Коротко

Новости

Подробно

Германская стратегия

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 28
"Хронометр"
Владимир, 23 августа
Хлысты
 

Дикие вопли, запах вереска - мы побывали на богослужении в таинственной секте, запрещенной триста лет назад.

В Вараках я оказался случайно…
…Я не поверил своим ушам! Христоверы? Здесь?! Таинственная секта, преследуемая с петровских времен, - где?! Не может быть, чтобы те самые христоверы, которые бичуют себя палками и цепями, а затем выкрикивают пророчества в полуобморочном состоянии, те самые христоверы, которые совершают "обряд христовой любви", устраивая небывалые оргии, те самые хлысты живут себе преспокойненько буквально у нас под боком.
Впрочем, тут я вспомнил, что "хлыстовщина" родилась именно на Владимирщине. В Стародубской волости Ковровского уезда на горе Городина скатил на землю Бог в огненной колеснице и вселился в пречистую плоть некоего Данилы Филипповича, не то дезертира, не то беглого каторжника. На этой горе получил Данила заповеди, по которым следовало жить всем, кто, оставив "зловерие" (православие), встал на "истинный путь".

Путь этот, между прочим, довольно тернист. "Хлыстовщина" не только предполагает строжайший аскетизм, но и требует отказа от личной воли. Хлысты верят в возможность достижения такой степени совершенства, когда верующий становится "христом". Первым таким "христом" был Иван Суслов, оброчный крестьянин Муромского уезда. С тех пор "христовый дух" вселялся во многих хлыстов. Говорят, был среди них и Распутин.
…До заимки ходьбы минут десять. Две избы-близняшки, скотный двор между ними, огородец, сломанный трактор с воронами на крыше, из-за тына выглядывает банька.
- Евдокия, принимай гостей. Финологи из города. Для какого-то ляда имена переписывают, - крикнул наш проводник дородной бабе в ветхой телогрейке и, обернувшись к нам, шепнул: - Кормщица.

"Кормщицей" христоверы называют хозяйку общины. Саму же общину именуют "кораблем". Вараковская община - семь человек. Евдокия, ее сестры, их сожители и престарелый хлыст Клим. Христоверы не признают брачных уз. Одна из заповедей гласит: "Неженимые не женятся, а женимые разженятся". Среди других наиболее важны предписания о дружбе и гостеприимстве, поэтому нас сразу пригласили в избу.
Первое, что мне бросилось в глаза - обилие всяких современных штучек, начиная с тефлоновой сковороды и кончая пылесосом. Я-то, пока мы шли, успел нарисовать себе патриархальную картину домашней жизни хлыстов. А тут - на тебе, свежие продукты прогресса. Впрочем, оказались в избе и "ископаемые" вещицы. Например, резные лавки, обитые войлоком, двузубые вилки с царским гербом на рукояти.
За чаем Евдокия рассказывала нам о "корабле". "Зашел" он в Вараки лет двадцать назад, а до этого в поисках мистического озарения бороздил просторы Алтая. Когда-то общинников было много, но время шло, и они уходили, становясь "мирянами".

Евдокия налила нам третий стакан чаю. День миновал экватор. Хлысты много работают. Коровы, свиньи, есть даже собственная пасека - тут не засидишься. Каждый общинник занят своим делом. Следит за всем "кормщица". Бывшие христоверы, уехавшие в город, помогают: недавно импортный телевизор прислали, только смотреть его некогда. Кроме того, сестры Евдокии рукодельничают. Нам показали превосходный платок, называли "ширинкаю", отороченный золотой бахромой с филигранной вышивкой. Я видел такой же в "антикварке", он стоил больших иностранных денег. В общем, "корабль" держится на плаву.
Но вот появились остальные обитатели заимки, шумно умылись и дружно сели за стол обедать. Нам стало как-то неловко, и мы решили откланяться. Уже в дверях к нам подошла Евдокия и сказала: "Если хотите, приходите вечером на "радение". Только никаких фотоаппаратов".

Наша радость не знала приличий. Побывать на богослужении в вымирающей секте, между прочим запрещенной аж с 1717 года!
Таинство, которое несведущий человек мог легко спутать с шабашем ведьм, происходило в "крестовой" - пристрое с восточной стороны дома, мрачной клети без единого окошка. На стенах - хоругви, самодельные кресты и большое гипсовое распятие. Всюду свечи. Пол обит войлоком. Из мебели только огромный валун - алтайская святыня. Я хотел было спросить, как его перевозили, но "кормщица" сделала мне знак молчать. Нас усадили на пол. Вскоре "кормщица" затянула протяжную песню, с весьма туманным содержанием. Там были такие слова: "Нальется сердце мукою, душа заноет сладостно..." Затем появились остальные участники, они начали медленно расхаживать вокруг валуна. У одного из них в руках был "тулумбас" - алтайский бубен, в который он ударял, как только завершал круг. Постепенно амплитуда между ударами становилась все короче, а хлысты двигались все быстрее и быстрее. Наконец они перешли на бег. Внезапно все смолкло. Хлысты остановились, развернулись и начали движение в противоположном направлении. Так повторялось несколько раз. Затем от хоровода отделилась самая активная христоверка, которая, как мне показалось, начала терять координацию от бесконечного кружения вокруг камня. Она села у валуна, подобрав под себя ноги. "Дух накатил", - узнал я позже.

Хлысты оживились. Евдокия взялась за другую песню. Появился Клим. Он нес дымящийся пучок травы. Запахло вереском. Женщина у валуна сидела, беспомощно свесив руки и вперив глаза в пол. Послышался неприятный гуд. Я не сразу понял, что эти неясные монотонные звуки производили хлысты. Они стояли на коленях вокруг своей святыни и раскачивались, подняв руки. Их тени проплывали перед нами, как таинственные знаки потерянной письменности. Гуд нарастал. Он становился невыносимым. Когда он достиг апогея и я готов был заткнуть уши, одна из участниц вдруг выкрикнула: "Девица, девица, милая сестрица, дай от Бога указ". Исступленная сестрица припала ухом к камню. Воцарилась тишина. Потом христоверка хриплым голосом стала произносить какие-то скороговорки. Эти быстрые, невнятные речитативы, в которых я не узнал ни одного нормального слова, были пророчествами. Хлысты внимали им с замиранием сердца. Наконец все кончилось. Евдокия потушила свечи. Обессиленную пророчицу отнесли в спальню.

На следующий день мы сидели в пыльном купе пригородного поезда. Он возвращал нас в знакомый, предсказуемый мир. В сознании блуждали события вчерашнего дня. Бескомпромиссный крестоносец во мне уже назвал все случившееся абсурдом, бредом. Но та часть сознания, где у каждого обитает "благородный" дикарь, не спешила вешать ярлыки.

Олег Лукин

"МК"
Тула, 22 августа
Бродяга к Ираку подходит...
 

Этим летом в Туле за бродяжничество был задержан гражданин Камеруна.
А не так давно выяснилось, что бродяга оказался ещё и мошенником, присваиваивавшим чужие деньги, имена и даже биографии.
Работа в посольстве. З/п высокая
24-летний Акем Кассиус Акем Марк Клей Омар приехал в Россию в 1997 году. Несколько месяцев он проучился в тульском "политехе", потом грыз гранит науки в Московском государственном открытом университете. Затем у парня иссякли деньги. Поскольку свет марксизма в борющуюся Африку мы бесплатно больше не несём, то по письму из университета в московском ОВИРе Акему оформили визу на выдворение из России. Но Акем решил остаться и начать другую жизнь, подпольную.
Он подделал документы и объявил себя сотрудником военного атташата посольства США в Москве по имени Фан Никола Марк. Очаровав одну москвичку загадочным звучным именем, студент-недоучка пообещал устроить её на работу в американское посольство. От женщины требовалось всего-то 1000 долларов. Еще две тысячи баксов отдали ему туляки, поверив рассказам, что камерунец "быстро и надежно" оформит документы на выезд в США и посодействует с устройством там на работу.
В прошлом году Акем обзавелся еще одним паспортом. Гражданином США, 32-летним Паско Джозефом Полом наш герой представился сотрудникам милиции и ФСБ, когда его задержали. Мало того, именно от лица американца он написал "автобиографию", с выдержками из которой мы предлагаем вам познакомиться.
Повесть о знойной персиянке и жестоких "бритоголовых"
В переведенном на русский язык рассказе о самом себе камерунец назначил местом своего рождения "город Сиэтл, штат Вашингтон". В свою семью он включил отца, мать и брата. Рассказал о школьных и студенческих годах. Присвоил себе степень бакалавра естественных наук по математике.
"Во время последнего года обучения в Калифорнийском университете я успешно сдал вступительные экзамены в военное училище в Уэст-Пойнт. В 1988 году в 12-летнем возрасте я был зачислен в военную академию, где проучился три с половиной года и закончил ее в звании офицера... Я принимал участие в операции "Буря в пустыне", командовал частью Аналитической группы.
После окончания войны я вернулся домой и проболел почти год в результате полученной радиации. Я был уволен из армии в 1993 году и отказался от медали, потому что мой самый лучший друг погиб в жаркой пустыне Ирака. В этом же году я навсегда покинул Штаты, чтобы спокойно жить в Европе". Судя по дальнейшему захватывающему повествованию, покой ему только снился. Во французском университете в Гренобле герою войны помешали заниматься изучением языков. "Бритоголовые" устроили драку в кафе, где сидел "Джозеф" с друзьями. И чтобы не попасть в полицию, ему пришлось уехать в Тегеран, где он учил арабский и крутил любовь со знойной персиянкой. Их счастье было недолгим. Парню опять пришлось уносить ноги: родные девушки пытались с ним расправиться, потому что он "черный и не мусульманин".
В посольстве США в Саудовской Аравии представители компании "Проктер энд Гэмбл" присоветовали скитальцу ехать в Россию, обещая хорошую зарплату. Правда, сначала полтребовали научиться "говорить на языке Ленина". Камерунец возразил, что "это страна, где полно коммунистов, где любого могут убить на любом углу улицы, и что все русские - шпионы". Но его успокоили тем, что все эти ужасы имели место давно, а теперь в России "наступила демократия".
Так он оказался в Туле. Учился, жил в общежитии, встречался с разными людьми, возил некие посылки "представителям американского посольства". Получил 5 тысяч долларов и перевелся в Московский университет. Но вскоре жизнь стала тяжелой, денег не было, из университета отчислили. "Жизнь превратилась в ад. У меня появились еще жена и ребенок. Я потерял свой паспорт в Московском метро. Работники консульского отдела отказали мне в выдаче нового паспорта". Настоящий Джозеф Пол Паско действительно потерял свой паспорт в декабре 1999 года, но почти сразу ему выдали новый. А вот камерунцу Акему ни чужое имя, ни богатая фантазия не помогут избежать наказания.
Его вот-вот должны выслать из России на родину.

