Коротко

Новости

Подробно

Борис Березовский vs Роман Абрамович

Онлайн-репортаж из Высокого суда Лондона. Часть 8

от

В Высоком суде Лондона продолжились слушания по иску Бориса Березовского к Роману Абрамовичу. Сегодня дала показания финансовый директор компании Millhouse Ирина Панченко — накануне она заявляла, что Роман Абрамович все-таки платил своему бывшему бизнес-партнеру, в доказательство суду была предоставлена таблица взаиморасчетов "Большой баланс". Сегодня же прошел допрос замгендиректора компании Millhouse Анны Гончаровой и главы планирования и бухгалтерского учета компании Millhouse Натальи Худык. За ходом процесса следила корреспондент "Ъ" АННА ЗАНИНА.


14:25 Заседание началось. Борис Березовский и Елена Горбунова отсутствуют в зале. Романа Абрамовича тоже не видно. Продолжается допрос Ирины Панченко.

14:30 Сотрудница суда сообщила, что бесплатный Wi-Fi они не могут предоставить, и если журналисты хотят писать онлайн, то нужно заплатить за доступ в интернет. Она не смогла ответить на вопрос, что изменилось, ведь раньше это было возможно и, более того, озвучено судьей Глостер на первом заседании 3 октября.

14:33 Ирина Панченко рассказывает, что 16 июня она встретилась с Иваном Стрешинским и сказала ему, что по просьбе Романа Абрамовича они должны выплатить Бадри Патаркацишвили деньги. Свидетель рассказывает про "Русал", где она была финансовым директором.

14:34 Сколько стоит Wi-Fi — неизвестно, и кому платить — тоже.

14:35 Вошли Березовский с Горбуновой, с ними три охранника.

14:35 Лоренс Рабинович снова выясняет про аббревиатуры: Билли, БП, Б. БП — физлицо, Б — компания.

Справка: Речь идет о таблице, в которой были указаны суммы платежей.



14:42 Рабинович говорит, что БП и Б участвовали в сделках по КрАЗу, а по Р-Холдингу (имеется в виду "Русал". — "Ъ") также имеют право на получение сумм, равных доходу от 25% акций или цене их продажи. Таково было понимание Стрешинского. Панченко на это повторяет версию Абрамовича о том, что они могли выплатить Бадри его комиссионные ($585 млн) только через видимость дивидендов и видимость владения алюминиевыми активами.

14:52 Рабинович закончил допрос. Теперь очередь адвокатов ответчика. Спрашивают о вчерашней схеме с векселями, почему Панченко не знала тогда, что эта схема была для платежей Березовскому, просят объяснить — откуда узнала сейчас. Панченко отвечает, что поняла это после изучения "Большого баланса".

14:56 Рабинович уточняет технические моменты с сокращениями и аббревиатурами в "Большом балансе" и таблице Руслана Фомичева (бывший партнер Бориса Березовского. — "Ъ").

15:02 Рабинович: "Сокращение El не может быть связано с расходами на выборы (election. — "Ъ")?" Панченко не может ответить на этот вопрос. Вызывают следующего свидетеля — Анну Гончарову.

15:04 Как обычно сверяют подписи на показаниях и подтверждают внесение в них поправок. Кажется, еще не было ни одного свидетеля, который бы не исправлял своих показаний.

15:06 Справка: Анна Гончарова работала на Абрамовича с 1988 года, до мая 1993 была бухгалтером АВК (компания занималась коммерческой и посреднической деятельностью, в том числе перепродажей нефтепродуктов. — "Ъ"), затем работала в московском офисе "Сибнефти".



15:07 Гончарова подтвердила, что Абрамович ей доверял (и доверяет). Сейчас она занимает пост замгендиректора компании Millhouse. Рабинович: "Вы лояльны и преданны Абрамовичу?" Гончарова: "Лояльна, да".

15:14 Гончарова занималась платежами (видимо, Березовскому. — "Ъ") с начала 1995 до конца 2000 года.

