Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 10

 Ресторанная критика


       Все взаимосвязано в нашем мире. Меняются газеты, меняются и блюда, названные в их честь. Сегодня наш корреспондент ДАРЬЯ Ъ-ЦИВИНА представляет изголодавшимся читателям обновленное меню ресторана "Репортер", в котором самые популярные газеты и журналы преподносятся под соусами бальзамик и винегрет.

       Недавно по телевизору показали фильм Гринуэя "Повар, вор, его жена и ее любовник". С позиции ресторанного критика это очень поучительная история о владельце ресторана (он же вор, убийца и маньяк), который крайне непрофессионально организует работу своего предприятия. Продукты у него тухнут, повар, хоть и француз, не соблюдает санитарно-гигиенических норм на кухне, клиентам хамят, блюда подают не синхронно, в зале криминогенная обстановка. В результате ресторатор-вор терпит полнейший крах в бизнесе и любви, а под занавес получает пулю в лоб.
       Но наши передовые рестораторы увидели в гринуэевском творении совсем иное. Потребление пищи земной и духовной, поедание людей друг другом в прямом и переносном смысле, еда как символ эроса и смерти — все это предстало перед владельцами ресторана "Репортер" как на тарелке. И они тут же дали решительный отпор беспощадному Гринуэю, внедрив новое меню a la carte. Гостям ресторана предлагается попробовать на зубок самые популярные газеты и журналы и войти во вкус их сегодняшних проблем.
       Сначала о главном. Обновленный "Коммерсантъ-daily" получил воплощение в отварном филе лосося с нежным шпинатом и белым соусом. Отметим, что раньше это блюдо подавалось в более изысканном соусе из омара и сливок. Теперь место цуккини занял шпинат. Лук-порей вообще исчез. Но жизнь не стоит на месте, и эти перемены наверняка к лучшему. Тем более что цена "Коммерсанта" осталась прежней.
       Жареному "Московскому комсомольцу" вообще не нашлось места в новом меню. Так же, как и "Советской России" в облике киевских котлет, и пельменям "Правда". Видимо, "Репортер" окончательно разочаровался в советской кухне и решил исключить ее из рациона своих гостей. Зато на смену им явились блюда нового направления. Например, "Столица" стильного дизайна — форель, припущенная в белом вине, в окружении легкого зеленого соуса и опять-таки шпината. Следовало бы ожидать, что в связи с переходом на шестидневный режим выпуска, увеличится порция "Сегодня". Но на фаршированной телятине под соусом из вишен эти перемены, увы, не отразились.
       Новое прочтение получили традиционные газеты и журналы. Например, "Огонек", которому больше бы пристало обличье винегрета, подается теперь в виде королевских креветок, утопающих в нежнейшем сливочном соусе. А "Московские новости", прокламирующие на своих страницах любовь к картошке с постным маслом, почему-то обернулись жареными лягушачьими лапками в соусе бешамель. Впрочем, такое творческое допущение вполне законно. Если уж Гринуэй в своем фильме запекает героя-любовника в духовом шкафу, то почему бы и "Репортеру" слегка не пофантазировать?
       Существенно обновился и облик западных изданий. В прошлом году "Ньюс-Уик" представал перед едоком в виде простоватого салата из тунца с зеленым горошком. Рядом с ним даже "Смак" выглядел солиднее. Сегодня образ авторитетнейшего журнала складывается из зеленого салата, сладкого хрустящего перца, жареных лангустин и алых кубиков томатного конкассе. И это правильно. Нельзя не отдать должное и "Таймс" — почкам молодого теленка с апельсиновым соусом, и "Монд" — запеченным помидорам, фаршированным баклажанами и грибами. В редакциях "Фигаро" и "Вашингтон-Пост", как и в одноименных блюдах, никаких изменений не наблюдается.
       Но вернемся к фильму Гринуэя. Есть там такой эпизод, когда бездарный ресторатор (он же вор, муж и людоед) пытается приучить своего помощника-рэкетира к устрицам. "Представь себе, — говорит этот неотесанный новый англичанин, — что ты вкушаешь женские прелести". Тем самым ценность самой устрицы полностью отрицается! В то время как "Репортер" внушает гостю, что "Дейли-Ньюс" есть не что иное, как свежая устрица на льду, и предлагает насладиться ею сполна (причем моллюски оцениваются поштучно и стоят совсем недешево). Таким образом, высоколобый гринуэевский фильм творит из еды черт-те что, а клуб-ресторан "Репортер" — наоборот. Когда гость делает заказ, он волей-неволей называет газеты и журналы: "Мне, пожалуйста, 'Космополитэн' на закуску, на горячее 'Штерн', а на десерт 'Бурда Моден'". Это уже само по себе концептуально. Под видом свежей прессы клиенту приносят копченого лосося в малиновом соусе, каррэ молодого барашка и тюльпан из бисквитного теста с мороженым. Но главная разница между "Поваром..." и "Репортером" состоит в том, что после просмотра фильма Гринуэя есть совсем не хочется и даже тошнит, а меню a la carte "Репортера" вызывает аппетит и неодолимое желание что-нибудь почитать (то бишь съесть).
       Что касается декораций, то преобразившийся интерьер ресторана отлично вписывается в общую концепцию. Пастельные тона придали залу объем и уют. Старинные фотографии и фотокамеры на посветлевших стенах выглядят весьма стильно. Гирлянды из зелени удачно оживили решетчатые потолки. Впрочем, в "Поваре, воре etc." декорации и мизансцены тоже выглядят очень эффектно. Видно, у самого режиссера со вкусом все в порядке. И музыка великолепная, не хуже, чем джаз-банд в "Репортере". Но рассуждать об этих тонких материях полагается скорее кино- , нежели ресторанным критикам...
       
       Цены ресторана "Репортер" (****) довольно высоки. "Ньюс-Уик" — $14,99. "Космополитэн" — $13,99. "Коммерсантъ" — $24,99. "Сегодня" — $26,99. "Столица" — $25,99. "Огонек" — $29,99. "Московские новости" — $23,99. "Автопилот" — $25,99. "Штерн" — $25,99. "Салон" — $49,99. "Дэйли-Ньюс" — $5,99 (за 1 устрицу). "Бурда Моден" — $11,99. Ресторан работает с 12 до 24 часов. Кредитные карты к оплате принимаются.
       
       Адрес ресторана: Гоголевский бул., д. 8. Телефон: (095) 956-99-97.
       

Комментарии
Профиль пользователя