Коротко

Новости

Подробно

Операция "Федерация"

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 4

 
31 мая Госдума рассмотрит в первом чтении пакет президентских законопроектов о реформе власти. После их принятия выбор у губернаторов останется небогатый: либо оказаться под полным контролем федеральных властей, либо лишиться своих постов. На то, чтобы отправить главу региона в отставку, у президента может уйти от 2 дней до 10 месяцев.

В том, что все три законопроекта (о новом порядке формирования Совета федерации и поправки к двум федеральным законам — "Об общих принципах организации законодательных и исполнительных органов госвласти субъектов РФ" и "Об общих принципах организации местного самоуправления") будут приняты Госдумой, не сомневается сейчас никто. Депутаты уже заявили, что ради преодоления возможного вето верхней палаты они готовы собраться даже во время летних каникул. А это означает, что уже в июле Кремль будет готов начать наступление на региональных лидеров.
       
Рекогносцировка
       Война с губернаторами начнется с разведки, то есть выявления регионов, где нарушаются федеральные законы. В Минюсте и Главном государственно-правовом управлении президента давно составлен длинный перечень местных правовых актов, противоречащих федеральному законодательству. Как утверждают в Минюсте, их не менее 20% от всех региональных законов. А конституция, полностью соответствующая российской, по данным ГГПУ, в России вообще всего одна — в Удмуртии.
       Созданного за предыдущие годы запаса разведывательной информации должно хватить как минимум на несколько месяцев активных боевых действий. А затем к операции подключатся президентские полпреды в федеральных округах. Возможностей для этого у них будет хоть отбавляй: помимо местных структур ФСБ и МВД, за региональным законотворчеством будут следить еще и заместители генпрокурора, которых назначат во все семь округов (об этом заявил на прошлой неделе Владимир Устинов).
       Не забыта и широкая инициатива масс. В соответствии с проектами, законное право настучать президенту на губернаторов получат не только федеральные правительство и парламент, но и депутаты местных парламентов. А поскольку во многих регионах отношения между исполнительной и законодательной властями оставляют желать лучшего, недостатка в добровольных информаторах у Кремля не будет.
       
Артподготовка
       Для искушенного в политике губернатора сам факт поступления в Москву сигнала о его нарушениях должен стать поводом к соответствующим выводам. Но если этого все же не произойдет, Кремль приступит ко второму этапу операции, и наступление развернется по трем основным направлениям.
       Во-первых, президент может приостановить своим указом действие регионального акта, противоречащего федеральным законам. В этом случае губернатор должен либо оспорить указ в суде, либо добровольно отменить или изменить этот акт.
       Во-вторых, любое заинтересованное лицо (от главы государства до рядового гражданина) вправе обратиться в Верховный или Конституционный суд с иском о признании регионального акта неконституционным. У губернатора в этой ситуации снова появляется возможность сдаться на милость победителя, не дожидаясь суда, и самому внести необходимые изменения в оспариваемый акт.
       Наконец, если в противоречие с федеральными законами вступает закон субъекта федерации, президент вправе обратиться в региональный парламент с представлением о приведении этого закона в соответствие с федеральными. На первый взгляд, никакого отношения к главе региона этот пункт не имеет. Но на самом деле такое представление тоже плохой знак для губернатора. Ведь применять на практике оспоренный Кремлем региональный закон приходится не законодателям, а именно исполнительной власти, и отвечать за это своим креслом будет опять же руководитель субъекта.
       
Генеральное сражение
       Главные битвы антигубернаторской операции развернутся на судебных полях. Именно судьи должны решать, соответствует ли не понравившийся Кремлю региональный акт федеральным законам. И они же вправе подтвердить, что применение властями региона приостановленного либо признанного незаконным акта создает препятствия для органов госвласти или нарушает права граждан, общественных объединений и местного самоуправления.
       Лишь в суде губернатору предоставляется по сути единственная возможность решить исход сражения в свою пользу. Если он сможет доказать, что федеральных законов не нарушал, то все усилия центра пойдут прахом. Впрочем, этот успех, скорее всего, окажется временным. Ведь если Кремль найдет еще один незаконный губернаторский акт, вся процедура начнется заново. А обиженный президент наверняка будет сражаться с обидчиком с удвоенной силой.
       Шанс избежать худшего остается у главы субъекта и в случае, если суд займет сторону президента. После судебного вердикта у губернатора будет целых два месяца, чтобы отменить или изменить признанный незаконным акт. И тогда он избежит последнего президентского удара.
       Но даже если региональный лидер не одумался и отказался выполнять решение суда, у него все равно остается надежда. Ведь глава государства не обязан, а всего лишь "вправе объявить предупреждение" провинившемуся. И сделает ли он это, в полной мере зависит от способностей губернатора убедить Кремль в том, что все его последние действия были следствием временного помутнения рассудка, но теперь он обязательно исправится и будет чтить Конституцию до гробовой доски. Понятно, что даже если президент даст себя в этом убедить, его снисхождение обойдется губернатору очень дорого. А уж о независимости от центра ему наверняка придется забыть.
       