15:17 Адвокат истца выясняет, почему свидетельница вела записи по платежам в тетрадках, а не в компьютере: "Чье это было решение?" Гончарова: "Это было мое решение". Адвокат: "Но эти платежи потом стали очень крупными!" Гончарова: "Они всегда были крупными, а потом я просто привыкла". Она поясняет, что ее никто не просил вести записи этих платежей на компьютере.



15:20 Гончарова: "Абрамович давал мне назначение платежа, а я передавала это трейдинговым компаниям".

15:25 Адвокат спрашивает, что было назначением, целью платежа — человек или какая-то деятельность. Гончарова: "Я объясню: как правило за ОРТ мы платили третьим лицам, в том числе компании ВИД за их услуги, "Мосэнерго" за электроэнергию — это и было целью платежа".

15:27 Адвокат: "А бухгалтера не спрашивали, с какой целью эти платежи проводятся?" Гончарова: "Нет, они знали, что это исходит сверху, от Абрамовича, поэтому вопросов не было". Гончарова не знает, как бухгалтерия оформляла платежи наличными ЛогоВАЗу и другим компаниям Березовского.

15:33 В начале заседания Джонатан Сампшн сообщил, что Александр Булыгин (бывший гендиректор "Русала". — "Ъ") находится в больнице и сможет дать показания не раньше 15 декабря.

15:33 Перерыв 10 минут.

15:50 Гончарова сказала, что частично документы о платежах были уничтожены через шредер, потому что Абрамович сказал, что они ему не нужны. Адвокат спросил: "Вы уничтожали документы, чтобы помешать расследованию в отношении компаний Абрамовича?" Гончарова ответила отрицательно. Гончарова объясняет, что документы не нужно было все хранить, информация о платежах хранилась у нее еще и в книге учета.

15:56 Адвокат выясняет, почему в майских показаниях Гончаровой ничего не говорилось об уничтожении части документов о платежах. Гончарова объсняет, что не думала о важности этого момента, и что нужно было описывать такие подробности. (У всех свидетелей одинаковое объяснение того, почему они чего-то недоговорили в своих письменных показаниях).

15:57 Адвокат: "Значит, вы сохранили книги учета платежей и итоговые суммы, но дополнительные вспомогательные документы были уничтожены". Гончарова: "Итоговые суммы по годам я записала просто на бумажке, если Роман Аркадьевич когда-нибудь их спросит, на всякий случай". Объясняя это, Гончарова размахивает руками.



16:00 Адвокат: "А когда вы уничтожили документы и записали итоговые суммы?" Гончарова: "Где-то в 2002-2003 году, а в 2001 году у меня еще все лежало". Адвокат: "А дальнейшими платежами занималась Панченко, вы это знали?" Гончарова: "Да, знала". Гончарова повторяет, что в тех документах просто уже не было необходимости, поэтому их и уничтожили.

16:05 Адвокат ссылается на показания господина Пола Митчарда (адвокат компании Skadden. — "Ъ") летом 2009 года, просит Гончарову прочитать их. Адвокат: "В 2009 году единственное ваше воспоминание касается только платежей по ОРТ?" Гончарова: "Там действительно так написано, но это не так — помимо наличных денег, которые мы отвозили в клуб ЛогоВАЗ, еще были деньги Бадри, деньги в Останкино..."

16:08 Адвокат просит свидетеля прочитать ее собственные показания от июня 2009 года. Адвокат: "Там опять же говорится только о платежах ОРТ?" Гончарова: "Нет, там говорится, что в ее обязанности входила выплата денежных средств — это как наличные, так и безналичные платежи". Адвокат истца: "Но ведь там нет ссылок на другие платежи, кроме ОРТ". Гончарова: "Я помню и другие платежи, $5 млн наличными, а уже в марте (скорее всего 1995 года) начались уже и безналичные платежи".

16:09 Свидетель упорно не хочет соглашаться с тем, что в ее показаниях не говорилось ни о каких других платежах, кроме связанных с ОРТ. Хотя, по утверждению адвоката, она тогда помнила только их.

