Сибнефти"". Рабинович называет эту оценку компании "глупой". Рабинович: "Так же как и Швидлеру я вам скажу, вы стараетесь помочь Абрамовичу выиграть дело!" Тененбаум: "Вы не правы".

15:57 Рабинович опять ведет к заниженной стоимости "Сибнефти": "Нельзя было взять цену акций и вывести стоимость компании в $1 млрд, при том, что дивиденды составили свыше $600 млн". Тененбаум: "Именно такую оценку рынок тогда давал нашей компании. Дивиденды платились в следующем году, а не в том, когда оценивалась стоимость". Рабинович: "Разница не в год, а всего спустя несколько месяцев".

15:55 Адвокат обращает внимание, что указанная там величина в 4,7 для только развивающихся рынков — это очень много! Тененбаум на это: "Россия была уникальной в то время, и даже сейчас в России самый дешевый трейдинговый рынок в мире".

15:54 Рабинович ссылается на разные графики, таблицы, говорит о величине EBITDA "Сибнефти".

15:50 Рабинович обращается к пятым показаниям Тененбаума от августа 2011 года — они были представлены только за 1 день до представления экспертного отчета господина Безанта, который в своем отчете уже ссылался на эти пятые показания Тененбаума. Адвоката настораживает тот факт, что всего за сутки эксперт успел изучить пятые показания Тененбаума, и он спрашивает свидетеля, обсуждал ли тот с господином Безантом свои показания. Тененбаум отрицает это.

15:46 Тененбаум обращает внимание на разницу в том, кто владеет акциями и кто контролирует компанию. По его словам, менеджмент контролировал "Сибнефть", а владели акциями номинальные держатели: "Когда был создан траст, то менеджеры компании являлись трасти (доверенными лицами), то есть контролировали, управляли трастом. Это мы сообщили рынку".

15:44 Тененбаум: "Менеджмент с которым я познакомился тогда — это были Швидлер, Андрей Городилов, Ирина Панченко... Но я не знал, кто из них является основным акционером". Рабинович: "И вы не интересовались, кто именно владеет компанией?" Тененбаум: "Интересовался, мне отвечали — менеджмент".



15:41 Рабинович: "В информации для инвесторов говорилось, что менеджеры были основными акционерами и они контролировали "Сибнефть"". Тененбаум: "Да. До 1999 года я думал, что основным акционером "Сибнефти" является менеджмент, пока я не узнал, что Абрамович является единственным акционером компании". Рабинович: "То есть вы не знали этого, когда пришли рабоать в компанию?" Тененбаум: "Нет".

15:41 Рабинович: "Вы далее говорите, что знали главных акционеров из них". Тененбаум: "Это были менеджеры "Сибнефти" и сотрудники торговых компаний. Если точнее, основными акционерами были 4 компании, они контролировались сотрудниками торговых компаний".

15:39 Рабинович: "Согласно вашим показаниям часть долей "Сибнефти" контролировалась маленькой частной группой лиц — кто это был?" Тененбаум: "Менеджмент, люди, которые были тесно связаны с Абрамовичем".

15:37 Рабинович: "Ответственность за выпуск еврооблигаций была на Линче, но вы участвовали в обсуждении предоставления информации инвесторам?" Тененбаум: "Да".

15:32 Рабинович начал допрос: "Вы говорите, что в России менеджмент — ключевая вещь". Свидетель: "Да".

15:31 Сампшн сверяет подписи на показаниях (у Тененбаума их пять редакций).

15:30 Возобновляется слушание. Присягу принес Евгений Тененбаум.

Личное дело: Евгений Тененбаум давний партнер Романа Абрамовича. Руководил одним из департаментов "Сибнефти", сейчас управляющий директор Millhouse LLC и член совета директоров "Челси".



15:12 Перерыв на 10 минут.

15:12 Сампшн обращается к судье, чтобы пояснить по бенефициарам трастов: "Было два отдельных траста — лихтенштейнский и кипрский. Бенефициары по первому — Абрамович и после смерти его дети. Трасти могли добавлять бенефициаров с согласия протектора (им был Евгений Швидлер), при этом в качестве бенефициара можно было добавлять только родственников, изменить эти условия управления можно было только с согласия Абрамовича. С кипрским трастом ситуация иная — бенефициаром также является Абрамович и после смерти его дети. Но в нем трасти могли добавлять бенефициаром кого угодно (не только родственников) с согласия протектора (тоже Швидлер). То есть в рамках обоих трастов была возможность добавления бенефициаров".

15:07 Внезапно допрос Григорьева закончен. Адвокат истца сказал, что у него больше нет вопросов.

15:06 Григорьев говорит о депозитах, размещенных в банке некой группой компаний, и эти депозиты были залогом по кредиту Минфина. Снова говорит о том, что ЛогоВАЗ не имел финансовых возможностей для предоставления гарантий на сумму в $100 млн.

15:03 Григорьев добавляет, что мы все были очень рады, когда кредит ОРТ был наконец-то погашен в 1997 году. Адвокат: "Для аукциона залог в $3 млн нужно было внести заранее". Григорьев: "Мы как раз отказывались предоставить эту сумму, потому что она была невозвратной, эти деньги компания изыскивала самостоятельно".

15:02 Адвокат: "Кредит ОРТ был не бизнес-проектом, а политическим проектом. И маловероятно, чтобы по этому кредиту обсуждалась гарантия на $100 млн". Григорьев: "Мне это тоже кажется маловероятным, я таких обсуждений по гарантии ЛогоВАЗа ни по кредиту "Сибнефти", ни по кредиту ОРТ".

14:59 Григорьев: "Никаких официальных документов с печатью и подписью от ЛогоВАЗа в банк не поступало. Может, какие-то переговоры по гарантии от ЛогоВАЗа могли вестись, но не по "Сибнефти", а скорее в рамках кредита ОРТ". Поясняет, что кредит ОРТ был высокорискованным.

14:57 Адвокат пытается подтвердить, что возможно велась подготовка финансовой гарантии со стороны ЛогоВАЗа в пользу СБС. Свидетель принижает роль ЛогоВАЗа: "Я не знаю, что стоила гарантия ЛогоВАЗа в 1995 году, у меня большие сомнения, что он мог предоставить $100 млн в том году".

14:47 Григорьев о Смоленском: "Мы тогда плотно общались и сейчас продолжаем плотно общаться".

14:45 Адвокат: "В 1995 году встречи между Березовским и Смоленским были?" Григорьев: "Да, регулярно, в рамках клуба". Свидетель называет и других людей, с которыми проводились встречи (на которых сам Григорьев, по-видимому, тоже участвовал. – "Ъ") — Ходорковский, Фридман. Адвокат: "А Патаркацишвили участвовал в этих встречах?" Григорьев: "Я это допускаю. Это не противоречит моему пониманию". Адвокат: "Это не просто не противоречит — это прямо указано в ваших свидетельских показаниях. Там вы полагаете, что Патаркацишвили (в показаниях свидетель называет его "правой рукой Березовского". – "Ъ") присутствовал на встречах".

14:41 Адвокат истца: "Ваши показания следователю в России не соответствуют тому, что вы говорите сейчас". Григорьев: "Я категорически с этим не согласен. Вы сравниваете разные формы информации. Одно дело — допрос в Генпрокуратуре, где вопросы задаются спонтанно и нужно на них немедленно ответить, а другое дело, когда можно подготовиться, освежить в памяти (здесь Березовский открыто улыбнулся) ту информацию, которая у тебя есть. А вы делаете вывод не в пользу того документа, где информация является взвешенной". Судья говорит адвокату истца: "На самом деле решение и выводы мне тут делать, тут все ясно уже, переходите дальше".



14:38 Березовский о чем-то переговаривается с Еленой Горбуновой, при этом Борис Абрамович кивает и глазами указывает на свидетеля.

14:37 Адвокат продолжает сравнивать показания 2009 года с письменными, представленными в Высокий суд: "Вот здесь вы говорите, что Абрамович и Виктор Городилов решили обратиться к банку СБС, а далее упоминаете о достижении договоренности с Абрамовичем и Городиловым. В ходе русского следствия вы ясно сказали, что переговоров с Виктором Городиловым не было, а в показаниях английскому суду — признаете их наличие". Григорьев не видит в этих показаниях никакого противоречия: "Для уголовного дела не нужны были такие детали. Да, были как минимум две встречи с Городиловым, вторая носила технический характер, но в основном документы подписывались Виктором Городиловым заочно — то есть без посещения банка".

14:33 Адвокат переходит к вопросам, более тесно связанным с иском, цитирует из допроса Григорьева следователем: "Там вы говорите, что банк СБС-Агро участвовал в финансировании операции по приобретению компании "Сибнефть". В качестве клиента по этой операции вы называете "компании", а на вопрос, как "Сибнефть" сама могла организовать свою покупку, вы объясняете, что не помните, как та компания называлась".

14:30 Адвокат: "То есть Абрамович не имел отношения к "Руникому"?" Григорьев: "Это была стандартная операция по выдаче кредита компании". Адвокат: "То есть вы не знали тогда, что "Руником" был связан с Абрамовичем?" Григорьев: "Я знал только, что "Руником" имел отношение к "Сибнефти", с которой был связан Абрамович".

14:29 Адвокат вернулся ко вчерашней теме — о несовпадении некоторых показаний. Григорьев говорит, что его мало волновали моменты, связанные со знакомством с людьми, которые не имели отношения к этому кредиту. Очень странно, получается, что Григорьев считает, что Абрамович не имел отношения к "Руникому". Адвоката истца это заявление тоже заинтересовало.

14:26 Григорьев поясняет, что эти допросы имеют отношение к кредиту "Руникома", а другие допросы были по иным обстоятельствам. Судья: "До тех пор, пока я не выпущу постановление об этом, вы можете считать, что не обязаны раскрывать то, что вы говорили в тех других допросах, не раскрытых в суде". Григорьев: "Спасибо, я понял". Адвокат странно формулирует вопрос, судья говорит: "Извините, но даже я не могу понять, что вы спрашиваете".

14:24 Григорьев говорит, что встречался со следователем более, чем два раза. Свидетель интересуется у судьи, насколько правильно, корректно раскрывать данные его допросов по уголовному делу. Григорьев: "Данное уголовное дело не прекращено, и продолжают действовать мои обязательства о неразглашении тайны следствия".Он спрашивает, как ему быть в этой ситуации. Судья: "Вы полагаете, что у вас есть обязательство о конфиденциальности данных?" Григорьев: "Даже те два допроса, которые уже раскрыты в суде — по ним я тоже подписал обязательство о неразглашении". Судья: "А сколько всего у вас было допросов?" Григорьев: "Три или четыре допроса данным следователем. Но были и другие следователи".

14:21 Адвокат Бориса Березовского возобновляет допрос.

Личное дело: Алексей Григорьев выпускник Московского энергетического института, служил в российских вооруженных силах, затем работал на ряде должностей в банке СБС (включая тот период, когда банк еще назывался не СБС). В 2007 году Григорьев был председателем банка "Движение". Потом председатель совета директоров банка "Восточный" — им он является до сих пор.



14:18 В Лондоне сегодня прекрасная тихая погода. Стороны уже собрались в суде. Алексей Григорьев занял свое место свидетеля. Ждем судью.

Время московское.

Репортаж вела Анна Занина


Материалы по теме:

Комментарии

наглядно

обсуждение

Профиль пользователя