Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

 Курды


Кто поможет России заработать на транспортировке нефти

       Вопрос о стратегических союзниках России стал особенно важен в последние годы. Прошли времена, когда по количеству союзников и друзей мы были едва ли не на первом месте в мире. Теперь же нет такого региона, где бы Россия так болезненно не ощущала их отсутствия. Особенно это заметно в Восточной Европе, на Кавказе и на Ближнем Востоке, регионах еще недавно бесспорно считавшихся зонами нашего экономического и политического влияния. Но даже обнаружив потенциальных стратегических партнеров, Россия пока так и не научилась их использовать.
       
       Никого уже не удивляет, что бывшие братские республики СССР выступают все чаще как конкуренты. Характерный пример — проект транспортировки нефти с богатейших месторождений на Каспии. Разумеется, каждая из стран--участниц проекта стремится прежде всего отстоять свои интересы. Тем не менее они порой находят и точки соприкосновения но, к сожалению, не с Россией.
       
Борьба за "большую" нефть. Трое на одного
       И Россия, и Турция хотят, чтобы "большая" нефть Каспия прошла именно по их территории. Первоначально бакинское руководство выступало за российский маршрут. Так, еще в октябре 1995 года Гейдар Алиев в письме на имя Виктора Черномырдина сообщил о том, что "руководящий комитет по разработке нефтяных месторождений Каспия единогласно проголосовал за реализацию проекта ранней добычи нефти и ее последующую транспортировку через территорию РФ". В январе 1996 года было подписано соглашение между Россией и Азербайджаном о транзите ранней нефти по территории РФ с 1997 до 2002 гг. Логично было бы предположить, что по этому же пути пойдет и "большая" нефть, тем более что мировая практика свидетельствует: так чаще всего и бывает.
       Но вслед за этим руководство Азербайджана поспешило заверить Анкару в том, что рассматривает турецкий маршрут как предпочтительный для "большой" нефти. У Кремля не нашлось реальных рычагов, чтобы повлиять на бакинских политиков. Неудачные попытки решить карабахскую проблему и скандал с передачей Армении вооружений отнюдь не способствовали возникновению стратегического понимания между Москвой и Баку. Тем временем продолжалось сближение Азербайджана и Турции, завершившееся в мае этого года подписанием декларации о стратегическом партнерстве и договоренности о прохождении основного экспортного трубопровода по турецкой территории.
       Грузия — еще одна страна, по территории которой может пойти нефть Каспия — также проявляет заинтересованность именно в турецком маршруте. Тбилиси и Баку тоже подписали декларацию о стратегическом партнерстве.
       Таким образом и в Баку, и в Тбилиси, не говоря уже об Анкаре, отдают предпочтение турецкому варианту. Выгоден он и Западу, прежде всего США, которые таким образом рассчитывают укрепить свое влияние в регионе. Недаром генсек НАТО Хавьер Солана во время своего посещения Баку и Тбилиси в марте этого года обсуждал и вопросы прохождения каспийской нефти. Более того, в Вашингтоне уже говорят, что запасы нефти на Каспии таковы, что могут вынудить США распространить на него те же гарантии безопасности (читай: объявить зоной своих жизненных интересов), что и на Персидский залив. Существенное американское влияние (пять фирм, имеющих более 44% участия в проекте) дает Вашингтону все основания для подобных заявлений. Становится все более очевидным, что ни экономические преимущества российского варианта, ни решение вопросов безопасности чеченского участка нефтепровода не способны склонить чашу весов на российскую сторону.
       
И у Турции есть своя "Чечня"
       У турецкого варианта есть слабые стороны. Во-первых, если на территории России нефтепровод уже существует и требуется лишь ряд дополнительных работ, то в Турции его еще надо строить. А во-вторых, все предложенные Турцией маршруты проходят по территории Курдистана. Курды же, как известно, уже много лет ведут борьбу за создание на территории Турции автономного образования. Причем эта борьба с обеих сторон зачастую ведется отнюдь не мирными средствами. Время от времени она выливается в открытые военные столкновения с применением тяжелой техники и авиации. Турецкие власти категорически отказываются вести с курдами конструктивные переговоры, несмотря на предложения со стороны Рабочей партии Курдистана (РПК). Пытаясь усадить Анкару за стол переговоров, РПК теперь перешла к ультимативным заявлениям. Четко уловив слабое место в турецкой позиции, курды не раз заявляли: если Турция не решит проблему курдского населения, то нефтепровод из Баку, будь он построен, станет сотрясаться от взрывов. Кстати, и нынешняя активизация военных действий вовсе не случайна. 10 июня должно состояться очередное заседание руководящего комитета нефтяного консорциума, на котором будут рассмотрены основные маршруты.
       Невольно напрашивается аналогия с недавними чеченскими событиями в России. Правда, масштабы несколько иные: в Турции курды составляют около 35% от общего населения. Вдобавок ко всему, в ответ на турецкие атаки баз курдов в Северном Ираке лидеры РПК заявили, что намерены перейти к широкомасштабным боевым действиям, перенеся их с территории Курдистана и на другие районы Турции. Поскольку, по словам курдских руководителей, турецкие власти проводят целенаправленную политику по уничтожению курдского населения и деревень, через которые должен, согласно проекту, пройти нефтепровод. И здесь, по мнению лидеров РПК, интересы России и курдов совпадают. На чью-либо еще поддержку им рассчитывать не приходится. Ни Запад, ни государства Ближнего Востока не хотят, чтобы богатейшие нефтеносные районы Курдистана оказались на территории, контролируемой руководством гипотетической пока курдской автономии. В то же время Россия и курды имеют давние исторические связи.
       