16:11 Адвокат объясняет ограничение платежей Березовскому только компанией ОРТ тем, что в 1995 году у Березовского с Абрамовичем была договоренность именно о поддержке ОРТ в обмен на поддержку по "Сибнефти".

16:12 Гончарова вспоминает, как она отвозила наличные, как ей звонил Бадри, называет имена помощников (Иван) в клубе ЛогоВАЗ в подтверждение того, что тогда были и другие платежи.

16:15 Рассказывает подробности первой своей встречи с Березовским в клубе ЛогоВАЗ, она тогда не знала, кто такой Березовский. Как она настояла, что должна передать сумку с деньгами исключительно ему лично, как прошла в кабинет и увидела Березовского, разговаривающим по телефону, как он рассердился и бросил телефон в сторону, увидев, что она вошла... Судья прерывает: "В какой валюте вы принесли деньги?" Гончарова: "В долларах". Судья: "И вы ходили по улице с миллионом долларов в сумке?" Гончарова объясняет, что она не сумасшедшая и ездила на машине. Смех в зале. Гончарова сама заулыбалась.



16:21 Адвокат: "Вы можете сказать, сколько было уплачено всего по ОРТ?" Гончарова: "Конечно, могу. В 1995 году было написано $20-30 млн, но когда я начала готовиться к суду, то вспомнила, что сумма была $31 млн точно, потом 96 млн руб., последующие года по 50 млн, а в 2000 году много платежей было через Объединенный банк (АКБ "Объединенный банк" (учредители ОАО "АвтоВАЗ", ОАО "ЛогоВАЗ", ПКБ "АвтоВАЗбанк". — "Ъ"), всего около $70-80 млн". Адвокат: "Но сколько из этих платежей относилось именно к ОРТ?" Гончарова: "Не могу сказать, это был общий список платежей Березовскому и Бадри".

16:24 Адвокат начинает придираться к словам, цитирует стенограмму: "В одном месте вы говорите, что не знали Березовского и как он выглядит, потом говорите, что знали". Гончарова: "Я слышала о нем, о нем много говорили, в печати много писали". Гончарова акцентирует каждое свое слово, отвечая адвокату.

16:29 Гончарова перечисляет все, что они делали для Березовского: "Покупали для Березовского машины, и обслуживали, и отвозили деньги для обеспечения клуба ЛогоВАЗ, Екатерине (дочь Березовского от первого брака. — "Ъ") купили Volvo, Галине (Галина Бешарова, вторая жена Бориса Березовского. — "Ъ"), купили BMW, а в 1996 году оплачивали отдых в Испании Березовскому — $140 млн, оплачивали ему потом круиз — там сумма была около $150 млн. Это были для меня какие-то фантастические суммы, поэтому я их помню. Еще снимали квартиру на улице Рылеева, она была записана на меня, но пользовался ею господин Березовский". Борис Березовский смеется.

16:31 Слово взял Джонатан Сампшн, спрашивает, с кем Гончарова общалась по поводу платежей. "Когда в Москве не было Абрамовича, по всем платежам я общалась именно с Бадри", — сказала Гончарова. Она продолжила: "И потом уже согласовывала их с Абрамовичем".

16:34 Гончарова продолжает: "Еще ЧОП "Атолл-Эльс" оказывал услуги по охране Березовскому, и мы им платили зарплату. Они охраняли все его дачи и мы их оплачивали — и Жуковку, и Архангельское, и комплекс "Сосны" от управления делами президента". Сампшн: "Почему обыск был в связи с этой фирмой (имеет в виду ЧОП)?" Гончарова: "Я не знаю, но я помню, что обыск в 1999 году был связан именно с компанией "Атолл". Сампшн: "А кто расследовал эти дела?" Гончарова: "Я думаю, генеральная прокуратура".

