Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

 Границы с Китаем


Наздратенко охраняет Японское море от китайцев

       Спор насчет демаркации восточного участка российско-китайской границы был начат руководством Приморского края в 1995 году. Губернатор Приморья Евгений Наздратенко тогда публично отверг предложения МИД РФ о совместном хозяйственном использовании ряда участков территории России и Китая, отходящих по итогам демаркации государственной границы к сопредельной стороне. Тем самым он положил начало длительному конфликту, который по всем признакам можно считать и международным скандалом, и внутренней разборкой между центром и субъектом федерации.
       
       Со времени вынесения конфликта на суд общественности аргументация сторон претерпевала определенные изменения (особенно со стороны губернатора). Но так или иначе, на фоне нынешнего визита председателя КНР Цзян Цзэминя в Москву и эпохальных договоренностей "о многополярном мире и формировании нового международного порядка" вопрос о территориальных разногласиях, на существовании которых настаивает губернатор Наздратенко, может внести серьезнейший диссонанс в оптимистическую картину российско-китайского сотрудничества.
       
История вопроса
       Пограничные споры двух стран имеют долгую историю. По Тяньцзиньскому договору от 1 июня 1858 года предусматривалось проведение черты по землям, до того находившимся в совместном управлении. 2 ноября 1860 года в Пекине генерал Николай Игнатьев подписал дополнительный договор о восточной границе между империями. Стороны согласились, что "после постановления пограничных знаков граничная линия навеки не должна быть изменяема". Это условие соблюдалось 131 год. Затем возникла "проблема территорий". 16 мая 1991 года СССР и КНР подписали соглашение о госгранице в ее восточной части, договорившись уточнить ее линию, дабы "справедливо и рационально разрешить оставшиеся пограничные вопросы".
       Собственно демаркация восточной части границы России с Китаем была действительно необходима — фактически она была необустроена. Если в большинстве регионов демаркационные работы проводятся раз в 10-15 лет, то на Востоке она последний раз производилась аж в ХIX веке. Сегодня, когда приграничные территории открыты для хозяйственного использования, участились случаи непреднамеренного нарушения границы: в местах, где нет в достаточном количестве погранзнаков, россияне нечаянно забредают в Китай, а китайцы — к нам.
       Однако руководство Приморского края уверено, что границу уточнили несправедливо и нерационально. В 1993 году администрация привлекла внимание краевого совета к тому факту, что по соглашению к Китаю отойдет более 1500 га в Приморском крае (части своих земель также лишились Хабаровский край и Амурская область). В Ханкайском районе передаются 300 га пашни, в Уссурийском — 960 га кедровых лесов, в Хасанском — 330 га, прилегающих к реке Туманная (сейчас демаркацию осталось завершить только на последнем участке). В связи с этим Евгений Наздратенко, пригрозив своей отставкой, заявил, что не допустит передачи китайцам "ни пяди земли".
       С тех пор позиция губернатора не раз претерпевала метаморфозы в соответствии с политической конъюнктурой. Требование полностью денонсировать соглашение между Россией и КНР (при этом Наздратенко утверждал, что опирается на личную поддержку Ельцина) сменялось признанием Венской конвенции, которая не разрешает денонсировать международные соглашения в принципе. Тем не менее, на истории с демаркацией Наздратенко заработал прочную славу патриота, пригодившуюся ему и на выборах, и в борьбе с центром.
       В последний раз глава администрации отказался от прежней ура-патриотической риторики, конкретизировав свою позицию по поводу негативных последствий демаркации в прежнем виде. Во-первых, утверждает он, получив участок территории в устье реки Туманная, китайцы построят там крупный порт. Выход КНР в Японское море откроет дорогу китайскому сырью и товарам в Японию. Во-вторых, новый порт резко снизит привлекательность портов Приморья, а грузооборот на Транссибирской магистрали сократится наполовину.
       В одном из последних документов администрации края о демаркации говорится, что "готовность России идти на односторонние уступки Китаю создает прецедент для ужесточения позиции Японии по отторжению четырех южнокурильских островов и активизации территориальных притязаний со стороны соседних государств на западе и юге России" (прямой отсыл к проблеме Севастополя). Вооружившись этими аргументами, губернатор обратился за поддержкой к Совету федерации, но результата не получил. Зато натолкнулся на грозный окрик со стороны Бориса Ельцина, который потребовал от Наздратенко впредь согласовывать с МИД свои заявления по российско-китайским отношениям. Но глава Приморья остался при своем мнении. Правда действует он тоньше.
       В Приморье начался срочный сбор подписей за проведение общекраевого референдума, в ходе которого местные жители выскажутся "за" или "против" передачи земель. Как поведал журналистам член инициативной группы общественного движения "Партия Приморья", прокурор Ленинского района Владивостока Олег Логунов, никакого отношения к краевым властям движение не имеет, но точку зрения Наздратенко на проблему демаркации и взаимоотношений с Китаем разделяет полностью. И функционеры "Партии Приморья", и администрация края старательно дистанцируются, культивируя образ общественно-патриотической инициативы, поступившей из самой гущи народных масс. Хотя утверждения о том, что администрация и "Партия Приморья" не координируют свои действия, вызывают большие сомнения.
       Несмотря на президентское требование, неугомонный губернатор продолжает гнуть собственную внешнеполитическую линию. Недавно на встрече с журналистами во Владивостоке, Наздратенко еще раз подтвердил свою точку зрения на демаркацию. "Передача КНР стратегически важного участка границы в Хасанском районе означает в последующем гибель портов Приморья, а в недалекой перспективе — утрату Россией своей позиции на Дальнем Востоке".
       