Курдская карта
       Исторически заинтересованность России в решении курдского вопроса вызывалась прежде всего геополитическими мотивами. Воинственное курдское население часто использовалось царским правительством и непосредственно в военных целях. В русско-турецкой войне 1828-1829 годов и Крымской войне в составе русской армии воевали целые полки и бригады курдов, проявившие завидное мужество и стойкость.
       В советский период курды рассматривались Кремлем в основном как антиимпериалистический резерв, значимость которого менялась в зависимости от обстоятельств. Советское влияние в курдском национальном движении стало особенно заметным в период образования в начале 1946 года на части территории Западного Ирана, где со времени войны стояли советские войска, курдской автономии. Однако вывод советских войск из Ирана в 1946 году решил ее судьбу. Вскоре она перестала существовать.
       В те годы руководство СССР стремилось использовать курдов для ослабления английского и американского влияния в странах Ближнего Востока, граничащих с СССР. В Кремле рассматривали курдов, как силу, способную привести к падению проанглийского режима в Ираке. Кроме того, по мнению тогдашнего советского руководства, с их помощью можно было, при необходимости, вывести из строя нефтепромыслы в Ираке, Иране и Сирии, снабжавшие англо-американскую военную группировку на Ближнем Востоке и Средиземноморье.
       Тогдашнее курдское руководство выразило готовность подписать соглашение о сотрудничестве с советским правительством в обмен на поддержку в создании Курдской республики на стыке границ Северного Ирака, Ирана и Турции. Представители советского руководства тогда же предложили курдам создать демократическую партию, которая бы координировала деятельность курдов во всех районах их проживания. СССР согласился предоставить и место для штаб-квартиры новой партии.
       До конца 50-х годов курды были нашими единственными союзниками на Ближнем Востоке. Усиление советских позиций в регионе, и в первую очередь в Ираке, напрямую связано с освободительным движением курдов. В 1958 году именно при их помощи был свергнут проанглийский режим в Багдаде. После этого мы приобрели новых союзников. Ирак, Сирия и Египет с точки зрения политических интересов тогдашнего СССР были гораздо более перспективными и стали играть главную роль в политике СССР на ближневосточном направлении. Курдам отвели вспомогательную роль. Поэтому с начала 70-х годов начался процесс переориентации части курдского национального движения в сторону Запада. Соответственно начало падать и влияние Советского Союза среди курдов. К концу 80-х годов оно опустилось до самого низкого уровня. У СССР, а затем и России в этот период появились новые политические ориентиры. Приоритет стал отдаваться отношениям с Западом. К тому же после распада СССР Россия перестала соседствовать с Курдистаном. Курды так и не стали нашим стратегическим союзником.
       
Кто им мешает, тот нам и поможет
       Для наиболее трезвомыслящих представителей курдского руководства всегда было ясно, что сверхдержавы стремились не к справедливому решению курдской проблемы, а к контролю за нефтяными месторождениями. Курды же были в их политике лишь разменной картой. Мустафа Барзани, основавший в 1946 году Демократическую партию Курдистана, отлично понимал, что будущее курдов зависит от того, удастся ли ему сыграть на противоречиях между сверхдержавами, имеющими свои интересы на Ближнем Востоке. Понимают это и нынешние лидеры курдов, в том числе лидер РПК Абдулла Оджалан. По его мнению, Россия уже почти утратила свои позиции и влияние в Кавказском регионе, тогда как угроза ее интересам с южного направления возрастает. В то же время изменение внешнеполитической ориентации стран Закавказья и наращивание экономического, политического и военного присутствия Запада в этом регионе вынуждают Россию искать потенциальных союзников, среди которых могут оказаться и курды. Учитывая вмешательство Турции в процессы на Кавказе и в Чечне, нельзя полностью исключать и возможность обострения российско-турецких отношений. Тогда вопрос о союзниках встанет особенно остро. И здесь на руку России может сыграть резко негативная позиция курдов по отношению к намерению западных держав и Турции пустить каспийскую нефть через Курдистан. Учет этого обстоятельства безусловно повышает шансы российского маршрута. А потому поддержку курдского национального движения следует рассматривать в качестве важной составляющей ближневосточной политики России. Есть и еще одна тонкость. До сих пор курдские партии в Турции и Ираке, Иране и Сирии были разобщены. Этим часто пользовались их противники. Порой, например, иранские курды воевали против турецких. Однако сейчас, похоже, положение может измениться. Наметилась тенденция к сближению всех курдских движений и их координации.
       Разумеется, активные действия России по курдскому вопросу вызовут негативную реакцию Анкары. Кстати, по этой причине позиция российских дипломатов достаточно осторожна. В МИДе зачастую заявляют: не надо мешать строить добрососедские отношения с Турцией. Тем не менее, по мнению ряда экспертов, Россия могла бы активизировать процесс мирного разрешения курдской проблемы, использовав его для укрепления своих позиций в Закавказье и на Ближнем Востоке без особого ущерба для себя. Разумным решением курдской проблемы могло бы стать создание автономии, наподобие Палестинской, с предоставлением соответствующих международных гарантий.
       Вероятно, России пора проявить инициативу. Время для этого еще есть. По мнению президента Азербайджанского международного операционного консорциума Терри Адамса, переговоры по основному экспортному трубопроводу займут от 1,5 до 2 лет. И только после этого будет определен приемлемый маршрут и начнется поиск источников финансирования.
       
       АЛЕКСАНДР Ъ-САФРОНОВ
       

Комментарии
Профиль пользователя