16:41 Сампшн просит подробнее рассказать, что было тогда с сумкой наличных, которую она принесла Березовскому в клуб. Гончарова: "Я поставила ее, сказала Березовскому, что это ему, и ушла". Сампшн: "А в другой раз, когда вы приносили миллион долларов, что произошло?"

Гончарова: "Ваша честь, не знаю, представляете ли вы, что такое миллион долларов — это очень тяжело, а клуб ЛогоВАЗ он так устроен, там надо было подняться с этой сумкой, я увидела Бадри, он спросил, кто я такая, я объяснила, что мне нужно к помощнику Березовского Ивану, и Бадри помог мне донести эту сумку". Судья: "Это был какой раз, когда вы привозили наличные?" Гончарова: "Это был уже третий или четвертый раз, когда я приезжала в клуб".



16:42 Сампшн: "В какой период времени вы привозили все эти наличные в клуб?" Гончарова: "Я думаю, это февраль-март 1995 года. Я запомнила это в связи с тем, что мы в январе 1995 года сразу после Нового года переезжали в свой собственный офис, а до этого мы арендовали здание. Мы хотели, чтобы когда Абрамович вернется из отпуска — уже заработал новый офис, он находился на Большой Коммунистической, дом 38. А в феврале 1995 года начались эти первые платежи, которые я относила в клуб ЛогоВАЗ".

16:46 Сампшн: "Вы упоминали о $140 млн за отпуск Березовского". Гончарова: "Ой, конечно же тысяч, а не миллионов, если миллионов — то всю Испанию можно было купить за эти деньги". Сапмшн: "Не знаю, как тогда, а сейчас можно, уж точно!" Смех в зале.

16:46 Допрос Гончаровой закончен. Присягу принесла Наталья Худык.

Справка: Наталья Худык бывший исполнительный директор "Русского алюминия", на Романа Абрамовича работает с февраля 1997 года. Является главой планирования и бухгалтерского учета компании Millhouse.



16:49 Рабинович: "Вы лояльны господину Абрамовичу?" Худык: "Да, конечно, в той мере, если он не вынуждает делать меня что-то незаконное".

16:55 Рабинович: "Когда вы узнали о платежах?" Худык: "В конце 2010 или начале 2011 года от юристов". Рабинович: "Вы помогали Юлии Лебединой (Юлия Лебедина, по словам свидетеля, является юристом компании Millhouse. — "Ъ") при определении того, какие документы нужны по не российским компаниям?" Худык: "Если Юля ко мне обращалась, то я давала ей свои комментарии, но сказать, что Юлия полагалась только на мое мнение — это неверно".

16:56 Наталья Худык говорит так, как будто она сама юрист - отвечает очень аккуратно, без двусмысленностей.

16:57 Худык: "Когда я пришла работать в группу Абрамовича, я занималась только Руникомом — и С.А. и Лтд." Рабинович: "По каким еще компаниями вы помогали с документами?" Худык: "Это были кипрские компании, которые держали акции NPG, White Pearl (White Pearl Investments Limited, один из основных акицонеров "Сибнефти". — "Ъ")" Рабинович: "А не кипрские?" Худык: "Компания Madison на Британских Виргинских островах (Madison Equities Corporation владела 50% акций RUSAL Holding Ltd. — "Ъ"), я была там директором". Рабинович: "То есть по тем компаниям, где основной язык был английский".

17:02 Судья объявила перерыв на час.

18:05 Перерыв закончен. Слушателей в зале заметно прибавилось. Рабинович продолжает допрос: "Вы впервые узнали о платежах Черри Лейн групп, Кремона, согласно вашим показаниям, только из документов по этому делу в 2010 году, в том числе из таблицы Фомичева. Создается такое впечатление, что вы с Фомичевым что-то обсуждали и потом уже пошел обмен электронными сообщениями". Худык: "Да, это так, Фомичев позвонил мне с вопросом об этих компаниях, я тогда не знала, что это за компании и попросила предоставить мне для изучения документы".

