Борис Березовский vs Роман Абрамович

Онлайн-репортаж из Высокого суда Лондона. Часть 9

Свидетели
Со стороны Романа Абрамовича свидетельствуют:
Позиция Абрамовича
Роман Абрамович давал показания в Высоком суде Лондона с 31 октября до 10 ноября. Основной аргумент господина Абрамовича состоял в том, что Борис Березовский и Бадри Патаркацишвили никогда не являлись его деловыми партнерами. По словам ответчика, он обратился к господину Березовскому за «крышей» — политическим покровительством благодаря связям Бориса Березовского с семьей Бориса Ельцина. Вопреки словам своего адвоката Роман Абрамович заявил в суде, что инициатива создания «Сибнефти» на базе «Ноябрьскнефтегаза» и Омского НПЗ принадлежала именно ему. «С этой идеей я пришел к Петру Авену, который предложил мне обсудить эту тему с Березовским»,— рассказал господин Абрамович. Ответчик тем не менее признал, что без Бориса Березовского покупка контрольного пакета акций «Сибнефти» на залоговом аукционе в декабре 1995 года была бы невозможной. Однако Роман Абрамович не упускал случая подчеркнуть, что в построении холдинга «Сибнефть» и покупке алюминиевых активов не меньшей была роль Бадри Патаркацишвили, который никаких претензий к господину Абрамовичу не имел (Борис Березовский утверждает обратное). В ходе допроса Роман Абрамович подтвердил, что нефть «Ноябрьскнефтегаза» продавалась на Омский НПЗ и впоследствии «Сибнефти» по завышенной в несколько раз цене через посредников, зарегистрированных во внутрироссийских офшорных зонах. Ответчик настаивал, что участие посредников не влияло на прибыль «Сибнефти», а лишь уменьшало сумму уплачиваемых в бюджет налогов. Суммы выплат за «крышу» Борису Березовскому и Бадри Патаркацишвили, по словам Романа Абрамовича, составили в 1996 году – около $80 млн, в 1997 и 1998 годах — по $50 млн, в 1999-м – больше (точная цифра названа не была). По эпизоду с «Русалом», господин Абрамович рассказал, что приобрести алюминиевые активы ему предложил Бадри Патаркацишвили.

"Я приложил много усилий, чтобы достичь успеха в бизнесе"...
Выяснилось, что в договоре от февраля 2000 года о приобретении КрАЗа, КрГЭС и БрАЗа в качестве покупателей помимо Романа Абрамовича фигурирует и господин Патаркацишвили, который по утверждению ответчика лишь вел переговоры, за что в дальнейшем получил комиссионные. Господин Абрамович настаивал, что в переговорах с Олегом Дерипаской ни Борис Березовский, ни Бадри Патаркацишвили не участвовали, они лишь были поставлены в известность о предстоящей сделке по слиянию алюминиевых активов (на их базе впоследствии был создан «Русал»). Роман Абрамович также признал, что был в хороших отношениях с тогдашним президентом Владимиром Путиным, однако отрицает встречу с Березовским на мысе Антиб 7 декабря 2000 года. На этой встрече, по утверждению истца, господин Абрамович выступил посланником Владимира Путина и вынуждал Бориса Березовского продать акции ОРТ под угрозой оставления Николая Глушкова (близкий друг и партнер Бориса Березовского) в тюрьме. По словам Романа Абрамовича, он был во Франции лишь 6 декабря 2000 года, тогда как с 7 по 9 декабря он находился в России и встречался с Давидом Давидовичем (партнер Абрамовича по фонду Millhouse), Михаилом Зурабовым (бывший министр здравоохранения и социального развития) и Евгением Адамовым (бывший глава Минатома). В своих письменных показаниях Роман Абрамович утверждал, что в январе 2001 года была встреча в Куршавеле с Бадри Патаркацишвили, на которой тот предложил завершить отношения между ними с Березовским и потребовал сделать последнюю выплату — $1,3 млрд. В суде господин Абрамович заявил, что он согласился выплатить эти деньги, чтобы не испортить отношения с господами Березовским и Патаркацишвили. «А также таким образом я покупал себе свободу», — заявил ответчик.
Позиция Березовского
Борис Березовский подал иск к Роману Абрамовичу в 2007 году. Высокий суд Лондона 31 марта 2010 года согласился, что дело может быть рассмотрено по существу. Господин Березовский требует $5,5 млрд в качестве возмещения ущерба от продажи в 2001-2004 годах своих долей в «Сибнефти» (21,5%) и «Русале» (12,5%). По утверждению истца, он вместе со своим партнером по бизнесу Бадри Патаркацишвили был вынужден продать принадлежащие им доли в компаниях значительно дешевле их реальной стоимости под давлением и угрозами со стороны Романа Абрамовича. Одним из средств такого давления, по словам Бориса Березовского, было условие освобождения из-под стражи его близкого друга и бывшего бизнес-партнера Николая Глушкова.
Бывший заместитель генерального директора «Аэрофлота» Николай Глушков обвинялся в мошенничестве путем хищения средств авиакомпании на сумму 214,9 млн руб. В июле 2006 года Савеловский суд Москвы приговорил его к двум годам условно за хищение средств авиакомпании на сумму 214,9 млн руб. Господин Глушков не признал себя виновным. В 2010 году он получил политическое убежище в Великобритании.

В 2007 году Борис Березовский был заочно приговорен за мошенничество со средствами «Аэрофлота» к шести годам лишения свободы. Суд обязал его возместить причиненный ущерб.

