Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

 Шемякин


Как помочь себе за счет российского госбюджета

Эту проблему пытается решить художник Михаил Шемякин
       Как стало известно "Коммерсанту-Daily" из информированных источников, Михаил Шемякин, российский художник, с начала 80-х годов живущий в США, в августе прошлого года обратился к президенту РФ Ельцину с просьбой о предоставлении кредита под залог коллекции своих произведений. Дело, выглядящее как просьба о "творческой помощи", беспрецедентно: фактически речь идет о закамуфлированной купле-продаже, невыгодной для России. Скоро группа российских экспертов отправится в США оценивать шемякинский залог.
       
       Интерес Михаила Шемякина к бывшему отечеству известен: он ставит памятники в Петербурге и выставляется в Москве, стараясь, чтобы его не забывали. Действительно, в России Шемякин пользуется славой, даже и доли процента которой в Америке ему не видать. Новая инициатива художника показывает, что, сделавшись "известным в России художником" (в основном благодаря своим общественным инициативам — помощи в возвращении военнопленных из Афганистана и т. д., — и организационным способностям), теперь он хотел бы эту известность выразить в дензнаках. И заодно заявить о своем творчестве в российские музейные собрания, став тем самым еще более "известным" ("Где его произведения? — Да во всех центральных музеях России!"). Такой хитрый дуплет прецедентов не имеет и является личным изобретением г-на Шемякина.
       В осуществление этой программы г-н Шемякин написал письмо президенту России (от 7 августа 1996 года) и премьер-министру РФ (18 октября 1996 года), в котором просил предоставить ему денежный кредит в погашение его расходов по выставкам и размещению монументов в Москве и Петербурге под залог его произведений. Письмо стало спускаться ниже, в два заинтересованных министерства — финансов и культуры.
       Минфин в принципе счел возможным выделить до 5,7 млрд рублей ($1 млн), но только после экспертного отбора. Начальник департамента культуры и информации аппарата правительства РФ Игорь Шабдурасулов после некоторых колебаний "счел целесообразным выделение кредита", о чем сообщил в письме Виктору Черномырдину (28 ноября 1996 года). Премьер дал директиву (от 21 февраля 1997 года) "согласиться с предложениями Минфина и Минкультуры" о кредите под равноценный (!) залог.
       Правда, это было в феврале, и сейчас Виктор Степанович уже плохо помнит, о чем речь. На вопрос корреспондента Ъ, заданный неделю назад в Царском Селе, он ответил: "Я сейчас просто не могу сказать, кто и какие команды там давал, но я думаю, что нам не нужно бросаться из крайности в крайность, и все хорошее мы должны приобретать".
       Последнее слово красноречиво. Премьер забыл главное: речь идет о кредите, а не о покупке. Оно и неудивительно — Шемякин сделал все, чтобы об этом забыли в первую очередь. Письмо первого заместителя министра финансов А. Вавилова (от 12 февраля 1997 года), направленное в правительство, прямо называется: "О финансовой помощи М. М. Шемякину". Финансовую помощь, очевидно, выделяют не в долг, а насовсем. А произведения тогда берут как бы "в подарок", во всех смыслах этого емкого слова.
       Решение о выделении кредита Шемякину с февраля нынешнего года резво прошло инстанции департамента культуры и информации правительства РФ, Министерства финансов РФ и наконец было спущено в Минкультуры. Расплачиваться за широкий государственный жест придется именно ему — сумму кредита скорее всего просто вычтут из его бюджета.
       Чиновникам Министерства культуры поручено сформировать экспертную группу из представителей центральных отечественных музеев, которые бы оценили произведения, предоставляемые Шемякиным в качестве залога — картины, графику и ювелирные изделия (они, очевидно, являются самым ценным в силу того, что сам материал имеет ценность). Авторитетные, серьезные музейщики, например, из Эрмитажа и Русского музея — возражают: вещички, место которым в средней руки галерее, не украсят государственные хранилища. В мировых музеях произведений Шемякина нет, и выяснить, реалистичны ли называемые им цены, невозможно. Те музеи, что поподатливее (ГТГ), пока мнутся, вяло торгуясь: "готовы принять только отдельные работы", "оставляя за собой право их отбора".
       Видеть в государстве ломбард — оригинальная идея. Обычая брать у высшей власти кредиты под залог своих работ не было и нет в мировой практике. Известны случаи, когда физические лица или фирмы брали кредиты под залог своих коллекций. Но у банков и под обеспечение вещей, имеющих устойчивую и даже растущую ценность, — речь идет о старом искусстве, проверенном временем. Финансовые операции с современным искусством происходят иначе. Нормально, когда продажей произведений занимаются галереи или сам автор; в порядке вещей, когда различные культурные институции или фонды заказывают и оплачивают ему исполнение работ.
       Ссуды же художники, как и все остальные граждане, берут у банков. Разумеется, эти азбучные истины знает и Шемякин. Потому он обратился с просьбой о займе не к правительству США (по месту жительства), а к руководству России, полагая, что здесь плохо знают законы цивилизованной экономики, зато, в отличие от всего остального мира, слыхали про Шемякина.
       Любопытно, что у наших соотечественников, даже у давно живущих за рубежом, сохранились советские привычки. Раньше писали "на съезд" или самому генсеку. Теперь — в правительство РФ или премьеру и даже президенту. Хотя даже в этой абсурдной ситуации у Михаила Шемякина был своего рода "профессиональный" адресат — Министерство культуры России. Но отнюдь не абсурден выход просителя на высокие ступени власти, где у него, видимо, имеются влиятельные ценители. Минкультуры с его тощим финансированием и не доведенными до конца культурными программами (выставками, закупками работ и т. д.) наверняка отказало бы Шемякину. Планируемая сумма кредита — гигантская для его бюджета. К тому же так щедро поддерживать одного художника не значит ли сделать его "равнее других"? Как следствие, это вызовет возмущение местной культурной общественности (и сарказм зарубежной) и, конечно, спровоцирует появление новых искателей госкредитов, которые смогут ссылаться на прецедент.
       Сколько могут стоить работы художника, не представленного в главных зарубежных музеях и не замеченного на солидных распродажах? Разумеется, не слишком дорого. Заключение об эстетических достоинствах творчества г-на Шемякина чиновники правительства РФ могли бы получить еще до вынесения опрометчивого решения. И если не у российских экспертов (которым, видимо, не доверяют), то у ведущих западных.
       Сейчас музеи, к которым Министерство культуры обратилось с запросом, подбирают экспертов для поездки в США. Ехать и хочется, и боязно — дело скользкое. Кто будет оплачивать поездку экспертов в Америку, а затем страховку и транспортировку в Россию шемякинских вещей, неясно.
       Одним словом, Россия может обогатиться емким фразеологизмом — "шемякин-бизнес".
       МИХАИЛ Ъ-БОДЕ, ЕКАТЕРИНА Ъ-ДЕГОТЬ
       

Комментарии
Профиль пользователя