Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 4
 Скандал вокруг выставки Дали в Турине

Выставка в Турине побила все рекорды фальсификации

Из двадцати шести картин Сальвадора Дали двадцать три — поддельные
       Открывшаяся в Турине во дворце Bricherasio выставка произведений Сальвадора Дали из собрания четы миллиардеров Мары и Джузеппе Альбаретто вызвала один из тех скандалов, которые долго забавляют публику и нервируют искусствоведов и коллекционеров. По заключению экспертов, более трети коллекции Альбаретто — откровенные фальшивки.
       
       Робер Дешарн, близкий друг Дали и знаток его творчества, с мнением которого считаются аукционные дома Christie`s и Sotheby`s, уточняет: из 26 экспонированных картин поддельных 23, из 109 графических работ — 27. Известная поп-певица Аманда Лир, учившаяся у мэтра в 60-70-е годы, более категорична: три четверти коллекции — фальшивки. В той или иной степени это мнение разделяют (различия лишь в количестве вещей, определяемых как неаутентичные, и резкости суждений) Антонио Питзот, директор Музея Дали в Фигуэросе (Испания), известный парижский коллекционер Андре-Франсуа Пети и Элеонора и Рейнольд Морзе, владельцы самого крупного собрания Дали в Америке.
       На посмертных, да и на прижизненных выставках Дали периодически звучало убийственное для владельцев работ "фальшак". При этом в полемику вступали различные эксперты и даже кланы экспертов — все, конечно, сплошь "самые близкие друзья художника". Так, например, было во время второй московской выставки Дали в ЦДХ в 1994 году, когда дуэту Пьера Аржиле, директора Музея сюрреализма в Во-ле-Пениль, и мюнхенской галеристки Жаклин Нойманн давал отпор блок Дешарна--Морзе (те выступали гарантами аутентичности вещей). Обычно дело касалось тиражной графики, в отношении которой говорить о подлинности или неподлинности довольно сложно. Против же четы Альбаретто, еще одних "самых близких друзей художника", эксперты выступили единым фронтом.
       Туринский казус и серьезнее — как беспрецедентный факт массовой фальсификации именно живописи Дали, — и одновременно курьезнее: настолько топорно она сделана. Иные эксперты считают, что фальсификатор) пользовался даже не оригиналами, а репродукциями из альбомов Дали, компилируя из них "еще неведомые публике" шедевры мэтра. Так, например, в основе фальшивого "Анжелюса Милле с облаками" — "Атавистические остатки после дождя" и "Сон", туринские "Мягкие часы" (якобы 1939 года) смикшированы из трех работ — "Постоянство памяти" 1931 года (Музей современного искусства, Нью-Йорк), "Мягкие часы" 1933 года (частное собрание) и "Наивысший момент" 1938 года (Городская галерея Штутгарта). Что же касается портрета "Анны-Марии, сестры Дали", то это просто грубая копия работы 1925 года "Размышление, облокотившаяся девушка". "Скорее его можно приписать Пикассо", — комментирует Элеонора Морзе. Между тем в интервью Paris Match Альбаретто утверждают, что большинство холстов было приобретено через некую барселонскую галерею именно у Анны-Марии (втайне от не терпевшей ее Галы, жены Дали), а еще у Галы (теперь уже втайне от Дали) и у самого мэтра, якобы потихоньку от всех своих близких делавшего для туринской четы римейки своих ранних картин. Чем больше открывается тайн, тем яснее суть дела.
       Недоумение знатоков вызывает тот факт, что у Альбаретто действительно имеются подлинники, в основном графика. Единственно возможное объяснение демонстрации большой туринской выставки — стремление четы коллекционеров вернуть себе титул экспертов по творчеству Дали (а он дорогого стоит), которого их лишил сам мэтр в 1987 году. Причем любыми средствами. Таким образом, война за "испанское наследство" великого и скандального сюрреалиста продолжается.
       
       МИХАИЛ Ъ-НАДЕЖДИН
       
Комментарии
Профиль пользователя