Процесс стартовал в Лондоне 3 октября. На первом заседании суда адвокат Лоуренс Рабинович, представляющий интересы истца, заявил, что господа Абрамович и Березовский долгое время были друзьями и партнерами, но после того, как Борис Березовский поссорился с Владимиром Путиным, господин Абрамович «предал» его. С 5 по 17 октября показания в суде давал сам Борис Березовский, причем на английском языке. Он обвинил Романа Абрамовича в нарушении доверия и соглашения между ними. Тот факт, что до 2001 года он отрицал наличие у него каких-либо акций «Сибнефти», господин Березовский объяснил тем, что у них была соответствующая договоренность. По заявлению Бориса Березовского, управление «Сибнефтью» было доверено Роману Абрамовичу, но акционеры не обсуждали, каким образом оно будет осуществляться. В ходе допроса Борис Березовский признал, что сделка с «Сибнефтью» была скреплена не на бумаге, а просто пожатием руки – именно так, по его словам, тогда делался бизнес в России.
Евгений
Тененбаум
Сергей
Григорьев
Ирина
Панченко
Евгений
Швидлер
Андрей
Городилов
Александр
Волошин
Сергей
Капков
Александр
Мамут
Александр
Смоленский
Олег
Дерипаска
Анна
Гончарова
Светлана
Попенкова
Андрей Городилов, сын бывшего гендиректора "Ноябрьскнефтегаза" Виктора Городилова (на базе которого была создана "Сибнефть").
В середине 1990-х Андрей Городилов работал в "Ноябрьснефтегазе", с 1997 года был директором московского филиала "Сибнефти", с июля 1998 года являлся первым вице-президентом "Сибнефти" и курировал финансовые вопросы.
Кроме того в 2001-2008 годах Андрей Городилов являлся первым заместителем губернатора Чукотского автономного округа Романа Абрамовича. (см. справку "Ъ")
В четверг 10 ноября Андрей Городилов рассказал, что был в курсе планов Романа Абрамовича по покупке акций ОРТ и именно он готовил документы по этой сделке. Господин Городилов подтвердил, что цена 49% акций ОРТ составила $150 млн, но в договоре была указана цифра в $10 млн. Из показаний Романа Абрамовича следует, что это делалось по требованию Бадри Патаркацишвили, который опасался возможной конфискации. Андрей Городилов также пояснил, что в договор о продаже акций ОРТ был датирован 25 декабря 2000 года, а Бадри Патаркацишвили и Борис Березовский подписали его лишь 29 декабря, однако, по мнению свидетеля, это не означает, что документ был сфальсифицирован.
В качестве свидетеля со стороны ответчика выступил бывший руководитель администрации президента Бориса Ельцина и Владимира Путина Александр Волошин. Он рассказал о том, как государство в начале 2000-х ставило под контроль ОРТ, но отказался признать, что Кремль и господин Абрамович давили на господина Березовского, пытаясь отнять его бизнес.
Сергей Капков работал в "Сибнефти" и в правительстве Чукотского АО, сейчас возглавляет департамент культуры города Москвы. Как и другие свидетели со стороны господина Абрамовича, подтверждает декабрьские встречи ответчика, максимально расходящиеся с тем, что утверждает Борис Березовский.
Александр Мамут не будет выступать в суде, однако он дал письменные показания, после которых, по сведениям источников Газеты.ру, Борис Березовский изменил свидетельство о дате своей встречи на мысе Антиб с Романом Абрамовичем.
По первоначальному заявлению адвоката господина Березовского эта встреча прошла 9 декабря 2000 года, на ней обсуждалась продажа Роману Абрамовичу российских активов Бориса Березовского и Бадри Патаркацишвили (акций ОРТ, "Сибнефти" и "Русала").
Из показаний истца следует, что на эту встречу Роман Абрамович приехал по просьбе Владимира Путина и угрожал, что если господа Березовский и Патаркацишвили не продадут свои акции, то Николай Глушков будет долго сидеть в тюрьме.
Однако, согласно показаниям Александра Мамута, в этот день Романа Абрамович встречался с ним. Теперь Борис Березовский называет другой день встречи — 7 декабря. Роман Абрамович настаивает, что тогда он находился в России, ссылаясь на встречу 7-9 декабря с Давидом Давидовичем, Михаилом Зурабовым и Евгением Адамовым.
По словам ответчика, купить акции ОРТ ему предложил сам Бадри Патаркацишвили.
С понедельника в качестве свидетеля со стороны ответчика выступает бывший президент "Сибнефти", а сейчас глава компании Millhouse Евгений Швидлер. Пытается убедить суд в том, что предмет иска безоснователен: Березовский не владел акциями "Сибнефти", а приводимые адвокатами истца публикации в СМИ, где сам Швидлер говорил обратное — лишь попытка "саркастически пошутить".
Ирина Панченко работала с Романом Абрамовичем с декабря 1996 года. Занималась отчетностью компаний "Руником С.А" и "Руником Лтд", а также российских трейдинговых компаний Абрамовича. С начала июля 2008 года и по сей день Ирина Панченко - финансовый директор компании Millhouse.
Евгений Таненбаум давний партнер Романа Абрамовича. Руководил одним из департаментов "Сибнефти", сейчас управляющий директор Millhouse LLC и член совета директоров "Челси".

В Высоком суде Лондона продолжились слушания по иску Бориса Березовского к Роману Абрамовичу. Вчера под конец дня присягу принес Алексей Григорьев (племянник Александра Смоленского, экс-сотрудник банка СБС). Этот свидетель интересен тем, что в марте 2009 года был допрошен по уголовному делу, возбужденному в России в отношении Бориса Березовского. Следователя, по словам господина Григорьева, интересовал кредит, полученный «Руникомом» (компания господина Абрамовича). Пока адвокатам истца удалось подтвердить только то, что показания свидетеля, данные Генпрокуратуре на допросе в 2009 году и представленные сейчас в Высокий суд, расходятся. Среди них – факт знакомства господина Григорьева с Романом Абрамовичем. За ходом процесса следила корреспондент "Ъ" АННА ЗАНИНА.

