Коротко


Подробно

Золотая мерзлота

Фоторепортаж Дмитрия Лиханова о тех, кто моет золото у побережья Тихого океана

Где-то "пилят" золото, а где-то его добывают


Текст и фото Дмитрий Лиханов


Полторы сотни мужчин из артели старателей "Шахтер" добывают его последние 20 лет в нескольких километрах от берега Ледовитого океана, на самом севере Чукотки. Золото здесь редкое, в россыпях. И прежде его было очень много. По 200 килограммов брали с одного съема. Теперь много меньше. Чтобы получить 1 грамм золотого песка, нужно промыть тонну породы. Моют золото в окрестностях поселка Ленинградский и базы "Сквозной". Есть еще база на мысе Шмидта. Туда приходят зафрахтованные артелью суда, что везут сюда буквально все: от японских бульдозеров до картошки, взрывчатки и корма для аквариумных рыбок. Больше половины старателей — из горняцких регионов Украины. Вырученные от продажи русского золота деньги пойдут на обучение украинских детей, их свадьбу или покупку автомобиля. Они не из тех, кто умеет "пилить". Только вкалывать.



Фарш — последний, кто остался в некогда многолюдном поселке Ленинградский. Живет вместе со своими собаками и даже не мечтает вернуться на материк

Фарш — последний, кто остался в некогда многолюдном поселке Ленинградский. Живет вместе со своими собаками и даже не мечтает вернуться на материк

Фото: Дмитрий Лиханов

С этих вышек прежде следили за военными складами на мысе Шмидта. Потом военные ушли, а вышки остались

С этих вышек прежде следили за военными складами на мысе Шмидта. Потом военные ушли, а вышки остались

Фото: Дмитрий Лиханов

С пылу, с жару. Этот слиток стоит 240 тысяч долларов

С пылу, с жару. Этот слиток стоит 240 тысяч долларов

Фото: Дмитрий Лиханов

Фото: Дмитрий Лиханов

Плавка золота — вредное производство. Металл вместе с бурой просто смердит. Феофилыч плавит его уже много лет

Плавка золота — вредное производство. Металл вместе с бурой просто смердит. Феофилыч плавит его уже много лет

Фото: Дмитрий Лиханов

База "Сквозной". На ковриках таких "колод" оседает россыпное золото. Работа не для слабых: весь день на ветру и в ледяной воде

База "Сквозной". На ковриках таких "колод" оседает россыпное золото. Работа не для слабых: весь день на ветру и в ледяной воде

Фото: Дмитрий Лиханов

Крупные самородки здесь редкость, в основном песок. Да и того уже гораздо меньше, чем в прежние времена

Крупные самородки здесь редкость, в основном песок. Да и того уже гораздо меньше, чем в прежние времена

Фото: Дмитрий Лиханов

Раньше здесь был морской порт. Теперь на берегу Ледовитого океана ржавеют краны и тонны бочек из-под солярки. А белые медведи заходят сюда чаще, чем люди

Раньше здесь был морской порт. Теперь на берегу Ледовитого океана ржавеют краны и тонны бочек из-под солярки. А белые медведи заходят сюда чаще, чем люди

Фото: Дмитрий Лиханов

Печально смотрит гипсовый Ильич на чукотскую землю. Золота все меньше. Кругом запустение и разруха

Печально смотрит гипсовый Ильич на чукотскую землю. Золота все меньше. Кругом запустение и разруха

Фото: Дмитрий Лиханов

Аэродром на мысе Шмидта. Призраки северной авиации. Теперь их охраняет один сторож и несколько бездомных собак

Аэродром на мысе Шмидта. Призраки северной авиации. Теперь их охраняет один сторож и несколько бездомных собак

Фото: Дмитрий Лиханов

Кладбище поселка Ленинградский. Северное братство. Жизнь после смерти

Кладбище поселка Ленинградский. Северное братство. Жизнь после смерти

Фото: Дмитрий Лиханов

Тундровая лошадка — "Урал", им перевозят людей, продукты, золото. Опознавательный знак из таблицы Менделеева — Au — на борту означает принадлежность к племени старателей

Тундровая лошадка — "Урал", им перевозят людей, продукты, золото. Опознавательный знак из таблицы Менделеева — Au — на борту означает принадлежность к племени старателей

Фото: Дмитрий Лиханов

Через несколько минут эти угрюмые мужчины погрузятся в "вахтовки" и отправятся добывать золото. Вахта длится шесть месяцев. Потом шесть месяцев дома и вновь на Чукотку. Многие мотаются так уже не один десяток лет

Через несколько минут эти угрюмые мужчины погрузятся в "вахтовки" и отправятся добывать золото. Вахта длится шесть месяцев. Потом шесть месяцев дома и вновь на Чукотку. Многие мотаются так уже не один десяток лет

Фото: Дмитрий Лиханов

Очистка концентрата — трудоемкая работа. Что-то делают с помощью механизмов, но многое руками. Особенно на конечном этапе

Очистка концентрата — трудоемкая работа. Что-то делают с помощью механизмов, но многое руками. Особенно на конечном этапе

Фото: Дмитрий Лиханов


Тэги:

Обсудить: (0)

Журнал "Огонёк" от 19.09.2011, стр. 10
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение