Коротко

Новости

Подробно

Самураю много драки не бывает

Татьяна Алешичева о фильие "13 убийц" Такаси Миике

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 31

В 2010 году фильм "13 убийц" побывал более чем на 10 кинофестивалях, начиная с венецианской Мостры, где прошла премьера. Фильм собрал по миру хорошую критику, с часто повторяющейся оговоркой, что никто не ожидал от такого эксцентричного автора, как Такаси Миике, традиционной самурайской драмы, снятой без его обычных сюрреалистических вывертов. Более того, на сей раз Миике не злоупотребил показом жестокости в кадре, хотя сюжет к тому вполне располагал. С начала 1990-х Миике работал с бешеной производительностью — снимать по 4-5 фильмов в год было для него нормой — и отметился практически во всех жанрах: триллеры про якудзу, психодрамы с насилием, мюзикл с убийствами, классические хорроры, хулиганский постмодернистский вестерн в коллаборации с Квентином Тарантино. Миике всегда снимал быстро и за небольшие деньги, и некоторые критики причисляют его к патентованным графоманам, игнорируя то обстоятельство, что неизменно он выдает продукт более чем пристойного качества — скорее, его следовало бы считать если и не выдающимся художником, то точно матерым профи. К концу 2000-х этот неутомимый режиссер (успевающий еще сниматься в чужих фильмах) немного сбавил обороты и неожиданно выдал два ремейка самурайских фильмов 1960-х: переснял "Харакири" (1962) Масаки Кобаяси и "13 убийц" (1963) Эйити Кудо. И если раньше он превращал любой жанр, за который брался, в зрелище лютое и бешеное, то с самурайскими драмами обошелся хоть и без лишнего пиетета по отношению к первоисточникам, но все же аккуратно и в соответствии с классическим каноном.

Действие "13 убийц" происходит в 1844 году, в драматической интродукции знатный самурай из клана Акаси, весь в белом на фоне тревожного грозового неба, совершает харакири, потому что больше не может служить неправедному господину — брату сегуна Нарицугу (актер и рок-певец Горо Инагаки). Время великих битв прошло, и бывшие воины, которым больше некуда приложить свою самурайскую доблесть, изнывают от мучительного декаданса, закладывая свои мечи ростовщику, чтобы потратить деньги в игорных домах и борделях. Брат сегуна Нарицугу избывает тоску иначе: этот жестокий ублюдок, садист с холодным взглядом ящерицы творит бесчинства, переходящие все мыслимые пределы, пытая своих подданных и вырезая недовольных целыми семьями. Благородный самурай Синдзаемон (Кодзи Якусо) решает положить этому конец и собирает отряд из опытных воинов. Они должны убить Нарицугу, заманив его в засаду. Начальник охраны сатрапа Нарицугу — старый солдат Ханбай (Масатика Исимура) прекрасно осведомлен о планах Синдзаемона, а поскольку у самураев все обставлено страшно благородно и торжественно, то перед тем как схлестнуться, преданный слуга приходит к главному заговорщику поговорить и прояснить диспозицию. Каждый намерен до конца следовать тому, что считает своим долгом: один, как заведено от века, служит господину, невзирая ни на что, другой же считает, что не всякий достоин называться господином. Но за всей этой героикой таится все та же подоплека, которую Миике иронически подчеркивает: самураи наконец нашли повод замутить резню, без которой себя не мыслят. У Синдзаемона руки дрожат в предвкушении драки, Ханбаю же необходимо померяться с ним статусом и определить, наконец, кто тут самый доблестный воин.

С двенадцатью сподвижниками, включая своего племянника, красавчика Синрокуро (Такаюку Ямада), который давно мается без дела по борделям, Синдзаемон выступает против Нарицугу. Битва двух отрядов длится 45 минут экранного времени и представляет собой виртуозный средневековый японский паркур, сдобренный героическими тирадами из кодекса самурая. Горстка смельчаков устраивает в приграничном городке засаду на войско сатрапа из двухсот человек, используя все подручные средства. Заговорщики скачут по крышам, поджигают быков, прячут порох в амбарах, обрушивают на противников стены и изгороди, сопровождая свои действия репликами вроде "Нет меча — бери палку, нет палки — возьми камень, не нашел камня — дерись голыми руками, отдай свою жизнь, но заставь врага дорого за нее заплатить". И несмотря на то, что Миике почти всю дорогу держит серьезную мину и не отступает от канона образцовой самурайской драмы, он все-таки остается постмодернистом, приделав к ней занятный иронический финал.

В прокате с 6 октября

Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя