Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 14

 Про новую листовку МММ


Торопитесь! Количество жителей Москвы ограничено

Очередной проект братьев Мавроди
       В московском метро, вообще-то, раздают много чего. Если повезет, можно, например, получить пакет с прокладками "Олвэйс плюс". А если повезет очень — удивительный документ, возвещающий загадочный и чем-то чарующий постулат: "Принцип взаимного доверия выше принципа взаимных обязательств". Есть над чем поломать голову, не правда ли? Но всмотритесь в лист. Ба! Это наш старый знакомый — МММ. Новое платье короля называется "Система взаимных добровольных пожертвований".
       
       У Шерлока Холмса, как известно, был старший брат Майкрофт, математик по образованию, светлая голова, превосходивший великого сыщика интеллектуальными статями. Майкрофт был занят какой-то секретной, важнейшей государственной работой и до помощи Шерлоку снисходил крайне редко. Но уж если помогал, содействие его было совершенно неоценимым. У заклятого врага Холмса профессора Мориарти (тоже математика) никаких братьев вроде бы не было. Вот он и проиграл: улетел в пучину Рейхенбахского водопада, не удержав равновесия после примененного к нему приема загадочной японской борьбы "баритсу".
       У духовного наследника Мориарти ситуация совсем другая. Во-первых, профессор действовал тайно, всегда стараясь остаться в тени. Помните? "Человек опутал своими сетями весь Лондон, а никто даже не слышал о нем!" Наш российский математик предпочел перелететь из тени в свет при самом начале поприща и сделался не просто известен, а прямо-таки знаменит. Во-вторых, у нашего есть брат. И вот, Сергею Мавроди сопутствует неизменный успех. Впрочем, есть и третья причина. Комбинации Мориарти основывались на весьма распространенных человеческих слабостях: алчности, лени, сластолюбии. Это все черты, что и говорить, нередкие, но все же не столь всеобъемлющие, как глупость. Главное же в том, что люди, в общем-то, не подвержены внезапным и временным приступам жадности и похотливости: уж сколько этого добра дал Бог, столько при нас и остается. Помрачения же ума, случается, настигают даже самых малорасположенных к ним особей: и вот Мавроди удалось овладеть тайным умением вызывать неодолимые приступы идиотизма у огромных человеческих масс. Словом, Мориарти отдыхает.
       Мне трудно сосчитать, на какой круг теперь выводит свой грандиозный русский проект бывший депутат Государственной думы. В пятый, что ли, раз МММ широко распахивает свои закрома перед любителями острых финансовых ощущений. В любом случае, если воспользоваться рыболовецкой терминологией, это уже частик: то есть невод с ячейками мельчайшими. Соответственно, и рыба будет попадаться некрупная. Но, может, ее опять будет много? Впрочем, пусть оценкой финансовых перспектив занимаются мавродиевы эксперты при помощи имеющегося в их распоряжении суперкомпьютера Cray. Или эксперты налоговой инспекции при помощи имеющегося в их распоряжении инструмента под названием abacus (счеты, по-русски). Куда занимательней стилистический и, если угодно, культурологический аспекты всего этого дела.
       Прежде всего, вчитываясь в волнительные строки новейшего мавродиева воззвания, понимаешь и радуешься: нет, не оскудела земля русская! Есть еще порох в пороховницах и чернила в "паркерах". Тверда рука и чеканен слог. "Средств у современного общества на самом деле вполне достаточно, чтобы обеспечить достойное существование всем его членам, но до сих пор в мире не существовало достаточно эффективного механизма их перераспределения. Теперь он существует. Его внутреннее устройство достаточно сложное, но пусть вас это не пугает. Математическая модель системы, разработанная В. Мавроди с привлечением крупных математиков, позволяет в любой момент (даже при панике) полностью рассчитаться со всеми участниками. Более подробно с ее работой вы можете ознакомиться на информационном стенде у Варшавки, 26. Там также постоянно находятся люди, которые когда-то решили попробовать поучаствовать в системе, после чего полностью поверили в нее..."
       Сделав над собой чудовищное усилие, прерываю цитату. Особенно хороши, конечно, эти "постоянно находящиеся" у стен Варшавки, 26 "полностью поверившие". Эти легкие, но внятные мессианские штришки. Это понимание культовой роли МММ. Эта, если угодно, sancta simplicitas, которую позволить себе может только гений. Род романтического, совсем в духе Мориарти, безумия, которому, очевидно, подвержен Мавроди, заставляет вспомнить давнее наблюдение: с течением времени практикующие психиатры становятся неуловимо, но отчетливо похожи на своих пациентов. Мавроди по сути такой же заложник своих идей, как и его паства. Кажется, что при всей грандиозности и изощренности его предприятия (см. статью на этой же странице) главным для него остаются шаманские заклинания: "Курс билетов постоянно растет по специальной методике, рассчитанной для получения участниками увеличивающейся с течением времени прибыли при соблюдении максимальной устойчивости системы. Одновременно с ростом курса происходит уменьшение специальным образом количества билетов у участников, но так, что при их сдаче итоговая прибыль с течением времени все равно увеличивается". Чудо, правда?
       В известной степени философское undercurrent этих упований на мощь "специальных методик" и "компьютерного учета" сродни умствованиям Билла Гейтса — чем далее, тем более в сем последнем обнаруживается латентный тоталитарный пророк. Но с Мавроди все происходит в гротескном, русском варианте: самая фамилия его несет в себе фонетическую отсылку к "Мертвым душам" (гостиную Собакевича украшал, среди прочих, портрет героя греческого Маврокордато).
       Вообще, литературы в этом всем очень много. В марте сего года, будучи проездом в Женеве, на железнодорожном вокзале я увидел плотного человека в дымчатых очках, шествовавшего по залу ожидания под руку с брюнеткой ослепительной красоты. Приятель толкнул меня: "Смотри-ка! Мавроди". Это действительно был Мавроди. "Уж не на Рейхенбахский ли водопад направляется? — мелькнуло у меня. — Взглянуть, проникнуться памятью предыдущей инкарнации... Сказать себе: 'Мы пошли другим путем'". Но, оказалось, нет: спустя два месяца, в грохоте и голубых бликах московского метро я узнал, о чем думал персонаж под благодатным небом Швейцарии. Если и сидел Мавроди над водопадом, если и писал, опираясь на альпеншток, подобно Холмсу, в блокноте, то уж не прощальную записку доктору Уотсону. Нет, пришли такие строки: "Торопитесь! Количество жителей Москвы ограничено, значительная их часть уже участвует в СВДП 'МММ-96', поэтому новых участников находить с течением времени будет все труднее". Это было воззвание к участникам МММ прежнего с призывом вербовать адептов МММ нового. И нет лучше места, чтоб писать его, чем швейцарские Альпы. И нет лучше места, чтоб читать его, чем московское метро.
       МИХАИЛ Ъ-НОВИКОВ
       

Комментарии
Профиль пользователя