Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

 Совет обороны


"Солдаты, понимаешь, худеют"

       Сенсационно завершилось вчерашнее заседание Совета обороны. Сняты со своих постов министр обороны Игорь Родионов и начальник Генерального штаба Виктор Самсонов. Исполняющим обязанности министра назначен главком ракетных войск стратегического назначения генерал армии Игорь Сергеев. Сразу по окончании заседания Виктор Черномырдин представил его коллегии МО в новом качестве.
       
       Назвать неожиданностью назначение и. о. министра обороны генерала армии Сергеева нельзя. Он был кандидатом, хоть и не главным, на этот пост после отставки Грачева в июне прошлого года, рассматривался на должность начальника Генштаба, когда принципиально решился вопрос об уходе Михаила Колесникова. Очевидно, что свою роль в повышении Сергеева сыграл переход в конце прошлого года в аппарат Юрия Батурина первого заместителя Сергеева — начальника главного штаба РВСН генерал-полковника Виктора Есина. Но то, что столь резкие кадровые решения Ельцин примет прямо на совете, стало неожиданностью для всех.
       
Перед боем
       С раннего утра Крестовоздвиженский переулок, на который выходит второй подъезд здания Минобороны на Арбатской площади и через который должны были входить члены СО, был перекрыт. Солдатам-срочникам регулировку движения не доверили, хозяйничали офицеры ГАИ в звании не ниже капитана. Особенно не повезло сотрудникам отделения банка "Российский кредит", расположенного как раз напротив Минобороны. "Да нам в офис", — попытался объяснить водитель непонятливому гаишнику. "Пошел, пошел, чего встал", — мощный удар милицейского ботинка приняло на себя колесо банковской иномарки. Милиция была явно не склонна к объяснениям. Небольшую площадку перед подъездом постепенно заполняли автоматчики в бронежилетах и "сотрудники в штатском".
       Примерно в полдвенадцатого к Минобороны стали подъезжать члены СО. Те, кто поважнее, проезжали во внутренний дворик и уже оттуда на спецлифтах поднимались наверх. Остальные, вроде академика Евгения Велехова, заходили с улицы. В 11.55 во двор Минобороны въехал "мерседес" с президентским штандартом.
       
История конфликта
       Совет обороны должен был обсудить проект военной реформы еще в начале января. Сначала помешала болезнь Бориса Ельцина (премьеру Черномырдину, который до сих пор председательствовал на всех заседаниях СО, этот вопрос президент не доверил). Потом уже сам Ельцин то ли не решался, то ли просто не знал, как подступиться к одному из ключевых вопросов. По сути предстояло определить судьбу нескольких миллионов человек, носящих погоны или работающих в силовых ведомствах, и более ста триллионов рублей — только бюджет Минобороны составляет четверть доходной части федерального бюджета.
       Накал страстей, предшествовавший заседанию, вполне соответствовал серьезности проблемы. Секретарь СО вступил в открытую конфронтацию с министром обороны Игорем Родионовым. После обмена взаимными уколами президент лично распорядился провести совместную пресс-конференцию, на которой вроде бы мир был восстановлен. Но это был худой мир: основной разработчик концепции Родионов и основной куратор реформы Батурин перестали не только встречаться, но и созваниваться друг с другом. Питая при этом плохо скрываемую взаимную неприязнь.
       Видя нерешительность президента и отсутствие единства среди идеологов реформирования, многие видные генералы посчитали своим долгом вмешаться — например, директор Федеральной погранслужбы Андрей Николаев. Не мудрствуя лукаво, они направляли свои собственные концепции прямо президенту.
       Сказать, на чьей стороне было психологическое преимущество непосредственно перед заседанием, было трудно. С одной стороны, Родионов смог добиться преимущества "своего поля": в конце марта президент пообещал ему, что совет пройдет в здании Генштаба. С другой, за два дня до заседания Родионов получил от президента же мощнейший удар, который, как показало дальнейшее развитие событий, оказался прелюдией к нокауту: Борис Ельцин распорядился прекратить проводимую министром реорганизацию ВДВ.
       Само заседание в Минобороны ждали с нетерпением и настаивали на скорейшем его проведении. Генштаб подготовил концепцию военной реформы, но ждали "отмашки" верховного главнокомандующего. Правда, в окружении Родионова отставки министра не исключали.
       В среду вечером стали появляться признаки того, что на Совете обороны произойдет "нечто". Во всяком случае, кремлевские чиновники начали поговаривать, что резонанс от заседания будет большой. Видимо, к тому времени проекты указов об отставках Родионова и Самсонова уже были готовы.
       