19:48 Заседание закончено — завтрашнее слушание начнется с допроса Дерипаски. Точное начало заседания определят адвокаты, но планируется начать не раньше 17:30 мск.

19:47 Судья: "Хорошо, что мы делаем завтра?" Сампшн: в 18:00 мск Дерипаска будет давать показания по видеосвязи из Нью-Йорка. Кроме того господин Хаузер будет давать показания в начале недели. По поводу показаний Дерипаски и Хаузера — некоторые вопросы к ним будут касаться адвокатской тайны. Поэтому, нужно чтобы был подготовлен (видимо, стороной Березовского. — "Ъ") письменный перечень вопросов, на которые будет распространяться адвокатская тайна, их нужно подготовить сегодня и завтра с вами (судьей. — "Ъ") обсудить, какие вопросы будут к этой тайне относиться". Судья: "Мне нужно, чтобы у меня было время на рассмотрение этих вопросов". Сампшн: "Если проблемы с адвокатской тайной будут, то они будут касаться в основном Хаузера. Хаузер не может рассказывать сведения от Дерипаски, полученные в рамках оказания им услуг адвоката". Судья: "То есть завтра утром свидетелей нет?" Сампшн: "Свидетелей нет". Сампшн пояснил, что Олег Дерипаска будет говорить на русском: "У Дерипаски очень хороший английский, но его основной язык — все-таки русский, поэтому он не хотел бы рисковать, давая показания на иностранном для него языке". Сампшн добавил по поводу Дерипаски, что раньше они начать не смогут: только около 17:30 мск завтра будет включен медиа-мост. Судья: "Хорошо. Спасибо вам, господин Таненбаум".

19:38 Сампшн: "Свидетель де Корт (Андрей де Корт, юридический советник компании MHS Services (бывшая Millhouse Capital UK Ltd), который, в частности, представлял интересы Романа Абрамовича на процессе по слиянию ЮКОСа и "Сибнефти". — "Ъ") будет выступать, он сможет дать показания не раньше понедельника".

19:37 Сампшн: "Мы не будем ссылаться на заявления Фомичева, поскольку не намерены вызывать его в качестве свидетеля". Рабинович: "Пока мы не будем ничего делать, мы прочитаем протокол и потом что-то решим".

19:36 Теперь Сампшн: "Есть три заявления от Фомичева, которые не включены в свидетельсткие показания, потому что мы не хотели вызывать Фомичева по целому ряду причин, не буду говорить каких".

19:35 Рабинович: "То есть об этом никто никогда не говорил, беспокоясь о Фомичеве и поэтому Фомичев не дает показания?" Тененбаум: "Да". Рабинович: "Я хочу сказать, что это не соответствует действительности".

19:33 Продолжаем. Рабинович: "Когда это имело место (передача записки с угрозами. — "Ъ")?" Тененбаум: "Точно не помню, несколько месяцев назад. Это была SMSка. У юристов это, возможно, где-то записано. Фомичев показал нам со Швидлером текст этой SMS и сказал, что это от Березовского". Рабинович: "Что именно говорилось в этой SMS?" Тененбаум: "Что-то такое "я знаю, что вы помогаете ему, я за вами слежу, я слушаю ваши телефонные переговоры, и в конце что-то такое было вроде "я — доктор зло". Рабинович: "То есть Березовский так подписался "доктор зло"?" Тененбаум: "Ну да". Рабинович: "Почему раньше вы об этом не говорили? В ваших показаниях этого нет, и в показаниях Швидлера". — "Потому что Фомичев боялся, как мы могли на него ссылаться". Рабинович: "Вы все это сочиняете, это все придумано вами".

19:26 Сампшн делает какие-то пометки в своих документах.

19:26 Перерыв еще не закончен — судья пока не вернулась.

19:25 Березовский сейчас поцеловал Горбунову в щеку — первое проявление нежности в зале суда.

19:24 В перерыве Роман Абрамович, похоже, созвонился с кем-то насчет этого заявления Фомичева. Березовский уже успокоился, обсуждает со своими — чему-то улыбается.

19:23 Получился такой испорченный телефон. Фомичев сказал об угрозах (со стороны Березовского. — "Ъ") Швидлеру, а Швидлер передал это Тененбауму, который сейчас в суде это озвучил.

19:13 Здесь судья объявила перерыв на 10 минут.

19:13 Тененбаум, отвечая на вопрос Рабиновича (он решил снова спросить свидетеля. — "Ъ") рассказал о причине, почему Фомичев не дает показания в суде. По словам Фомичева, Березовский передал ему записку с угрозами, и Фомичев испугался за свою безопасность и поэтому решил не давать показания здесь. Стан Березовского на этих словах всполошился — Борис Абрамович всплеснул рукой, а парень, сидящий по правую руку от Березовского за его столом (это не охранник, он сидит там каждый день. — "Ъ") встал и срочно пошел к адвокатам истца (они сидят на 2 ряда ближе к судье. — "Ъ") и что-то им сказал.

19:07 Сампшн: "Были ли 50% акций Абрамовича акциями на предъявителя, и что об этом знал Кертис?" Тененбаум: "Я не вижу, чтобы в записках Кертиса что-нибудь говорилось о статусе акций".

19:04 Тененбаум подтвердил, что его основной язык английский, а у Патаркацишвили был хороший русский, но признал, что акцент, конечно, у Бадри был. "Но акцент — это такая вещь, я когда в Йоркшире был — я вообще ничего не понимал", — добавил Тененбаум. Смех в зале.

