Коротко

Новости

Подробно

«Границы между нами и Северной Осетией быть не должно»

от

Кандидат в президенты Южной Осетии, министр информации и связи, член совета директоров ОАО «МегаФон-Юг» ГЕОРГИЙ КАБИСОВ рассказал ОЛЬГЕ АЛЛЕНОВОЙ, может ли Южная Осетия стать парламентской республикой.


— Вас называют активным участником и сторонником «Осетинского народного фронта» и «Общероссийского народного фронта». Но недавно стало известно, что это разные организации и они не имеют друг к другу никакого отношения.

— С самого начала, как только образовался «Общероссийский народный фронт», мне эти идеи показались близкими, и я туда вступил. И, после того как у нас в республике появился «Народный фронт Осетия—Россия», я вступил туда, и туда же вступил весь мой коллектив. «Осетинский народный фронт» вошел в «Интернациональную Россию», которая, в свою очередь, входит в «Общероссийский народный фронт».

— Но ведь на форуме в поддержку Анатолия Бибилова координатор «Общероссийского народного фронта» Франц Клинцевич заявил, что ваш «фронт» не имеет ничего общего с общероссийским.

— Я не понимаю целей этого заявления. Тем более что сейчас «Народный фронт» не поддерживает кого-то из кандидатов, у него более общие задачи. Выборы пройдут, а задачи, стоящие перед нами, надо будет решать.

— Вы заявляете о необходимости воссоединения Южной Осетии с Северной в составе России. А как же борьба за независимость Южной Осетии?

— Мы один народ — на севере и на юге, и если Северная Осетия находится в составе России, то и мы должны быть там.

— Вы считаете, что Южная Осетия не состоялась как государство?

— Не в этом дело. Либо Северная Осетия должна присоединиться к нам, что невозможно, либо мы к ним. Границы между нами быть не должно. Это главное условие для сохранения нашего народа.

Учитывая местоположение Южной Осетии, мы все понимаем, что Россия — наш единственный гарант. Москва ни разу не показала, что может нас бросить. Но времена могут измениться. Я не уверен, что через несколько лет в Грузии или в России не придут к власти люди, которые договорятся между собой, и тогда Южная Осетия может стать разменной монетой в этих договоренностях.

— Почему провалены восстановительные работы?

— Я знаю этот процесс изнутри. И я знаю, где мы забуксовали. И то, что восстановление провалено, это факт. Но я не хотел бы детально отвечать на ваш вопрос. Я считаю, что после выборов мы должны исправлять ошибки.

— А как их исправлять?

— Нужна команда квалифицированных специалистов. Из людей, не запятнавших себя, людей, которые все эти 18 лет были в Южной Осетии. Многие кандидаты войдут в нашу команду, если я смогу победить. А что касается представителей власти — думаю, они будут работать, но в другом месте.

— Вы допускаете, что Южная Осетия может стать парламентской республикой?

— Я считаю, что с одного человека легче спрашивать.

— То есть, став президентом, вы не стали бы передавать полномочия парламенту?

— Часть полномочий можно передать — например, согласование министров. Это была бы неплохая мера.

— Вас называют человеком президента.

— Я самостоятельный политик.

— Но вы родственник генпрокурора, вы близки к президенту. Эти люди будут с вами работать в команде, если вы победите?

— Как вы понимаете, от своих родственников я не могу отказаться, несмотря на выборы. Что касается действующего президента, то нас не так много — людей, кто все эти годы тут жил и что-то делал для республики. И не только президент будет в нашей команде, но и вся оппозиция. Мы будем вместе строить нашу республику.

— Вы допустите даже таких оппозиционеров, как Дзамболат Тедеев или Альберт Джуссоев?

— У меня нет с ними каких-то противоречий. Мы постараемся консолидировать наш народ. Вы сами видите, как наше общество разобщено.

— А что будет с теми, кто замешан в отмывании денег?

— Им не будет места в правительстве.

— То есть в тюрьму они не попадут?

— Если будут доказательства их вины, то и такой вариант не исключен.

— Второй тур будет?

— Да, я уверен.

— А почему так много кандидатов на 34 тыс. избирателей?

— Если среди кандидатов нет абсолютно авторитетного и сильного, у многих возникает желание помериться силами.

— А вооруженного противостояния не будет?

— Это исключено. Никакая власть не стоит крови.

— То, что Москва поддерживает одного из кандидатов, как-то влияет на избирателей?

— В городе — нет, а в районах — да. Там ходят представители этого кандидата, которые говорят, что если мы не поддержим ставленника Кремля, то Москва больше не даст нам денег и перекроет нам кислород. Грамотные люди понимают, что это необоснованные заявления и что руководство России уже не раз говорило, что будет работать с тем президентом, которого изберет народ. Но на простых людей такая угроза действует.

Комментарии
Профиль пользователя