Коротко

Новости

Подробно

Против рома нет приема

Джонни Депп сыграл Хантера С. Томпсона

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 14

Премьера кино

Вчера в прокат вышел "Ромовый дневник" (The Rum Diary), экранизация автобиографического романа иконы американской публицистики Хантера C. Томпсона,— лирического героя лет десять мечтал сыграть спродюсировавший картину Джонни Депп. Возможно, потому, что актера связывали дружеские отношения с самим автором книги, в его исполнении лирический герой выглядит гораздо более приятным в общении человеком, чем тот Хантер С. Томпсон, каким он предстает на страницах своих слишком, по мнению ЛИДИИ МАСЛОВОЙ, самовлюбленных произведений.


О мертвых, однако, либо хорошо, либо ничего — и этому принципу следует фильм "Ромовый дневник", сделанный в приятном жанре веселого мемуара о любимом покойнике (он собственной персоной появляется в финальном кадре с посвящением на характерной для него фотографии — сидящим где-то на очередном пляже с блокнотиком и по обыкновению сочетающим активный отдых с изнурительным трудом). В "Ромовом дневнике", действие которого происходит в конце 50-х, герой Хантера С. Томпсона, журналист с писательскими амбициями, слегка прикрытый псевдонимом Пол Кемп, переезжает из Нью-Йорка в Пуэрто-Рико и устраивается в газету San Juan Star в поисках более наполненной приключениями жизни. Возведенное Томпсоном в главный жизненный принцип умение создавать себе экстрим на ровном месте в сочетании со знойной латиноамериканской обстановкой и взрывным темпераментом местного населения создает гремучую смесь, которую режиссер Брюс Робинсон, как опытный бармен, умело разбавляет в нужных пропорциях, чтобы зритель не вырубился после первого же стакана (сам-то 65-летний англичанин Робинсон всю эту разухабистую алкогольную романтику знает не по литературе, а на собственном многолетнем опыте). Депповский Пол Кемп выглядит заметно "причесанным", во всех смыслах, и более уравновешенным по сравнению с необузданным прототипом — герой фильма гораздо менее расположен шокировать людей ради удовольствия от самого процесса, которое Хантера С. Томпсона, возможно, штырило больше, чем алкоголь и наркотики (впрочем, "Ромовый дневник" — первый роман Томпсона, написанный им в 20 лет, когда он, вероятно, еще не достиг нужного градуса остервенения). При знакомстве с новым боссом (Ричард Дженкинс) герой стесняется дышать на него содержимым гостиничного мини-бара и уверяет, что старается не употреблять алкоголь, но все же это иногда случается. Ни о какой гонзо-журналистике он пока и не заикается, а в газете смиренно пишет гороскопы, да и сам пытается применять астрологию в жизни, предсказав мимоходом победу Джона Кеннеди на предстоящих выборах, а также его скорую гибель.

В редакции газеты San Juan Star самым колоритным сотрудником является бомжеватого вида алкаш Моберг (великолепный Джованни Рибизи, который совершенно идет вразнос, пока застегнутый Джонни Депп пытается сдерживаться, передавая эмоции в основном с помощью бровей), но он радует своими появлениями лишь время от времени, а постоянным компаньоном героя становится потрепанный жизнью фотограф (Майкл Рисполи), с которым они делят жилплощадь. Кроме того, в круг общения Кемпа входит пиарщик (Аарон Экхарт), который обслуживает алчные корпорации, мечтающие застроить отелями еще не изгаженные туризмом пуэрто-риканские острова,— к неизбежности этого герой Джонни Деппа должен морально подготовить общественное мнение с помощью своего бойкого пера. Чтобы повернее подцепить журналиста на крючок, герой Аарона Экхарта оказывает ему всяческие благодеяния: вносит за него залог в тюрьме, куда тот, естественно, попадает за драку, дает карманных денег и одалживает красный "Корвет" — и самому покататься, и покатать подружку пиарщика (Эмбер Херд), которую с журналистом моментально начинает объединять любовь к авантюризму. Наивный персонаж Экхарта еще не знает основного принципа гонзо-журналистики: все, что предлагают желающие тебя коррумпировать, начиная от халявных фуршетов и заканчивая их подружками, надо благодарно принять, а потом сесть и нещадно разоблачить их на страницах прессы. Так мог поступить бы и сам Хантер С. Томпсон, который при всем уважении к его памяти и вкладу в журналистику, был изрядным позером с подростковой склонностью к рисовке и самолюбованию, так что его умение красиво режиссировать собственную жизнь иногда затмевало его менее блестящий литературный талант. Но для фильма Хантер С. Томпсон — идеальный, бесценный персонаж, всегда готовый компенсировать несовершенство сценария и режиссуры своей харизмой, которая и с того света, шесть лет спустя после смерти героя, шибает в нос тропическим ароматом тростникового спирта.

Комментарии
Профиль пользователя