"Правда Севера"
Архангельск, 22 августа
Друзья Сергей и Яков вместе и на дне Баренцева моря
 

У Лены Грязных 12 августа был день рождения - 22 года. Ближе к вечеру она позвонила родителям в Северодвинск: "Сережа ночью должен прийти с учений. Праздновать, наверно, завтра будем..."
В Видяево жена мичмана с подлодки "Курск" Сергея Грязных Лена, вернулась в начале августа. Добиралась с шестимесячным сынишкой на руках двое суток. Сережа упрашивал ее не ехать, но она решилась. Надо было повидаться с мужем: в октябре "Курск" собирался в автономное плавание и Лена боялась, что Сергей не сможет до этого выбраться к ним в Северодвинск.
Они поженились три года назад, когда обоим было по 19 лет. До этого целый год дружили. Татьяна Федоровна, мама Лены, поначалу отговаривала дочь: рановато замуж. Но Лена сказала твердо: "Я его люблю".
"Посмотрите, - Татьяна Федоровна показывает свадебные фотографии, - Сережа с Леной очень похожи. Говорят, что это к счастливой жизни. Оператор, который снимал свадьбу, восхищался, мол давно не видел такую красивую пару." У них все складывалось на удивление. Сережа отучился на мичмана. Распределение получил в Видяево, на базу именных атомоходов. Там квартиру получил.
В Северодвинск они приезжали часто. Сергей никогда не сидел без дела: то ремонт затеет, то на даче работает. Хорошо помнит Татьяна Федоровна друга Сережи - Яшу Самоварова: "Ой, как они с Яшей однажды умаялись - цемент на даче весь день таскали". Сережа с Яшей вместе учились на мичманов. И сейчас они тоже вместе - в одном отсеке "Курска" на дне Баренцева моря.


 
"Время и деньги"
Казань, 4 августа
Германская стратегия
На этой неделе ряд газет всерьез задумался над вопросом: "А почему Владимир Путин встречается с Германом Грефом даже вдвое чаще, чем с Михаилом Касьяновым, не говоря уж о прочих обитателях кабинета министров?"
Для ответа на этот вопрос следует понять, чем же в глазах президента министр экономического развития и торговли выгодно отличается от своих коллег.
Ну, во-первых, Греф экономист. Но в правительстве и так почти все экономисты.
Во-вторых, Греф либерал. Либералов в правительстве чуть-чуть меньше, но их перевес по сравнению с коммунистами тоже особых сомнений почти ни у кого не вызывает.
В-третьих, Греф написал программу. Но Ясин или там Маслюков тоже писали программы. И кто с ними встречается?
В-четвертых, Греф ленинградец. А кто сейчас не ленинградец?..
Греф — немец, прекрасно владеющий родным языком. Здесь, судя по всему, и кроется разгадка привязанности главы государства к одному из министров.
Как известно, человек вольно или невольно пытается подстроить течение своей жизни под сценарий тех лет, когда ему было особенно хорошо. А самым безмятежным периодом в жизни Владимира Путина была служба шпионом в братской ГДР. И сегодня он, может, сам того не понимая, пытается создать вокруг себя условия, напоминающие Восточную Германию 80-х.
Этим, между прочим, и объясняются некоторые странности, не дающие покоя наблюдателям, гадающим, зачем носитель жесткой руки так часто говорит о человеческих ценностях. И наоборот, зачем откровенный либерал пытается посадить оппонентов в кутузку. Просто ГДР — это была такая загадочная страна, в которой западные ценности проходили через тигель кодекса строителей коммунизма. Это не значит, конечно, что именно в таком направлении будет сегодня развиваться Российская Федерация. Но почти не подлежит сомнению, что некоторые стороны ее жизни главный скульптор обновляемой страны лепит с ГДР — республики, где все было так хорошо...
При этом у скульптора неизбежно возникает некоторый конфликт между сознательной ориентацией на возрождение великой России и подсознательным равнением на маленькую ГДР. Подобные конфликты лучше всего выводить из подкорки вербальным способом — это давно поняло человечество, воспитавшее специальную высокооплачиваемую породу людей-психоаналитиков.
А поскольку президенту, да еще бывшему разведчику, спутанному по рукам и ногам подписками о неразглашении, психоаналитик не полагается, приходится заменять его приятелем (с таким родным именем), умеющим говорить на том же языке. Пусть полночь близится. Ведь Герман уже здесь.

"Десница"
Брянск, 15 августа
Царская жизнь пенсионера Акулова
Дом Михаила Акулова в Климове называют "климовским Лувром" безо всякого преувеличения: сам Михаил Федорович и его супруга сидят и спят на "золотой" мебели, обедают за царским столом.
Умелец Акулов все сделал своими руками — и мебель эту, и пол паркетный, что вообще для деревни — внеплановое чудо света. А еще во дворе Федорыча живут, преспокойно ладя друг с другом, десять дворовых собак и столько же кошек. Кошки недавно потеряли своего лидера — пушистого кота Ельцина. Теперь за вожака хитрая морда по имени Чубайс. Чубайс норовит пронырнуть в дом: его интуитивно тянет к роскоши и покою. Но в комнату допущена и лежит на диване только одна собака, размером в одну десятую от пуделя. Она, пожалуй, вписывается в интерьер лучше других. Паркет в доме уложен со всей тщательностью, да еще и расписан потрясающим узором в духе ушедшего века. Уж роскошь, так роскошь, решил однажды Акулов и из обычной липы сотворил резные кресла, диваны, стулья, маленькие легкие столики и шикарную кровать. Сверху абсолютно все покрыто позолотой... К вершинам своего мастерства Федорыч шел долго. Еще в детстве он стал бондарем, но скоро ему надоело делать только бочки, и парень сел рисовать. Потом ему пришло в голову, что абсолютно все нарисованное можно вырезать из дерева. "Цари так жили, а мы чем хуже?" — комментирует Федорыч свои необыкновенные работы.
Однажды приехали в гости к Акулову немцы, знающие толк в ручной работе. Ошарашенно ходили по комнатам и предложили деду контракт: ты учишь 25 наших парней в Германии, а мы тебе в Климове строим школу народного мастерства на сорок мест. Никогда еще Федорыч не был так близок к своей мечте — иметь собственных учеников. Впрочем, как оказалось, и так далек от нее — тоже... Начальники узнали об империалистическом замысле и пообещали Акулову такую же школу. Акулов поверил, и зря. Нет школы. И тех немцев уже тоже нет...
"Таких талантливых, как я, осталось единицы. Так и напиши,— скромно сказал на прощание Федорыч.— Жаль вот только, если свой талант на старости лет передать никому не удастся".

"Хронометр"
Иваново, 15 августа
Мальчик-гроза
На Вичугу обрушилось "стихийное бедствие" в виде 13-летнего пацана...
Сережа Фролов состоит на учете в комиссии по делам несовершеннолетних с 9 лет. Совершенные им преступления не поддаются счету: кражи, драки, поножовщина. Взрослого за такие "подвиги" в тюрьме бы сгноили, а Сергею все нипочем — не достиг еще возраста наступления уголовной ответственности. Можно сказать, что Сережа Фролов держит в страхе всю Вичугу.
Натурально, никто не знал, что делать с "грозой Вичуги", поэтому депутаты городской думы обсуждали эту проблему на своем заседании. Они и решили выделить из городского бюджета 30 000 рублей на отправку юного бузотера в ближайшее спецучреждение в Тверской области. Хотя первоначально хотели привлечь средства граждан, заинтересованных в том, чтобы "мальчик-гроза" не появился бы снова на улицах города.
Скоро Сережа Фролов должен покинуть Центр временной изоляции несовершеннолетних правонарушителей в Иванове, куда он попал после очередной поножовщины. Там он и поделился своими планами после отсидки: "Хочу учиться в школе, потом служить в погранвойсках, а когда отслужу, пойду в автослесари". Но это в дальней перспективе, а пока вичугчане надеются, что хоть ссылка в Тверскую область научит его уму-разуму...
Комментарии
Профиль пользователя