Сампшн спросил, как были сделаны записки Кертиса. Тененбаум: "Фомичев мне сказал, что записку Кертис сделал после того, как я ушел. И вроде бы эта записка была продиктована господином Патаркацишвили". Сампшн: "Откуда вы знаете, что записка была продиктована им?" Тененбаум: "Это сказал Фомичев господину Швидлеру". Свидетель добавил, что если бы он увидел, как Кертис записывает что-то на встрече в Грузии, он попросил бы посмотреть этот документ и проверить, что именно он написал. Сампшн: "В августе 2003 года что в вашем понимании были акции компании на БВО?" Тененбаум: "Я бы сказал, что это были не торговые акции".

18:57 Сампшн: "Цель вашей поездки в Грузию в 2003 году?" Тененбаум: "Абрамович попросил меня поехать и обсудить футбол". Сампшн: "Что конкретно вы должны были обсуждать о футболе с Бадри?" Тененбаум: "Обсудить "Челси"". Сампшн: "Абрамович просил обсудить вас что-нибудь, касающееся алюминия?" Тененбаум: "Нет".

18:56 Рабинович передал эстафету Сампшну.

Киа Джурабчиан, 1999 год

Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

18:55 Тененбаум: "Никакого соглашения не было, что Патаркацишвили был акционером (алюминиевых активов. — "Ъ") с марта 2000 года.

18:55 Рабинович: "Согласны ли вы, что был вопрос, было беспокойство, отражать ли в документах в качестве собственников и Бадри, и Березовского?" Тененбаум: "Беспокойство в том, что они не были акционерами".

18:53 Проснулся.

18:52 Березовский, похоже, задремал.

18:50 Рабинович: "Кертис пишет, что если бы был документ, подтверждающий владение Березовским и Патаркацишвили 25% "Русала", это бы соответствовало действительности, ведь так?" Тененбаум: "Нет".

18:48 Холдинг на БВО был структурирован 50 на 50 (структура владения "Русалом", половина у Дерипаски. — "Ъ").

18:46 Кертис пишет, что в тот период законодательство БВО было изменено в связи с этим возникла проблема.

18:44 Таненбаум: "В чем проблема, если акции являются акциями на предъявителя — в чем тут проблема?"

18:43 Рабинович снова цитирует из записок Кертиса слова Таненбаума, что он не занимался регистрацией "Русала", на каком-то этапе консультировал по поводу размещения акций компании на бирже.

18:42 Рабинович: "Там написано, что вы сказали, что акции БВО — были акциями на предъявителя". Тененбаум: "Я знал нечто противоположное, так как уже в мае был зарегистрирован холдинг "Русал"".

18:40 Березовский с удовольствием слушает своего адвоката.

18:37 Адвокат цитирует оттуда про людей, владеющих алюминиевыми заводами, Кертис пишет, что это были акционеры "Сибнефти", называя их — Борис, Бадри и Роман, при этом Кертис распределяет доли так — 25% Борис и Бадри, 25% — Роман.

18:34 Рабинович вновь обращается к запискам Кертиса.

18:33 Тененбаум напоминает, что у Патаркацишвили был тбилисский футбольный клуб, которым он владел с 2001 года. Это, видимо, должно подтвердить, что их разговор в 2003 году в Грузии вполне мог быть о футболе.

18:31 Рабинович: "Но нам не удалось найти никаких доказательств того, что Патаркацишвили и Джурабчиан имели какие-то контакты в бразильских футбольных кругах до августа 2004 года, поэтому маловероятно, что за год до этого Патаркацишвили говорил с вами о своих контактах в бразильском футболе". Тененбаум: "Тот факт, что Бадри сделал инвестиции в футбол в 2004 году, не значит, что он не думал о таких инвестициях, не изучал ситуацию в 2003 году".

Личное дело: Киа Джурабчиан экс-глава компании Media Sports Investment (MSI), владел бразильским футбольным клубом "Коринтианс". Известен тем, что в 1999 году представлялся как владелец издательского дома "Коммерсантъ" — до того, как Борис Березовский официально признал, что на самом деле за покупкой ИД стоит он сам.

18:27 Тененбаум: "Для меня окружение на той встрече было странным, я плохо знал этих людей, это была для меня нестандартная ситуация, я поговорил с Патаркацишвили о футболе и уехал".

18:25 Рабинович: "Вы настаиваете, что поехали в Грузию, чтобы поговорить с Патаркацишвили о футболе?" Тененбаум: "Вы не знаете господина Абрамовича. После того, как мы купили "Челси" — все последующие годы мы только этим и занимались, Абрамович занимался только футболом".

18:23 Рабинович: "Если английский Бадри был слабоватым, то вы и Фомичев могли бы обеспечить перевод на той встрече" (Фомичев также, как и Тененбаум, хорошо знает английский язык. — "Ъ").

18:22 Рабинович: "Вы утверждаете, что не знали, что Патаркацишвили говорил по-английски, что не слышали от него этого. Но Рубен (братья Рубены, Дэвид и Саймон, сделали состояние на российском алюминиевом рынке в 1990-е гг. – "Ъ") дал показания, что в конце 2009 года английский Патаркацишвили был достаточно хорош, так, что Бадри переводил что-то для Анисимова (Василий Анисимов, бывший совладелец "СУАЛ-Холдинга", в 2000 году продал свою долю компании "Ренова", совладелец компаний "Трастконсалт" и "Металлоинвест", совладелец Михайловского ГОКа. — "Ъ")". Тененбаум: "Я никогда не слышал, он (Патаркацишвили) при мне никогда не говорил по-английски".

18:20 Рабинович: "Обсуждение о продаже 25% "Русала" тоже было летом и вы могли в то время поехать на встречу". Тененбаум: "Я совсем немного участвовал в делах по "Русалу", тогда я занимался практически только "Челси"".

18:19 "Я поехал туда обсуждать футбол. 1 июля мы приобрели "Челси" и после этого я занимался клубом 24 часа в сутки 7 дней в неделю", — рассказывает Тененбаум.

