Коротко


Подробно

Клуб закрытых дверей

Главный тренер "Анжи" Гаджи Гаджиев оказался в центре скандала

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 12

Честная игра

В российском футболе разразился очередной скандал. Ряд очевидцев утверждают, что в перерыве состоявшегося в воскресенье матча 21-го тура "Анжи"--"Динамо" наставник махачкалинского клуба Гаджи Гаджиев ломился в судейскую комнату. Теоретически господину Гаджиеву может грозить длительная дисквалификация за попытку повлиять на результат матча. В "Анжи" утверждают, что тренер не нарушал регламент. Так что контрольно-дисциплинарный комитет (КДК), который рассмотрит инцидент 31 августа, может ограничиться небольшой дисквалификацией и необременительным для Гаджи Гаджиева штрафом.


Контрольно-дисциплинарному комитету Российского футбольного союза (РФС) предстоит выяснить, что собственно произошло в перерыве матча "Анжи"--"Динамо". Сделать это будет непросто, поскольку версии, выдвигаемые участниками инцидента, противоречат друг другу. Ряд очевидцев утверждают, что главный тренер "Анжи" Гаджи Гаджиев, будучи недовольным тем, как работает судейская бригада во главе с Владиславом Безбородовым, якобы пытался ворваться в судейскую комнату, куда вход представителям команд запрещен, да так активно, что сломал дверь. Инцидент получил отражение в отчетах официальных лиц, работавших на матче.

Между тем ясности с тем, как себя вел главный тренер хозяев, на самом деле нет на данный момент никакой. Инспектор матча Виктор Башкиров утверждает, что дверь действительно была сломана, но он не видел, чтобы ломал ее именно господин Гаджиев. Виктор Башкиров свидетельствует, что главный тренер "Анжи" допустил чрезмерно экспрессивные высказывания в адрес рефери в тот момент, когда господин Башкиров находился в судейской. Но затем инспектор матча отмечает, что не смог призвать Гаджи Гаджиева к порядку, поскольку тренер к тому моменту, как сам господин Башкиров пришел в судейскую, "уже ушел".

В "Анжи" выдвинули другую версию событий. "В перерыве матча Гаджи Гаджиев, увидев, что у футболиста, который был травмирован по ходу игры (и она при этом не была остановлена), образовалась серьезная гематома, захотел продемонстрировать это судьям. Он подошел к судейской комнате и постучал в закрытую дверь, чтобы попросить кого-то выйти. Конструкция двери такова, что от легкого прикосновения к верхней пластиковой части она рассыпалась. Полицейские на это отреагировали, отстранили Гаджи Муслимовича от двери. Он успел, наверное, что-то сказать в образовавшееся отверстие и покинул это место. Все. Через несколько секунд сотрудник клуба вернул дверь в прежнее состояние, потому что рассыпавшиеся детали так же легко вставляются обратно. На этом инцидент был исчерпан. Никакого воздействия на судей, тем более проникновения в судейскую комнату, не было и близко",— прокомментировал "Ъ" случившееся генеральный директор "Анжи" Герман Чистяков.

Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

Сам Гаджи Гаджиев говорит, что никуда не врывался, никого не оскорблял, а просто в коридоре сказал судье Безбородову пойти и посмотреть на голеностоп защитника Али Гаджибекова.

Нисколько не проясняет ситуацию Владислав Безбородов, утверждающий, что никого из представителей "Анжи" он в судейской не видел, потому что дверь была закрыта. "А больше мне нечего комментировать",— уверен он.

В Российской футбольной премьер-лиге (РФПЛ), даже имея на руках отчеты делегата, инспектора, судей, назвали ситуацию противоречивой. Хотя п. 1 ст. 68 Дисциплинарного регламента РФС прямо гласит, что "любые сведения, содержащиеся в протоколе матча и рапортах официальных лиц матча, считаются достоверными, пока не доказано иное". Но глава РФПЛ Сергей Прядкин заметил, что лиге пришлось для расследования создать комиссию, которую возглавил ее исполнительный директор Сергей Чебан, и запросить дополнительные материалы — в частности, запись с камеры наблюдения, установленной у судейской комнаты на махачкалинском стадионе. Поступила она в распоряжение КДК или нет и существует ли вообще до сих пор в природе, в РФПЛ не поясняют. В "Анжи", правда, уверяют, что запись есть и она все прояснит.

Учитывая запутанность ситуации и сомнительные перспективы установления реального хода событий, КДК получает возможность на очень широкий круг возможных санкций. "Но пока ясно лишь то, что если санкции и последуют, то только в отношении Гаджиева, поскольку случившееся нельзя трактовать как необеспечение безопасности проведения матча",— считает генеральный секретарь Профсоюза футболистов и тренеров, спортивный юрист Николай Грамматиков. То есть "Анжи", уже имеющий условное наказание в виде проведения матчей на нейтральном поле за беспорядки, устроенные махачкалинскими болельщиками во время матча 17-го тура против "Зенита", не рискует получить реальную дисквалификацию арены.

Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

Что касается перспектив господина Гаджиева, то тут все будет зависеть от трактовки событий КДК. При желании комитет может усмотреть в действиях Гаджи Гаджиева нарушения, предусмотренные ст. 6 и ст. 118 Дисциплинарного регламента,— "попытка совершить дисциплинарное нарушение" и "оказание воздействия на игроков, официальных лиц клуба или матча... с целью влияния на результат". Ст. 6 гласит, что попытка совершить дисциплинарное нарушение, не доведенная до конца не по инициативе "подозреваемого", приравнивается к оконченному нарушению. Исходя из вышесказанного, господину Гаджиеву может грозить дисквалификация от года до пяти лет плюс штраф 500 тыс. руб.

Но куда более вероятно, что КДК квалифицирует действия Гаджи Гаджиева как "оскорбительное поведение" или "попытку оказать физическое воздействие на официальное лицо матча". Тогда тренеру, согласно п. п. 1 и 4 ст. 95 Дисциплинарного регламента грозит куда более мягкое наказание — дисквалификация от двух до четырех матчей и штраф 100 тыс. руб. в первом случае и от трех до шести матчей и штраф 50 тыс.— во втором.

Афсати Джусойти, Петр Кузнецов; Юлия Рыбина, Махачкала


Комментарии
Профиль пользователя