Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 7
 Вора в законе не посадили

"Вор в законе" заступился за проститутку

       Мосгорсуд отправил на доследование уголовное дело одного из лидеров осетинской преступной группировки Москвы, "вора в законе" Николая Бизикашвили и восьмерых членов его бригады. Их обвиняют в бандитизме, разбое, вымогательстве, похищении людей, а Бизикашвили еще и в хранении наркотиков (31 мая "Коммерсантъ-Daily" рассказывал о начале процесса). По мнению суда, следствие за два года так и не смогло собрать против обвиняемых убедительных доказательств.
       
       Владикавказский "вор в законе" Бизикашвили (Цика) был когда-то квартирным вором. В свое время он умудрялся за пару месяцев обчищать по полсотни квартир, причем в разных республиках СССР. Из 41 года своей жизни 16 лет провел за решеткой. К началу 90-х годов Цика обосновался в Москве, где, по милицейским данным, возглавил группировку из 30 человек. Осетины взяли под свой контроль весь муниципальный округ "Мосфильмовский", а местные славянские "авторитеты" предпочитали с ними не конфликтовать. Их лидер Сергей Шевкуненко (Шеф) даже объединил свою бригаду с бригадой Цики.
       Формальных поводов для ареста Цики и Шефа у руоповцев долгое время не было. Но летом 1994 года сотрудники РООП Западного округа узнали, что вооруженные автоматами "кавказцы" во главе с Бизикашвили похитили художника Андрея Соболя, вытащив его прямо на улице из его собственного "Мерседеса". Машину бандиты забрали себе, а Соболя, по его словам, возили по разным квартирам, избивали и требовали денег. При этом у него из кармана якобы вытащили около $3 тыс. и мобильный телефон. Художнику удалось удрать, а его друзья на следующий день встретились с Цикой в лесу. Разговора не получилось, а Соболя якобы опять похитили — на этот раз Шеф со своим "подчиненным". Потом Цика распорядился отпустить художника.
       В начале июля 1994 года Цику вместе с пятью осетинами, которых в милиции считали членами его банды, арестовали. В кармане у вора нашли наркотики, ключи от машины Соболя и документы на нее. Только после этого Соболь написал официальное заявление о своем похищении. На следующий день руоповцы получили также заявление от четы Андриановых о том, что люди Цики и Шефа вымогали у них $15 тыс. или квартиру. Всех шестерых арестованных обвинили в разбое, вымогательстве и похищении людей. В октябре того же года в обвинение добавилась статья о бандитизме: тогда арестовали трех русских москвичей, двое из которых якобы участвовали в вымогательствах и в похищениях Соболя и Андриановых, а третий хранил дома два чехословацких пистолета-пулемета, охотничий обрез и пистолет Макарова. Сыщики решили, что оружие принадлежит бригаде Цики, и на этом основании всех девятерых арестантов обвинили в бандитизме. Шефа, который остался без покровительства осетин, вскоре нашли убитым.
       Следствие по делу Цики более двух лет вели сначала следственный отдел РООП Западного округа, а потом Кунцевская прокуратура. Процесс в Мосгорсуде начался только в конце мая этого года. На судью Цика произвел большое впечатление. Небольшого роста, худой, исключительно вежливый, он восседал на скамье подсудимых в белой рубашке и красном галстуке. "Я такого еще ни разу не видел",— признался судья. Причем когда Цика хотел что-то сказать, то поднимал руку, как первоклассник.
       Но удивлял он судью всего две недели. Потерпевших, на чьих показаниях в основном и строилось обвинение, найти не удалось. Подсудимые же в один голос заявили, что никакого Соболя (который, кстати, так и не смог назвать следствию точную дату нападения на него) знать не знают, хотя с Андреем Андриановым кое-кто из них знаком. Тот, по их словам, был сутенером и заставлял несовершеннолетнюю девушку заниматься проституцией. За это в итоге его и побили, но ничего не вымогали. Девушка эту версию письменно подтвердила в суде (милиции, кстати, она известна как содержательница квартиры, где постоянно собирались "мосфильмовские" славянские и осетинские бандиты). Стало распадаться и обвинение в бандитизме, поскольку следствие не смогло доказательно установить принадлежность оружия. Осталось непроверенным алиби некоторых обвиняемых. В итоге дело отправили на доследование, после которого обвинение может существенно измениться. Например, у "вора в законе", скорее всего, останется только стандартное в таких случаях обвинение в хранении наркотиков. Но если их размер окажется незначительным, то и это, согласно новому УК, ненаказуемо.
       
       МАКСИМ Ъ-СТЕПЕНИН
       
Комментарии
Профиль пользователя