История вопроса: Роман Абрамович приобрел в июле 2003 года "ради забавы, достижения успеха и завоевания трофеев" 50,09% компании Chelsea Village, владеющей английским футбольным клубом Chelsea. Стоимость сделки составила $98,5 млн. С учетом долгов клуба ($132 млн), английские футболисты обошлись олигарху в $230 млн.

18:17 Рабинович: "Вообще никогда не участвовали в обсуждении приобретения или продажи "Русала" с Патаркацишвили?" Тененбаум: "Я никогда не участвовал в таких дискуссиях напрямую с Патаркацишвили. Подходящими людьми для такой беседы были Наталья Худык и Панченко. Если говорить вообще — то да, я обсуждал дела по "Русалу", но НЕ с Патаркацишвили. Он просто не стал бы со мной разговаривать".

18:15 Свидетель продолжает настаивать, что в команде Абрамовича были более подходящие люди, которые могли провести эту встречу гораздо лучше его, поэтому не было необходимости его посылать туда. Рабинович: "Вы утверждаете, что не обсуждали с Патаркацишвили сделку по "Русалу"?" Тененбаум: "Да, никогда не обсуждал".

18:13 При этом прямого ответа, просил или не просил его Абрамович на самом деле поехать на встречу с Бадри, Тененбаум не дает.

18:12 Рабинович: "Вы говорите, что не стали бы обсуждать личные дела Абрамовича с чужими людьми, а если бы Абрамович сказал вам, чтобы вы поехали туда и обсудили с Бадри сделку по "Русалу", тогда вы бы сделали это?" "Я не был подходящим человеком для такой беседы, я никогда не вел такие переговоры, он (Абрамович. — "Ъ") никогда не стал меня туда для этого посылать", — начинает раздражаться Тененбаум.

18:09 Рабинович продолжает про эту встречу в Грузии в августе 2003 года, согласно запискам Кертиса: "Вы встречались раньше же с Фомичевым?" Тененбаум: "Да, я знал, кто он такой, но я не участвовал в официальных совещаниях с ним".

17:02 Обеденный перерыв.

17:02 Одно и то же мусолят уже минут 15 — какой была роль Тененбаума в сделке по "Русалу", много ли он знал об этой сделке и мог ли обсуждать эти вопросы с Патаркацишвили на том уровне осведомленности, который был у Бадри. Судье это надоело, она уточняет: "Помимо записок Кертиса, что еще свидетельствует о том, что там был именно Тененбаум?" Похоже, что ничего.

16:58 Он имеет в виду, что занимался подготовкой только соглашения акционеров, о других документах он не знал или знал мало.

16:57 Тененбаум: "Если я собирался обсуждать что-то по "Русалу", я должен был быть в курсе всего, однако у меня было только соглашение акционеров".

16:57 Разбирают каждое утверждение из этих показаний. Тененбаум подтверждает, что его роль в проведении сделки по "Русалу" была ограниченной, он был мало задействован. "Я не был бы тем нужным человеком, чтобы лететь в Грузию и обсуждать что-то по "Русалу" с Патаркацишвили", — добавил Тененбаум.

16:55 Рабинович цитирует из показаний Тененбаума об этой встрече: "По вашей версии встреча состоялась не в августе, а в июне 2003 года, была краткая экскурсия по дому, все основное время вы провели снаружи на улице, была небольшая приятная беседа с гостями. Потом вы сделали утверждение, что вы не уверены насчет беседы и что вообще какая-то беседа тогда имела место. Вы говорите, что у вас не было таких знаний о "Русале", вы не стали бы обсуждать личные дела Абрамовича с незнакомыми (малознакомыми) людьми, и не понимаете контекста, в котором эта встреча могла произойти, а также вы утверждаете, что у вас существовал языковой барьер".

16:50 Рабинович: "Итак, произошла встреча в Грузии 25 августа 2003 года, на котором вы присутствовали, также были Патаркацишвили, Фомичев, и, судя по всему, господин Кертис. Вы были с ними всеми знакомы, кроме Кертиса". Тененбаум: "Да, Кертиса я до этого не знал". Рабинович: "Главный вопрос — произошла ли тогда беседа, которую записал господин Кертис на карточках". Тененбаум: "Да, главный". У истца и ответчика расходятся показания по разговору на этой встрече.

16:47 Тененбаум подтверждает, что знал Фомичева и встречался с ним. Рабинович: "И Патаркацишвили вы тоже знали? Еще наверное, с конца 90-х?" Тененбаум: "Я знал, кто он такой, конечно".

16:46 Согласно этим запискам, Кертис в августе (2003 год, кажется) вылетел в Грузию с Ибицы на самолете Патаркацишвили, Руслан Фомичев (бывший партнер Бориса Березовского. – "Ъ") также находился в Грузии в тот момент — тогда состоялась встреча Бадри Патаркацишвили с Фомичевым.

История вопроса: Стивен Кертис, британский адвокат, консультант Бориса Березовского и Бадри Патаркацишвили по схемам с офшорами, погиб в катастрофе вертолета в 2004 году. Летом 1995 года встречался с Романом Абрамовичем в присутствии адвоката последнего. В записи о встрече, сделанной Кертисом, упоминаются танки, части военных самолетов российского производства и возможный интерес в них со стороны одного из эмиратов ОАЭ Эль-Фуджайры и Анголы. Абрамович свою причастность к торговле оружием категорически отрицает.

16:43 Адвокат снова смотрит на часы.

В 2001-2008 годах Андрей Городилов (слева) являлся первым заместителем губернатора Чукотского автономного округа Романа Абрамовича

Фото: Валерий Левитин, Коммерсантъ

16:43 Рабинович спрашивает о неких записках Кертиса.

