Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 9
  Депутата Госдумы убили народные мстители
Так считает суд присяжных

       Московская областная прокуратура опротестовала в Верховном суде России оправдательный приговор, повторно вынесенный судом присяжных по делу об убийстве депутата Госдумы Сергея Скорочкина. В прокуратуре считают, что судья грубо нарушил принцип состязательности сторон. Если протест будет удовлетворен, то обвиняемых, уже отсидевших под следствием и судом по пять лет, будут судить в третий раз.
       
       Депутат Госдумы от ЛДПР Сергей Скорочкин, в прошлом владелец водочного предприятия в Зарайске, был убит 1 февраля 1995 года. Он сидел вечером в баре "У Виктора", когда туда ворвались четыре человека с автоматами, в масках и в омоновской форме. Они уложили всех посетителей бара лицом вниз, разбили телефон и избили приятелей Скорочкина. Самого депутата заковали в наручники, накинули на голову мешок и увезли в лес. Там Скорочкина убили пятью выстрелами в голову.
       Расследование этого громкого преступления вели Мособлпрокуратура и РУБОП Московской области. По версии следствия, убийство депутата организовал подмосковный криминальный "авторитет" Олег Липкин. В январе 1995 года к нему пришел предприниматель из Нижнего Новгорода Николай Лопухов. Он был должен Сергею Скорочкину $388 тыс., однако не отдавал, ссылаясь на отсутствие денег. Нижегородец предложил Липкину ликвидировать депутата, обещая заплатить за это $300 тыс. Тот разработал и осуществил операцию по похищению Скорочкина. В налете на бар "У Виктора" участвовали, по данным следствия, сам Олег Липкин, его ближайший помощник несовершеннолетний Теймураз Кургин (сын бывшей начальницы отдела дознания Раменского ОВД), а также Алексей Евсеев и Сергей Зорин. В машине их ждал Виктор Москалев.
       В 1997 году пятеро налетчиков и предприниматель Лопухов предстали перед судом присяжных под председательством Михаила Елычева. В суде обвиняемые отказались от ранее данных признательных показаний, записанных на видеопленку, заявив, что к ним применяли меры физического воздействия. И в ноябре 1998 года присяжные вынесли им первый оправдательный приговор. Всех обвиняемых, кроме Липкина и Кургина, отпустили. А этих двоих признали виновными в грабеже и вымогательстве, не связанных с делом Скорочкина, а также в похищении депутата и хулиганстве в баре. Милосердные присяжные решили также, что виновные заслуживают снисхождения, и судья дал им срок ниже низшего предела, предусмотренного УПК (Липкину — пять с половиной лет, Кургину — четыре с половиной года).
       Но оправданные недолго пробыли на свободе. Гособвинители облпрокуратуры опротестовали этот приговор, и в феврале 1999 года он был отменен Верховным судом. Судье Елычеву было указано на неправомерность исключения из числа доказательств протоколов допросов, на которых подследственные признавали свою вину. Судья признал эти доказательства недопустимыми, так как обвиняемые не были предупреждены об их праве не свидетельствовать против себя (согласно статье 51 Конституции). Однако Верховный суд счел это нарушение Конституции незначительным и вернул дело на новое рассмотрение.
       Около года ушло на подбор нового состава присяжных: они то болели, то просто прогуливали заседания. Обвиняемые же вновь были помещены в СИЗО и ждали начала процесса. Их ожидание в итоге оказалось не напрасным: новый состав присяжных вчистую оправдал всех, кроме Олега Липкина, а его признали виновным лишь в использовании поддельного удостоверения офицера (с ним он был задержан) и освободили от наказания в связи с истечением срока давности.
       Оправданные и их адвокаты полагали, что на этом в деле будет поставлена точка. Но гособвинитель Мособлпрокуратуры Михаил Мертехин вновь вынес протест на оправдательный приговор. В нем он сообщил, что суд нарушил закрепленный в УПК принцип состязательности и равенства сторон на судебном процессе, а именно отказал потерпевшим и гособвинителю в проведении экспертизы долговой расписки от некоего Колотихина, который якобы одалживал деньги предпринимателю Лопухову, чтобы тот возвратил их депутату Скорочкину. Эта расписка была представлена в суд адвокатом подсудимого Лопухова. Однако на заседании выяснилось, что паспортные данные господина Колотихина в ней указаны неверно. Суд же не стал в этом разбираться, сославшись на нецелесообразность.
       Кроме того, гособвинитель указал на неправомерный отказ суда приобщить к материалам дела протокола обыска дома у подсудимого Кургина. Именно в ходе этого обыска были найдены пистолеты и автомат со спаренным магазином, которые, по данным следствия, принадлежали банде Липкина. А автомат был похож на оружие, которое имелось у нападавших на бар "У Виктора" в момент похищения депутата Скорочкина.
       Гособвинитель Мертехин, назначенный недавно судьей Мособлсуда, попросил в протесте вернуть дело на новое, третье по счету судебное рассмотрение. В прокуратуре убеждены, что на присяжных, оправдавших подсудимых, оказала влияние личность убитого. А именно тот факт, что сам Сергей Скорочкин за полгода до своей гибели расстрелял в состоянии алкогольного опьянения из автомата двух человек — 27-летнего врача-хирурга из Тбилиси Ираклия Шанидзе и его знакомую, школьную воспитательницу из Зарайска Оксану Гусеву. Господину Шанидзе депутат не мог простить, что тот не освободил дорогу его "Волге" и нагрубил ему. А в воспитательницу Гусеву, которая была с ним знакома, он выпустил 16 патронов просто как в нежелательного свидетеля, хотя она кричала: "Сережа, не стреляй, я ничего никому не скажу".
       Присяжные, хорошо изучившие личность убитого, восприняли группировку Липкина как мстителей, справедливо покаравших убийцу. И сколько не меняй присяжных, вряд ли они изменят свое мнение. Поэтому в прокуратуре не надеются на удовлетворение протеста, хотя и считают, что искать убийц депутата Скорочкина где-либо еще бессмысленно, ведь они уже найдены.
       Ъ сообщит о решении Верховного суда.
       
       ЕКАТЕРИНА Ъ-ЗАПОДИНСКАЯ
       
Комментарии
Профиль пользователя