Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 4

  "Я докажу, что Живило мошенник"

Пообещал Григорий Лучанский корреспонденту Ъ

       Одна из крупнейших в стране промышленных групп, "Русский алюминий", несколько месяцев пытается погасить скандал, связанный с обвинениями руководства компании в преднамеренном банкротстве Новокузнецкого алюминиевого завода (НкАЗ). Иски, которые фактически блокируют работу партнеров компании, в суды разных стран подают бывшие владельцы НкАЗа — братья Михаил и Юрий Живило. Между тем акции завода они уже передали для последующей перепродажи предпринимателю Григорию Лучанскому — сделка была завершена в конце прошлой недели. О том, почему возник скандал вокруг "Русского алюминия" и кому достанутся акции НкАЗа, ГРИГОРИЙ ЛУЧАНСКИЙ рассказал в эксклюзивном интервью корреспонденту Ъ НИКОЛАЮ Ъ-ИВАНОВУ.
       
— Сколько вы потратили на покупку акций НкАЗа?
       — Всех деталей сделки я раскрывать не имею права. Речь идет о пакете в 66% акций стоимостью более $60 млн. Я выплатил их единовременно и получил значительную скидку.
       — Вы покупали акции для перепродажи. Эти бумаги предлагались не только "Русскому алюминию"?
       — По условиям подписанного с Михаилом Живило соглашения я могу продать акции только теперь. В прессе утверждалось, что я чуть ли не договорился уже с "Русским алюминием" о переуступке пакета именно им. Это не так. Конечно, "Русал" один из главных претендентов на акции. Но среди потенциальных покупателей казахстанская группа "Евразия" (владеет Павлодарским алюминиевым заводом, поставляющим на НкАЗ глинозем.— Ъ), РАО "ЕЭС России" и ряд других компаний, чьи названия я не хотел бы пока оглашать.
       — Вы уверены, что продадите акции дороже, чем вы их покупали? Ведь сейчас на предприятии действует внешнее управление и в любой момент может быть введено конкурсное, после чего цена акций будет ничтожна...
       — Когда я подписывал соглашение, просчитывался и этот вариант. Я поставил свою подпись только после того, как убедился, что у губернатора Кемеровской области Амана Тулеева твердая позиция — не распродавать комбинат ни при каких условиях. Иначе "Сибал" или "Русал" давно бы организовали конкурсную продажу предприятия.
       — Бывшие владельцы НкАЗа забрасывают суды обвинениями в лжебанкротстве предприятия и требуют от управляющей компании многомиллионных компенсаций. Купленные вами акции могут оказаться просто билетом на эти суды...
       — Эти действия Миши (Михаила Живило.— Ъ) стали для меня полной неожиданностью. Не стану скрывать, что на сделку с ним я пошел в том числе и из-за хорошего отношения к нему. Однажды он приехал ко мне и говорит: меня вытесняют с завода, Абрамович (Роман Абрамович, один из создателей "Русского алюминия".— Ъ) приехал и предлагает за акции столько-то, Дерипаска (Олег Дерипаска, генеральный директор "Русского алюминия".— Ъ) — столько-то, но я боюсь, что они меня обманут. Он меня буквально на коленях умолял купить у него акции НкАЗа. Я понимал, что Абрамович и Дерипаска все равно самые реальные претенденты на акции. Однако бумаги будут стоить много больше, если в пакете с ними будет продана и кредиторская задолженность комбината (компании, контролируемые господином Живило, являются крупными кредиторами предприятия.— Ъ).
       Однако продавать кредиторку Живило не захотел. Поэтому в соглашении мы записали, что стороны будут способствовать уменьшению кредиторской задолженности и прекращению на предприятии внешнего управления. Я пытался в последнее время связаться с Мишей или Юрой и прояснить ситуацию. Но Миша пропал из вида сразу после 8 августа, когда были перечислены деньги. Одно время мы держали связь с Димой Чиракадзе (вице-президент МИКОМа.— Ъ), потом пропал и он. Правда, в декабре позвонил Юра Живило, поздравил с Новым годом.
       — Как вы объясняете поведение Михаила Живило, зачем нужны многочисленные иски в суды?
       — Мишу завела история с отравлением Тулеева, в которой он оказался одним из главных подозреваемых. Он считает, что все это организовал Дерипаска и что, возможно, я оказался на стороне Дерипаски. Я к этому не имею никакого отношения и не думаю, что это нужно было Олегу. Теперь Живило хочет получить в Америке статус свидетеля, это позволит ему легально поменять фамилию и скрыться от всех. Кроме того, у меня есть такое ощущение, что Мишей движет чья-то рука. Думаю, это рука зарубежных конкурентов "Русала" — например, Alcoa. Она крайне не заинтересована в развитии "Русала".
       — По-вашему, господа Живило не выполнили всех своих обязательств по контракту. Вы будете требовать компенсации?
       — Я только что дал поручение моему юридическому аппарату начать подготовку исков к Михаилу. Мы докажем, что он разворовал комбинат, довел его до банкротства да еще создал у нас иллюзию того, что предприятие работает хорошо. Существуют документы и аудиозаписи, подтверждающие нашу правоту. Кроме того, мы можем доказать то, что он нарушил условия соглашения и не способствовал решению вопроса с кредиторкой. В общем, если я не продам акции, то получу от него деньги назад, да еще с компенсацией.
       — Будете ли обращаться за помощью к российским властям?
       — Не вижу смысла. В свое время у меня были хорошие отношения с Черномырдиным и Сосковцом, но никакого эффекта в бизнесе это не давало. Из-за Черномырдина я даже потерял около $100 млн при продаже нефти на Украину.
       — На что вы планировали потратить деньги, вырученные за акции НкАЗа?
       — У меня сейчас несколько проектов. Большинство из них связаны с транспортировкой энергоносителей из Казахстана, Узбекистана и Туркмении, а также с достройкой газовой трубы из России через Грузию в Турцию. Помимо этого я хочу создать лизинговую компанию по сдаче в аренду контейнероцистерн для перевозки сжиженного газа, а также операторскую компанию, которая претворяла бы в жизнь стратегию развития медицинского сервиса в Москве. Моя компания, кстати, только что выиграла тендер на строительство в Москве банка крови.
       

Комментарии
Профиль пользователя