16:41 Рабинович продолжает допрос, время от времени бросая взгляд на левую стену — на ней часы.

16:40 Тененбаум: "В отношении компании БВО (офшорная зона на Британских Виргинских островах. — "Ъ") были проблемы, это делало невозможным проведение листинга "Русала". Я объяснял, что нужна другая компания — не БВО (имеется в виду какая-то форма компании. — "Ъ").

16:38 Рабинович: "9 февраля 2001 года было соглашение акционеров "Русала" — вы его готовили?" Тененбаум: "Да, это я помню, так как это было именно мое дело, там мой прямой вклад".

16:37 Рабинович: "Ведь сложно доказать, кто именно владеет этими акциями на предъявителя? Вы же осторожный человек, вы бы проследили за тем, что включалось в договор. Вы бы проследили за условиями и предварительного и основных соглашений?" Тененбаум дает понять, что он считает условия договоров правильными.

16:34 Рабинович переходит к другим вопросам, связанным с образованием "Русала".

16:33 Рабинович рассказывает: "Продавец — "Руником" продает акции покупателю — Дерипаске, продажа осуществлялась от "Руникома" и других продающих акционеров. Все они совместно владеют 100% акций компаний. То есть "Руником" владел не всеми акциями, были и другие акционеры?" Тененбаум: "Нет, не так". Рабинович: "Похоже, что "Руником" владел компаниями — были и другие продающие акционеры". Тененбаум объясняет, что акционером был только "Руником", у других владельцев были только акции на предъявителя, это положение было включено в договор для гарантии покупателя, то есть на всякий случай, чтобы не понадобилось проверять все юридические нюансы владения акциями.

16:27 Рабинович продолжает про алюминиевую сделку: "Цена на момент продажи была около $400 млн". Тененбаум: "Да".

16:27 Абрамович вернулся. Чем-то доволен, подмигивает.

16:24 Абрамович тихонечко прошел из своей половины зала к двери и вышел в коридор. Судья, по-моему, этого даже не заметила — она в этот момент склонилась над документами.

16:22 Рабинович: "Вы показали нам, и все знают это, что вы — человек осторожный". Тененбаум: "Да, я от рождения осторожный, всегда таким был".

16:21 Березовский закрывает глаза, слушает и улыбается.

16:20 Рабинович спрашивает, были ли обсуждения со Сталбеком Мишаковым (юридический представитель, советник Олега Дерипаски. — "Ъ"). Тененбаум плохо помнит. Свидетель говорит, что многих вещей не помнит, так как его стиль управления — делегировать решение конкретных задач другим, людям, которые хорошо в этом разбираются. Тененбаум: "Я должен был просто обеспечить, чтобы все спокойно и вовремя происходило". Рабинович: "Вы подчинялись Швидлеру?" Тененбаум: "Да".

16:18 Рабинович: "Вы участвовали на встречах в Лондоне с Панченко, Хаузером (Пол Хаузер — адвокат, советник Олега Дерипаски. — "Ъ"), его партнером Уайтом, партнером Олега Дерипаски..." Тененбаум: "Это реконструкция, я не помню этих встреч".

16:16 Тененбаум: "Насколько я помню, там были проблемные акции, и наша задача была обеспечить правильную, чистую передачу акций". Рабинович: "В чем была проблема этих акций?" Тененбаум: "Некоторые предприятия находились в банкротных процедурах, там были какие-то юридические вопросы, я всего не помню".

16:14 Тененбаум: "Но я не участвовал в обсуждениях — Швидлер меня вызывал в какой-то момент, я приходил, давал ответ и уходил".

16:13 Рабинович: "Перейдем к сделке с алюминием. Там было 4 офшорные компании. а всего было подписано 10 контрактов". Тененбаум: "Речь шла о передаче акций, я не помню, сколько контрактов, моя задача была определить общую структуру сделки". Рабинович: "Вы участвовали в переговорах, на одних из которых присутствовали Лев Черной (владел 10% КрАЗа, третью акций БрАЗа, долей в АГК и Красноярской ГЭС, которые продал в 2000 году. — "Ъ") и Дмитрий Босов (экс-совладелец Красноярского алюминиевого завода. – "Ъ") — они были владельцами части активов?" Тененбаум: "Да".

16:11 Горбунова пьет воду и поглядывает на часы.

16:11 Рабинович: "Это не стыкуется с вашими показаниями, и это свидетельствует, что вы не говорите правду". Тененбаум не согласен.

16:09 Рабинович: "Эти $1,3 млрд были определены для того, чтобы порвать связь с Березовским. По вашему утверждению, этот платеж был для того, чтобы больше не осуществлять выплаты, и чтобы помочь ему с финансированием ОРТ". Тененбаум: "Да, для того, чтобы убрать ассоциацию, связь с Березовским". Тененбаум добавляет: "Это то, что говорил мне Абрамович в 2003 году".

16:04 Рабинович: "То есть понятие премии за контроль — это фантазия, ошибка? Не должно быть премии за контрольный пакет?" Тененбаум: "Покупая контроль, ты думаешь, что сможешь управлять компанией лучше предыдущего владельца, но это не так! Эта переплата, например, в 30% к рынку никогда потом себя не окупает, не оправдывает".

16:02 Тененбаум объясняет судье: "Можно манипулировать в краткосрочной перспективе ценой компании, но в долгосрочной — нет. Если вы сопоставите "Сибнефть" с ЛУКОЙЛом, Сургутом и прочими, то это увидите, что оценка была соответствующей рынку". Судья: "Достаточно, я поняла".

16:00 Тененбаум: "Нельзя с сегодняшней точки зрения говорить, что компания была недооценена, это нужно смотреть с позиции того времени".

