Коротко

Новости

Подробно

Сто лет на обед

Джастин Тимберлейк в антиутопии "Время"

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 15

Премьера кино

Новый фильм "Время" (In Time) известного любителя виртуальной реальности Эндрю Никкола переносит в дарвинистское будущее, когда оставшееся человеку время жизни будет прямо пропорционально его способности это время отработать, купить, отобрать или украсть. Ничего невероятно фантастического в фильме ЛИДИЯ МАСЛОВА не обнаружила, а всего лишь доведенную до логического завершения ситуацию, когда выжить больше шансов у тех, кто способен оплатить медицинскую помощь.


В самом деле, разве оплачивая очередной визит к врачу, не конвертируем ли мы деньги во время, инвестируя в надежду, пусть даже иллюзорную, протянуть на этом свете чуть подольше? Эндрю Никкол делает это положение вещей более наглядным и ставит знак равенства между временем и деньгами, устраняя между ними всякие посреднические инстанции и амортизирующие прокладки в виде товаров и услуг. В этом упрощенном до кристальной ясности и предельного цинизма мире у всех обитателей Земли в 25 лет останавливается физическое старение, зато на левом предплечье выступает флюоресцентно-зеленый тайм-код, показывающий, сколько времени у человека в наличии: изначально все находятся как бы в равных условиях, и каждому дается 365 дней на то, чтобы свой ресурс времени приумножить или бездарно растратить. А прокутить его меньше чем за год не шутка, раз уж чашка кофе может за день подорожать на целую минуту — с трех до четырех (вообще в фильме немного не хватает подробностей ценообразования и объяснения его принципов, но это и в окружающей нас современной реальности часто остается загадкой). Кофеек кусается еще не в самой дорогой временной зоне, а в гетто для пролетариата, где вначале прозябает герой Джастина Тимберлейка и где выражение "жить одним днем" буквализируется: на улицах периодически попадаются свалившиеся замертво молодые люди, погибшие от недостатка времени. Так что, несмотря на одинаковый для всех стартовый годовой запас времени, никакого равенства не наблюдается: богатая наследница (Аманда Сайфред), дочка банкира (Винсент Картайзер), у которого в сейфе хранятся эоны времени, получает на 25-летие от папы десять лет в подарок, между тем как мама героя (Оливия Уайлд) умирает у него на руках из-за того, что утром дала ему на обед полчаса, потом заплатила пару дней за квартиру, а к вечеру не наскребла двух часов на автобус.

Судьба осиротевшего фабричного рабочего меняется в одночасье: богатый мужчина, которому все надоело и который мается избытком ненужного ему времени, "обнуляется", слив все свое время герою, вовремя (извините за каламбур) подвернувшемуся ему в баре. Процедура передачи времени не усложняется лишними формальностями: люди соприкасаются предплечьями, раздается приятный звук, отдаленно напоминающий шуршание отсчитываемых банкоматом купюр,— и готово: обнулившийся падает замертво, а счастливый обладатель дополнительных лет продолжает свою беготню. От нищебродской привычки бегать, присущей ограниченным во времени людям, разбогатевший герой Тимберлейка так и не может избавиться, даже, когда заплатив всего-то год, пересекает несколько временных зон и оказывается в самой шикарной — под названием "Нью-Гринвич". Там он идет в казино и, рискнув поставить все свои сто лет, обыгрывает в покер пупсикообразного банкира, получает от него приглашение на ужин и моментально находит общий язык с банкирской дочкой. Ее герою тут же приходится взять в заложницы: дело происходит в настолько тоталитарном обществе, что даже добровольно подаренное тебе время может быть в любой момент конфисковано без объяснений, поэтому на протяжении всего фильма герой и, естественно, полюбившая его девушка вынуждены убегать от местных "ицелопов"--хранителей времени, руководителя которых играет Киллиан Мерфи.

Те, кто помнит самый, наверное, изощренный фильм Эндрю Никкола — его режиссерский дебют "Гаттака" 1997 года, будут рады заметить, что в отношении визуального дизайна и музыкального оформления режиссерские вкусы ничуть не испортились: к работе над "Временем" были привлечены, возможно, немного избыточные в данном случае творческие силы — оператор Роджер Диккенс, композитор Крейг Армстронг, продолжающий традиции Майкла Наймана, и художница по костюмам Колин Этвуд (обладательница "Оскара" за "Алису в Стране чудес"), благодаря которой герои "Времени" очень хорошо одеты — без футуристических наворотов, но элегантно и практично (за некоторые неброские туалеты Аманды Сайфред, может, и хотелось бы отдать все оставшееся время жизни, да ведь наверняка не хватит). Но, несмотря на все визуальное обаяние "Времени" как качественного фантастического боевика, содержательно это самый примитивный из фильмов Эндрю Никкола, который, вероятно, мог бы сообщить о времени и что-то более оригинальное — как с психологической, так и с философской точки зрения, но трезво понимает, что это без горячего энтузиазма будет встречено в Голливуде, похоже, тупеющем с каждой секундой так же неуклонно, как убывают зеленые циферки на руках героев "Времени".

Комментарии
Профиль пользователя