Инакомыслие по-приморски: pacta sunt servanda
       Российский МИД до сих пор ограничивался краткими негативными оценками позиции Наздратенко. Однако на деле аргументы приморского руководства достаточно серьезны и требуют более подробного рассмотрения.
       Разумеется, в Приморье далеко не все исследователи согласны с позицией краевого руководства. Например, доктор юридических наук, профессор кафедры международного права Дальневосточного госуниверситета Валентин Михайлов, который изложил свое мнение на страницах газеты "Владивосток".
       Профессор отмечает, что за последние полвека, особенно после того, как Никита Хрущев рассорился с Мао Цзэдуном, Китай предъявил серьезные территориальные претензии к СССР, претендуя на огромные территории: Приморье, Амурскую область, юг Хабаровского края, часть Забайкалья (речь одно время шла аж о полутора миллионах квадратных километров, которые Россия якобы отторгла у Китая). Руководствуясь решением ЦК КПСС, правительство СССР дало указание МИДу начать переговоры с Китаем по территориальному вопросу. Эти чрезвычайно тяжелые переговоры длились более 30 лет и завершились в начале 1991 года. Дипломатам удалось отстоять российские земли и отвергнуть китайские территориальные притязания, за исключением некоторых небольших участков границы.
       Ратификацию подготовленного в советское время договора осуществил Верховный совет РСФСР. Если бы депутаты отказались от ратификации, пришлось бы вновь рассматривать требования Китая о передаче ему всего Приморья и других территорий. "Вся работа наших дипломатов пошла бы насмарку, отношения с Китаем опять перешли бы на грань войны, как это было в 1969 году на острове Даманском", — считает профессор Михайлов.
       Он видит и много недостатков в договоре о демаркации. Но неоспоримым, по мнению юриста-международника, является следующий момент: подписанные соглашения должны соблюдаться независимо от изменения международной обстановки, независимо ни от каких внутригосударственных событий. На принципе pacta sunt servanda ("договоры должны соблюдаться") и держится все международное право и межгосударственные отношения.
       Кстати, если российско-китайский договор о демаркации был бы денонсирован Россией в одностороннем порядке, в этом случае, считает г-н Михайлов, останется в силе договор с Китаем о границах, подписанный еще в 1860 году в Пекине. Именно этот договор привел к пограничному спору между СССР и КНР, поскольку Китай весьма своеобразно толкует многие его положения. При этом китайцы вполне могли бы пойти на ответную меру, в одностороннем порядке денонсировав договор от 1860 года. В этом случае остался бы в силе российско-китайский договор 1858 года, по которому весь нынешний Приморский край и южная часть Хабаровского являются совместным ведением Китая и России. Получается, что Пекин мог бы прислать во Владивосток своего губернатора, который бы управлял Приморьем вместе с Наздратенко.
       Кстати, в качестве одного из вариантов решения администрация Приморья предлагает как раз таки "провести демаркацию российско-китайской границы на участке между 416 и 419 (см. схему — Ъ) погранзнаками в строгом соответствии с пекинским договором 1860 года, протоколом о размене картами и описаниями разграничения в Уссурийском крае (16.06.1861), протоколом о тщательно проверенном участке границы двух государств (26.06.1886) и заключением межведомственной комиссии по односторонней проверке советско-китайской границы (16.09.1986)".
       Что же касается тезиса о том, что КНР якобы получит выход к Японскому морю, то такое утверждение, по мнению правоведов, ни на чем не основано. В рассматриваемом договоре не предусмотрена передача Китаю территории России, прилежащей к Японскому морю. Те участки, которые предполагается передать Китаю, расположены далеко от моря. И даже если КНР начнет их осваивать (углублять русло реки Туманная, по версии краевой администрации, силами миллиона китайцев), никаких правовых последствий это не вызовет: выхода к морю за счет России китайцы не получат.
       Согласно международному праву, если даже направление течения реки Туманная изменится в силу естественных причин или в результате воздействия людей, линия границы будет проходить там же, где она проходила до этого события, если только Россия и КНР не договорятся о ее изменении.
       Спорным представляется и утверждение, что, якобы, порты Приморья пострадают от конкуренции с мифическим китайским на реке Туманной. Тем более что на состоянии морских ворот Дальнего Востока уже сейчас и действительно серьезно сказываются внутрироссийские экономические условия.
       Даже поверхностный анализ данных по обработке грузов портами региона в 1995-1996 годах подтверждает: своему сегодняшнему сравнительному благополучию на фоне местных предприятий порты обязаны прежде всего российским экспортерам. Они в основном обеспечивают грузами, а значит, и работой практически всю портовую систему Приморья. И если якутские угледобытчики, сибирские металлурги или нефтяники сократят экспорт своей продукции, то у наиболее крупных дальневосточных портов грузооборот упадет катастрофически, а некоторые и вовсе останутся без работы.
       