18:08 Рабинович: "Панченко попросила вас организовать платеж примерно в $1 млрд, и вы нашли документ об этом платеже — там была сумма в $1,3 млрд, эта цифра была выведена, согласована после 14 мая 2001 года". Худык: "Документ был создан именно 14 мая и там указана сумма примерно в $1 млрд. Тогда я не знала цифры в $1,3 млрд".

18:09 Рабинович: "Созданный вами документ "схемы платежей", там отражены и платежи Березовскому и Патаркацишвили?" Худык: "Да". Худык объясняет, что согласно этой схеме платежи компании Девониа Инвестментс Лтд шли через ценные бумаги". Рабинович: "То есть к маю 2001 года вы уже знали о существовании этой компании Девониа?" Худык: "Да, но о названии компании я узнала позже, этот документ корректировался".

18:13 Рабинович: "Но к концу мая вы уже знали о Девониа?" Худык соглашается с этим. Рабинович: "Когда вы впервые обратились к этому документу?" Худык: "Думаю, в 2007 году". Рабинович: "А вы знаете, что этот документ был раскрыт суду только в мае этого года?" Худык: "Я не знаю этого". Рабинович: "Почему, по вашему мнению, этот документ не был раскрыт раньше?" Худык: "Наверное, потому что был получен большой объем информации и надо было сначала разобраться, что из нее имеет отношение к этому суду, но это только мои догадки". Худык добавила: "Я допускаю, что, когда впервые Пол Митчард задавал мне вопросы в 2007 году, я пыталась освежить свою память и обратилась к документам, но наверняка я это сказать не могу".

18:19 Рабинович: "Может, это было в 2009 году?" Худык: "Возможно". Рабинович: "Панченко показала, что "Большой баланс" был найден в ноябре 2010 года на вашем компьютере, поясните это, пожалуйста". Худык: "В какой-то момент на компьютерах сотрудников создавались архивные поддиректории для сохранения документов, мне не было об этом известно, этим занималась служба техподдержки. Кроме того, нужен был пароль, чтобы получить доступ к этой директории". Рабинович: "Этим занималась служба Millhouse?" Худык подтвердила: "Я полагала, что Фомичев является юристом группы и занимается общими вопросами". Рабинович: "И вы не знали, что господин Джеймс (Джеймс Джейкобсон, сотрудник юриста Бориса Березовского Стивена Кертиса. — "Ъ") занимался сделкой по Девониа?" Худык: "Нет".

18:27 Рабинович выясняет, юристом какой группы являлся, по мнению свидетеля, господин Джеймс Джейкобсон. Худык: "Я полагала, группы господина Фомичева. Для целей открытия банковского счета мне было рекомендовано общаться с ним и для получения юридических документов по компаниям, которые должны были получить платеж, то есть уставные документы. Поэтому я полагала, что господин Джейкобсон — юрист. Рабинович: "Но Джейкобсон базировался в Англии, вы знали об этом?" Худык: "Мне это было не важно, я не придавала этому значения, поэтому это не отложилось у меня в памяти".

18:39 Рабинович ссылается на переписку Худык с Джейкобсоном по поводу документов для открытия счета латвийском торговом банке. Рабинович: "Этот документ не был раскрыт Абрамовичем, его предоставил Березовский, вы можете объяснить почему?" Худык: "Я не знаю, возможно он не сохранился".

18:41 Показания Гончаровой, по общему мнению слушателей, были куда веселее.



18:47 Рабинович: "Вот еще один факс к вам от Джейкобсона на 6 страницах. Там список документов для подготовки сделки и там указан адрес, куда еще направить дополнительные документы". Худык: "Это адрес не для других, а именно для этих документов". Рабинович: "Там передача акций от Девонии в адрес Экстрейд Корпорейшн". Худык: "Да". Рабинович: "Вы проставили здесь дату 14 мая 2001 года задним числом". Худык: "Да, я хочу это прокомментировать. Датирование документов задним числом не было стандартной практикой в нашей компании, я не была от этого в восторге, так как я вводила в заблуждение банк, но мне был необходим документ для проведения платежа, я не могла принести в банк просто платежку на сумму в $1,3 млрд. К сожалению, мне сообщили об этом лишь накануне платежа".