Победа за явным преимуществом
       То, что президент все для себя решил заранее, стало ясно, едва он произнес первые же слова своего вступительного слова. "Я не просто не удовлетворен, а возмущен тем, как дело идет по реформированию армии и ее состоянием", — заявил Борис Ельцин. "Я очень низко оцениваю вашу работу, я не удовлетворен и должен сделать выводы", — сказал президент, обращаясь к Родионову и Самсонову. "Обвиняемые" были фактически лишены права на защиту: "Вы сегодня должны были доложить, что сделано по реорганизации армии. Однако вам нечего докладывать, вы ничего не сделали".
       Что произошло дальше, рассказал Юрий Батурин. По его словам, президент дал по 15 минут на выступления Родионову и Самсонову. Министр заявил, что ему этого недостаточно. Президент добавил времени. Министр сказал нечто некорректное, задевшее Ельцина. Президент лишил Родионова слова и предложил выступить Самсонову. Начальник Генштаба отказался. После этого и был решен вопрос об отставках военачальников.
       Через несколько часов, на встрече с Александром Лукашенко президент назвал их "бездельниками", а решение об их увольнении своим "крупным, мощным шагом", что несколько не вписывается в версию о внезапности решения Бориса Ельцина.
       Ельцин объявил, что хотел бы услышать мнения о военной реформе первого вице-премьера Бориса Немцова и командующего Дальневосточным военным округом генерал-полковника Виктора Чечеватова. Позднее Юрий Батурин рассказал, что президент предложил Чечеватову должность начальника Генштаба. Тот попросил пятиминутной аудиенции. Разговор состоялся. О чем договорились Ельцин с Чечеватовым, неизвестно, однако на момент подписания номера указа о новом назначении Чечеватова не было.
       Назначение же Сергеева и. о. министра не означает, что именно он займет эту должность. Возможно, это был вынужденный ход президента: обычно в отсутствие министра его обязанности исполняет начальник ГШ, но того тоже сняли; назначать же исполняющим обязанности гражданского первого замминистра обороны Андрея Кокошина президент не стал. Должность министра обороны России сейчас вакантна. Но в штабе РВСН не исключают, что Сергеев может остаться на этом посту. Об этом станет известно после его встречи с президентом.
       Что же касается реформы как таковой, то ее концепция до сих пор не готова. Работу предполагается завершить к 25 июня 1997 года. В состав комиссии по доработке концепции вошли Виктор Черномырдин (он ее возглавил), Борис Немцов, Юрий Батурин (лишнее подтверждение его вчерашней безоговорочной победы), Игорь Сергеев (что говорит о его хороших шансах стать министром), Андрей Кокошин (позиции которого в МО, видимо, не ослабнут) и глава администрации президента Валентин Юмашев. Кроме того была создана комиссия, которая будет заниматься вопросами финансирования силовых структур.
       Между тем в МО складывается критическая ситуация. Генштаб вообще обезглавлен (первые заместители начальника ГШ Николай Пищев и Валерий Манилов вряд ли способны им руководить). В ведомстве в целом, если президент в максимально сжатые сроки не примет решения о назначении полноценного министра обороны, неизбежно начнутся интриги и жестокие разборки. Так уже было летом: всякая работа вообще прекратилась, а генералы только и занимались либо гаданиями, либо подсиживанием друг друга.
       Хотя, конечно, можно считать, что, как заявил Борис Ельцин, со вчерашнего дня в стране началась военная реформа.
       
       ИЛЬЯ Ъ-БУЛАВИНОВ
       

Комментарии
Профиль пользователя