15:59 Тененбаум: "Нельзя сказать, что это была смешная оценка, это была рыночная оценка "Сибнефти"". Рабинович называет эту оценку компании "глупой". Рабинович: "Так же как и Швидлеру я вам скажу, вы стараетесь помочь Абрамовичу выиграть дело!" Тененбаум: "Вы не правы".

15:57 Рабинович опять ведет к заниженной стоимости "Сибнефти": "Нельзя было взять цену акций и вывести стоимость компании в $1 млрд, при том, что дивиденды составили свыше $600 млн". Тененбаум: "Именно такую оценку рынок тогда давал нашей компании. Дивиденды платились в следующем году, а не в том, когда оценивалась стоимость". Рабинович: "Разница не в год, а всего спустя несколько месяцев".

15:55 Адвокат обращает внимание, что указанная там величина в 4,7 для только развивающихся рынков — это очень много! Тененбаум на это: "Россия была уникальной в то время, и даже сейчас в России самый дешевый трейдинговый рынок в мире".

15:54 Рабинович ссылается на разные графики, таблицы, говорит о величине EBITDA "Сибнефти".

15:50 Рабинович обращается к пятым показаниям Тененбаума от августа 2011 года — они были представлены только за 1 день до представления экспертного отчета господина Безанта, который в своем отчете уже ссылался на эти пятые показания Тененбаума. Адвоката настораживает тот факт, что всего за сутки эксперт успел изучить пятые показания Тененбаума, и он спрашивает свидетеля, обсуждал ли тот с господином Безантом свои показания. Тененбаум отрицает это.

15:46 Тененбаум обращает внимание на разницу в том, кто владеет акциями и кто контролирует компанию. По его словам, менеджмент контролировал "Сибнефть", а владели акциями номинальные держатели: "Когда был создан траст, то менеджеры компании являлись трасти (доверенными лицами), то есть контролировали, управляли трастом. Это мы сообщили рынку".

15:44 Тененбаум: "Менеджмент с которым я познакомился тогда — это были Швидлер, Андрей Городилов, Ирина Панченко... Но я не знал, кто из них является основным акционером". Рабинович: "И вы не интересовались, кто именно владеет компанией?" Тененбаум: "Интересовался, мне отвечали — менеджмент".

15:41 Рабинович: "В информации для инвесторов говорилось, что менеджеры были основными акционерами и они контролировали "Сибнефть"". Тененбаум: "Да. До 1999 года я думал, что основным акционером "Сибнефти" является менеджмент, пока я не узнал, что Абрамович является единственным акционером компании". Рабинович: "То есть вы не знали этого, когда пришли рабоать в компанию?" Тененбаум: "Нет".

15:41 Рабинович: "Вы далее говорите, что знали главных акционеров из них". Тененбаум: "Это были менеджеры "Сибнефти" и сотрудники торговых компаний. Если точнее, основными акционерами были 4 компании, они контролировались сотрудниками торговых компаний".

15:39 Рабинович: "Согласно вашим показаниям часть долей "Сибнефти" контролировалась маленькой частной группой лиц — кто это был?" Тененбаум: "Менеджмент, люди, которые были тесно связаны с Абрамовичем".

15:37 Рабинович: "Ответственность за выпуск еврооблигаций была на Линче, но вы участвовали в обсуждении предоставления информации инвесторам?" Тененбаум: "Да".

15:32 Рабинович начал допрос: "Вы говорите, что в России менеджмент — ключевая вещь". Свидетель: "Да".

15:31 Сампшн сверяет подписи на показаниях (у Тененбаума их пять редакций).

15:30 Возобновляется слушание. Присягу принес Евгений Тененбаум.

Личное дело: Евгений Тененбаум давний партнер Романа Абрамовича. Руководил одним из департаментов "Сибнефти", сейчас управляющий директор Millhouse LLC и член совета директоров "Челси".

15:12 Перерыв на 10 минут.

15:12 Сампшн обращается к судье, чтобы пояснить по бенефициарам трастов: "Было два отдельных траста — лихтенштейнский и кипрский. Бенефициары по первому — Абрамович и после смерти его дети. Трасти могли добавлять бенефициаров с согласия протектора (им был Евгений Швидлер), при этом в качестве бенефициара можно было добавлять только родственников, изменить эти условия управления можно было только с согласия Абрамовича. С кипрским трастом ситуация иная — бенефициаром также является Абрамович и после смерти его дети. Но в нем трасти могли добавлять бенефициаром кого угодно (не только родственников) с согласия протектора (тоже Швидлер). То есть в рамках обоих трастов была возможность добавления бенефициаров".

15:07 Внезапно допрос Григорьева закончен. Адвокат истца сказал, что у него больше нет вопросов.

15:06 Григорьев говорит о депозитах, размещенных в банке некой группой компаний, и эти депозиты были залогом по кредиту Минфина. Снова говорит о том, что ЛогоВАЗ не имел финансовых возможностей для предоставления гарантий на сумму в $100 млн.

15:03 Григорьев добавляет, что мы все были очень рады, когда кредит ОРТ был наконец-то погашен в 1997 году. Адвокат: "Для аукциона залог в $3 млн нужно было внести заранее". Григорьев: "Мы как раз отказывались предоставить эту сумму, потому что она была невозвратной, эти деньги компания изыскивала самостоятельно".

15:02 Адвокат: "Кредит ОРТ был не бизнес-проектом, а политическим проектом. И маловероятно, чтобы по этому кредиту обсуждалась гарантия на $100 млн". Григорьев: "Мне это тоже кажется маловероятным, я таких обсуждений по гарантии ЛогоВАЗа ни по кредиту "Сибнефти", ни по кредиту ОРТ".