18:53 Худык поясняет, что акции затем вернулись в компанию Абрамовича. Судья: "Кто придумывал эти схемы?" Худык: "Схема была разработана в начале мая, документы готовила я, первоначальные данные предоставила мне Панченко. Основная идея была неизменной — сумма должна была быть объявлена как дивиденды, уточнялось только, деньгами это будет выплачиваться или ценными бумагами". Судья: "Со стороны Абрамовича, чья была обязанность придумать этот механизм платежей, чья была изначально идея?" Худык: "Не знаю, до меня эта идея была донесена моим руководителей госпожой Панченко". Она добавила, что начальником Панченко был Евгений Швидлер.

18:56 Березовский вдумчиво слушает.

18:59 Рабинович: "У вас нет документов по общению с доктором Джимианом". Худык говорит, что никогда не общалась с доктором Джимианом. Адвокат, похоже, не согласен с этим.

19:00 Рабинович: "В качестве вашего электронного адреса указан адрес "Сибнефти"?" Худык подтверждает.

19:03 Рабинович переходит к вопросам по "Русалу": "Вы оказывали помощь в подготовке документов и договорной документации, но не помните деталей и подробностей?" Худык: "Да, деталей не помню". Рабинович говорит о платежах в пользу Ridge Brown. Худык: "Панченко не объясняла мне причины платежа и почему там было именно $125 млн в пользу Ridge Brown и $15 млн в пользу Blue Waters.

19:09 Кстати, Blue Waters принадлежала Бадри Патаркацишвили, платежи в пользу этой компании, согласно письменным показаниям Худык, начались в сентябре 2003 года.

19:12 У Рабиновича больше нет вопросов к Худык. Адвокат Абрамовича хочет уточнить по протоколу сегодняшнего допроса: "В ходе вашей работы по платежу в $1,3 млрд вы сказали про единичный случай общения с Джейкобсоном". Худык: "Я имела в виду не единственный случай общения, а только то, что я общалась с ним на узкую тему, только в рамках этого платежа на протяжении одной-двух недель в мае 2001 года".

19:12 Судья: "Прервемся на 10 минут".

19:35 Судья сообщила, что после обеда кто-то сделал фотографию в суде — эти фотографии сейчас удаляют. Судья подчеркнула, что никто не имеет права делать фотографии в суде, и что за это грозит наказание вплоть до тюремного заключения.

19:39 К присяге привели Алексея Владимировича Григорьева. Клянется на русском языке, что будет говорить правду. Занимает место в кресле свидетеля.

Справка: Алексей Григорьев выпускник Московского энергетического института, служил в российских вооруженных силах, затем работал на ряде должностей в банке СБС (включая тот период, когда банк еще назывался не СБС). В 2007 году Григорьев был председателем банка "Движение". Потом председатель совета директоров банка "Восточный" — им он является до сих пор.



19:40 Григорьев подтверждает, что живет в России: "Можно сказать, что вся моя трудовая деятельность была банковской деятельностью". Вся его семья также живет в России.

19:43 Адвокат истца уточняет про допрос свидетеля в марте 2009 года по уголовному делу в отношении Березовского, возбужденному в РФ. Григорьев: "Допрос длился более 2,5 часов, там была аудиозапись, и потом еще несколько дней следователь переносил это на бумагу". Григорьев говорит, что эту аудиозапись на самом деле ему не проигрывали, ни он, ни следователь не стали эти 2 часа заново слушать.

19:46 Допрос датирован 5 марта 2009 года.

19:47 Адвокат истца: "Но вы подписали подтверждение того, что вы прослушали запись". Григорьев: "Да, я подписал, но запись не слушал. Я понимаю, что раз подписал, то я несу ответственность за эту предоставленную мной информацию".



19:49 Свидетель говорит, что еще одной причиной того, что он не стал прослушивать эту запись было то, что ему не нравится свой голос на пленке. Потом поясняет, что это шутка.