Китайская угроза: мифы и реальность
       Однако спор о границе может спровоцировать негативные для российско-китайских отношений последствия гораздо раньше, чем китайцы построят порт-конкурент.
       Главная опасность — обострение межнациональных отношений, связанное с внедрением в общественном сознании мифа о "китайской угрозе". Незадолго до визита Цзян Цзэминя в Москву ряд китайских изданий рассказали читателям о царящих в Сибири и на Дальнем Востоке антикитайских настроениях, обвинив местных политиков в сознательном и истерическом раздувании мифа о "ползучей китайской экспансии".
       Есть ли основания утверждать, что в скором будущем "Владивосток станет пригородом Харбина"? По мнению доктора исторических наук, профессора, директора Института истории, археологии и этнографии Дальневосточного отделения РАН Виктора Ларина, масштабы экспансии китайцев на Дальний Восток, носящей преимущественно экономический, "челночный" характер, заметно преувеличены. Население запугивают огромным числом китайцев, уже проникших и намеревающихся проникнуть в Россию, хотя реальные цифры незаконной миграции гораздо скромнее. По мнению профессора, "китайское пришествие" не представляет опасности для России — такая угроза существует лишь в нашем воображении. То же касается и военной безопасности.
       Зато уже сегодня можно констатировать, что федеральные власти практически неспособны "поставить на место" главу субъекта федерации, открыто препятствующего реализации межгосударственного договора о демаркации границы, и фактически осуществляющего от имени России собственную внешнюю политику. Но похоже, что в условиях кризиса ТЭК, на фоне бесконечных дрязг местных властей и тотальной невыплаты зарплаты бюджетникам поза патриота остается последним козырем Евгения Наздратенко.
       
       ДЕНИС Ъ-ДЕМКИН
       

Комментарии
Профиль пользователя