Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 5

 Судят зимбабвийского шпиона


Обвиняемый в шпионаже говорит, что Родине не изменял

Он хочет суда присяжных
       В Мосгорсуде начался повторный закрытый процесс Владимира Гурджиянца, бывшего помощника представителя "Аэрофлота" в Зимбабве, обвиняемого в шпионаже в пользу этой страны. В 1995 году Гурджиянц уже получил 8 лет, но выяснилось, что тогда было нарушено его право на защиту. Поэтому Военная коллегия Верховного суда России приговор отменила и отправила дело на новое рассмотрение.
       
       Владимир Гурджиянц проработал в "Аэрофлоте" 40 лет, не имея ни одного взыскания. Был представителем "Аэрофлота" в Индии, а перед назначением в 1991 году в Зимбабве возглавлял профком Международного коммерческого управления при Министерстве гражданской авиации России.
       В Зимбабве Гурджиянц заподозрил своего непосредственного начальника Игоря Карачуна в финансовых нарушениях и незаконной коммерческой деятельности. Он стал слать жалобы руководству "Аэрофлота" и в органы госбезопасности. Кончилось это тем, что зимой 1994 года Карачун съездил в Москву, а когда вернулся, объявил своему помощнику об увольнении по сокращению штатов. В марте Гурджиянца пригласили в ФСК (ныне ФСБ) "для беседы" по его заявлениям. "Беседа" закончилась арестом и обвинением в государственной измене в форме шпионажа.
       По версии Главной военной прокуратуры, Гурджиянц в течение 1992-1993 годов сдавал зимбабвийской разведке агентов российских спецслужб, работавших под прикрытием официальных представительств. Доказать, что ему за это платили, следователи не смогли. Это, кстати, особо отметил его адвокат Дмитрий Штейнберг: "Даром никто секретов не выдает".
       Вообще, по словам адвоката, в обвинении, предъявленном Гурджиянцу, нет никаких конкретных подробностей — "ни дат, ни мест, ни обстоятельств совершенного преступления". Что касается сути обвинения, то следствие официально отметило, что агенты всех российских спецслужб в Зимбабве сами не соблюдают правил конспирации. Экспертиза аудиозаписей разговоров некоего сотрудника "Аэрофлота" с африканскими разведчиками не смогла подтвердить, что голос принадлежит именно Гурджиянцу, хотя обвиняемый и не отрицал, что имел с ними встречи. Однако он якобы не знал, что это разведчики, и при этом "то, о чем мы говорили, и так все знают". Да и по роду своей деятельности Гурджиянц не имел доступа к сведениям, составляющим гостайну.
       Весной 1995 года военный суд Московского военного округа приговорил Гурджиянца к 8 годам строгого режима с конфискацией имущества. Но в это время Конституционный суд уже принял к рассмотрению жалобу Штейнберга, которому не позволили встретиться с подзащитным и ознакомиться с материалами дела (обвиняемого защищал адвокат, назначенный в ФСК). КС решил, что ограничения в выборе защитников по делам о гостайне незаконны, поэтому весной 1996 года Военная коллегия Верховного суда приговор отменила. Гурджиянц тогда ходатайствовал о рассмотрении дела коллегией присяжных, сообщив Штейнбергу о неких имеющихся у него доказательствах того, что обвинение сфабриковано. Но дело попало в спецчасть Мосгорсуда. В прошлую пятницу начался новый закрытый процесс. Гурджиянц тут же заявил отвод всему составу суда и отказался давать показания. Пока на суд это впечатления не произвело.
       МАКСИМ Ъ-СТЕПЕНИН
       

Комментарии
Профиль пользователя