19:51 Адвокат: "Вы ушли тогда из генпрокуратуры и вернулись через 5 дней". Григорьев: "Я вернулся для дачи повторных показаний и подписания документа. Вся информация, предоставленная мной, была правильной".

19:53 Григорьев говорит, что на повторном допросе была уже не аудиозапись — записывался вручную каждый вопрос и каждый ответ, при этом каждый раз он уточнялся. Поэтому тексты допросов сильно отличаются (он имеет в виду по стилистике. — "Ъ").

19:55 Адвокат: "Вас предупредили тогда об уголовной ответственности за отказ или дачу ложных показаний. В 2009 году вы не привлекались к уголовной ответственности?" Григорьев: "Ни тогда, ни сейчас — у меня нет судимости, я не привлекался к уголовной ответственности". Адвокат: "И вы не хотите, чтобы у вас теперь появилась судимость за дачу ложных показаний?" Григорьев: "Нет".



19:58 Адвокат обращает внимание, что имеются неточности, различия в допросе свидетеля по уголовному делу и в его показаниях представленных в Высокий суд. Григорьев: "Да, к огромному моему сожалению, я обнаружил неточности в сведениях на моем допросе. Это были незначительные детали для того допроса, но оказались весьма значимые для данного судебного разбирательства. Я даже проявил инициативу, попробовал связаться со следователем по тому уголовному делу, чтобы он мог внести изменения, но пока мне этого сделать не удалось". Григорьев выразил надежду, что следователь остался тот же.

19:59 Рядом с Березовским пустой стул — Горбунова вышла.

20:00 Адвокат: 14 пункт ваших показаний здесь расходится с данными, предоставленными в рамках допроса российских следователей.

20:02 Григорьев признает это и хочет пояснить: "Форма допроса была другой, и за 2,5 часа аудиозаписи я наговорил значительно больше, чем то, что было в конечном итоге изложено на бумаге, следователь избирательно подошел к этому вопросу. Те вещи, которые для него носили незначительный характер — там есть пропуски. Следователя интересовал один-единственный кредит, полученный компанией Руником, другие вопросы его не интересовали".

20:03 Григорьев: "Меня спрашивали, знаком ли я с теми или иными людьми и господин Абрамович — пятый в этом списке". По словам свидетеля, некоторых людей знал он, а они его — не знали, так как встречи с ним носили для этих людей технический характер.

20:06 Адвокат: "Но вы на допросе сказали, что никогда его не видели и не встречались с ним (имеет в виду Абрамовича. — "Ъ")". Григорьев говорит, что не увидел каких-то вещей, когда читал протокол своего допроса, что обращал внимание на более важные моменты.

20:10 Григорьев: "Я не заметил эту ошибку, но считаю, что это не имело большого смысла для того допроса".

20:13 Судья: "В своих письменных показаниях вы говорите, что даже если вы заметили эту ошибку, вы бы попросили или не попросили ее исправить?" Григорьев, кажется с безразличием отвечает: "Я не считал тогда, что это важно. К тому же если бы я внес какие-либо коррективы, то пришлось бы полностью переоформлять материалы уголовного дела и привело бы к большой потере времени".

20:14 Адвокат: "То есть вы сами решили, по каким вопросам можно было говорить правду, а по каким-то нет, потому что это, по вашему мнению, неважно?" Григорьев: "Следователя интересовал только один момент, а этот вопрос носил абсолютно промежуточный характер".

20:15 Непонятно, то ли адвокат хочет показать судье, что этот свидетель раньше уже давал ложные показания, то ли истцу действительно важен этот момент знакомства свидетеля с Абрамовичем.

20:16 Судья решила, что на сегодня достаточно. Продолжение завтра в 14:15 мск, Григорьев остается под присягой.

Время московское.

Репортаж вела Анна Занина


Материалы по теме:

Комментарии

Рекомендуем

наглядно

обсуждение

Профиль пользователя