14:59 Григорьев: "Никаких официальных документов с печатью и подписью от ЛогоВАЗа в банк не поступало. Может, какие-то переговоры по гарантии от ЛогоВАЗа могли вестись, но не по "Сибнефти", а скорее в рамках кредита ОРТ". Поясняет, что кредит ОРТ был высокорискованным.

14:57 Адвокат пытается подтвердить, что возможно велась подготовка финансовой гарантии со стороны ЛогоВАЗа в пользу СБС. Свидетель принижает роль ЛогоВАЗа: "Я не знаю, что стоила гарантия ЛогоВАЗа в 1995 году, у меня большие сомнения, что он мог предоставить $100 млн в том году".

14:47 Григорьев о Смоленском: "Мы тогда плотно общались и сейчас продолжаем плотно общаться".

14:45 Адвокат: "В 1995 году встречи между Березовским и Смоленским были?" Григорьев: "Да, регулярно, в рамках клуба". Свидетель называет и других людей, с которыми проводились встречи (на которых сам Григорьев, по-видимому, тоже участвовал. – "Ъ") — Ходорковский, Фридман. Адвокат: "А Патаркацишвили участвовал в этих встречах?" Григорьев: "Я это допускаю. Это не противоречит моему пониманию". Адвокат: "Это не просто не противоречит — это прямо указано в ваших свидетельских показаниях. Там вы полагаете, что Патаркацишвили (в показаниях свидетель называет его "правой рукой Березовского". – "Ъ") присутствовал на встречах".

14:41 Адвокат истца: "Ваши показания следователю в России не соответствуют тому, что вы говорите сейчас". Григорьев: "Я категорически с этим не согласен. Вы сравниваете разные формы информации. Одно дело — допрос в Генпрокуратуре, где вопросы задаются спонтанно и нужно на них немедленно ответить, а другое дело, когда можно подготовиться, освежить в памяти (здесь Березовский открыто улыбнулся) ту информацию, которая у тебя есть. А вы делаете вывод не в пользу того документа, где информация является взвешенной". Судья говорит адвокату истца: "На самом деле решение и выводы мне тут делать, тут все ясно уже, переходите дальше".

14:38 Березовский о чем-то переговаривается с Еленой Горбуновой, при этом Борис Абрамович кивает и глазами указывает на свидетеля.

14:37 Адвокат продолжает сравнивать показания 2009 года с письменными, представленными в Высокий суд: "Вот здесь вы говорите, что Абрамович и Виктор Городилов решили обратиться к банку СБС, а далее упоминаете о достижении договоренности с Абрамовичем и Городиловым. В ходе русского следствия вы ясно сказали, что переговоров с Виктором Городиловым не было, а в показаниях английскому суду — признаете их наличие". Григорьев не видит в этих показаниях никакого противоречия: "Для уголовного дела не нужны были такие детали. Да, были как минимум две встречи с Городиловым, вторая носила технический характер, но в основном документы подписывались Виктором Городиловым заочно — то есть без посещения банка".

14:33 Адвокат переходит к вопросам, более тесно связанным с иском, цитирует из допроса Григорьева следователем: "Там вы говорите, что банк СБС-Агро участвовал в финансировании операции по приобретению компании "Сибнефть". В качестве клиента по этой операции вы называете "компании", а на вопрос, как "Сибнефть" сама могла организовать свою покупку, вы объясняете, что не помните, как та компания называлась".

14:30 Адвокат: "То есть Абрамович не имел отношения к "Руникому"?" Григорьев: "Это была стандартная операция по выдаче кредита компании". Адвокат: "То есть вы не знали тогда, что "Руником" был связан с Абрамовичем?" Григорьев: "Я знал только, что "Руником" имел отношение к "Сибнефти", с которой был связан Абрамович".

14:29 Адвокат вернулся ко вчерашней теме — о несовпадении некоторых показаний. Григорьев говорит, что его мало волновали моменты, связанные со знакомством с людьми, которые не имели отношения к этому кредиту. Очень странно, получается, что Григорьев считает, что Абрамович не имел отношения к "Руникому". Адвоката истца это заявление тоже заинтересовало.

14:26 Григорьев поясняет, что эти допросы имеют отношение к кредиту "Руникома", а другие допросы были по иным обстоятельствам. Судья: "До тех пор, пока я не выпущу постановление об этом, вы можете считать, что не обязаны раскрывать то, что вы говорили в тех других допросах, не раскрытых в суде". Григорьев: "Спасибо, я понял". Адвокат странно формулирует вопрос, судья говорит: "Извините, но даже я не могу понять, что вы спрашиваете".

14:24 Григорьев говорит, что встречался со следователем более, чем два раза. Свидетель интересуется у судьи, насколько правильно, корректно раскрывать данные его допросов по уголовному делу. Григорьев: "Данное уголовное дело не прекращено, и продолжают действовать мои обязательства о неразглашении тайны следствия".Он спрашивает, как ему быть в этой ситуации. Судья: "Вы полагаете, что у вас есть обязательство о конфиденциальности данных?" Григорьев: "Даже те два допроса, которые уже раскрыты в суде — по ним я тоже подписал обязательство о неразглашении". Судья: "А сколько всего у вас было допросов?" Григорьев: "Три или четыре допроса данным следователем. Но были и другие следователи".

14:21 Адвокат Бориса Березовского возобновляет допрос.

Личное дело: Алексей Григорьев выпускник Московского энергетического института, служил в российских вооруженных силах, затем работал на ряде должностей в банке СБС (включая тот период, когда банк еще назывался не СБС). В 2007 году Григорьев был председателем банка "Движение". Потом председатель совета директоров банка "Восточный" — им он является до сих пор.

14:18 В Лондоне сегодня прекрасная тихая погода. Стороны уже собрались в суде. Алексей Григорьев занял свое место свидетеля. Ждем судью.

Время московское.

Репортаж вела Анна Занина

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...