Пейзаж после битвы
       Последний этап наступления будет больше походить на добивание беспорядочно отступающего противника. Если глава субъекта не выполнил решение суда или издал новый акт, содержащий уже признанные судом незаконными положения, и при этом не смог вымолить у Кремля прощения, президент объявляет ему предупреждение. Повторное предупреждение дает главе государства право издать указ об отрешении губернатора от должности и назначить на его место временного главу региона.
       Теоретически отказаться от репрессий Кремль может и в самый последний момент. Но на практике трудно себе представить, чтобы губернатор, воевавший с центром в двух судах и "дослужившийся" до двух предупреждений, был вдруг прощен накануне заслуженного возмездия. Так что уже первое предупреждение можно фактически считать "высшей мерой" — пусть даже и с отсрочкой приведения ее в исполнение.
       Сроки операции в отношении каждого конкретного лидера могут быть разными. В самом простом случае, когда губернатор издает подряд два акта, содержащие пункты, которые ранее уже признаны незаконными, президент может уложиться в два дня: сначала он выносит предупреждение за первый акт, затем за второй и тут же подписывает указ об отстранении. Ведь о том, сколько времени должно пройти между вторым предупреждением и решением об отставке, в законе ничего не сказано.
       Если же неконституционность акта судом еще не доказана, вся процедура удлиняется. Если президент приостанавливает незаконный, на его взгляд, региональный акт, а глава региона на это никак не реагирует (не отменяет этот акт, не применяет его на практике и не обращается в суд), то предупреждение выносится через месяц. Если губернатор сразу идет в Верховный суд, то с учетом рассмотрения дела кассационной коллегией до предупреждения может пройти около четырех месяцев.
       Наконец, в самом запутанном случае, когда губернатор тянет до последнего, но затем все же обращается в суд, вердикт судей может вступить в силу спустя пять месяцев после начала процедуры. Соответственно, второе предупреждение и отставка могут последовать через десять месяцев. Впрочем, повторная процедура наверняка пойдет быстрее, ведь к "рецидивистам" и у кремлевских "следователей", и у судей отношение жестче. Но даже после отставки губернатор может надеяться на президиум Верховного суда, который вправе отменить предыдущее решение и восстановить его в должности. По закону, рассмотреть апелляцию президиум должен в течение года, хотя на практике это происходит гораздо раньше.
       Впрочем, вышеописанная схема антигубернаторской операции не является единственной. Ведь президентский законопроект предоставляет в распоряжение Кремля и "абсолютное оружие" — право временно отстранять главу региона от исполнения обязанностей на период расследования возбужденного против него уголовного дела. Для чего, собственно, и затеяна реформа Совета федерации, благодаря которой сенаторы потеряют неприкосновенность (сейчас для возбуждения против члена СФ уголовного дела требуется согласие его коллег по палате, добиться которого практически нереально). Как показала эпопея с отстранением экс-генпрокурора Юрия Скуратова, возбудить дело при желании можно за одну ночь. А значит, чувствовать себя в безопасности не сможет ни один региональный лидер — даже если все его акты слово в слово повторяют Конституцию.
       Однако в ходе думских дебатов это положение из проекта может исчезнуть. Например, члены СПС твердо настроены оставить в законе только судебную процедуру отстранения губернаторов, исключив возможность "произвола президента". А поскольку для Кремля крайне важно принять пакет большинством в две трети голосов (что гарантирует и преодоление возможного вето Совета федерации), он вполне может прислушаться к этим требованиям и пойти на смягчение предложенных формулировок.
       Правда, губернаторов это вряд ли утешит. Ведь заодно СПС надеется лишить самих региональных лидеров единственной радости, предоставленной им этими проектами,— права снимать мэров и глав местных администраций. А способов разобраться с губернаторами даже в случае отмены упомянутого "уголовного" пункта у Кремля все равно останется предостаточно.
       
ЮРИЙ МИХАЙЛОВ
------------------------------------------------------
       
Горящая десятка губернаторов
       
       Можно не сомневаться, что в Кремле уже готовят "черный список" губернаторов, которые могут оказаться первыми жертвами закона об ответственности глав субъектов федерации . "Власть" представляет "горячую десятку" глав регионов, которые первыми могут лишиться своих постов.
       
 
Владимир Яковлев, губернатор Санкт-Петербурга
       Первый кандидат "на вылет". Как утверждают источники в Кремле, поддержка губернатора Владимиром Путиным на недавних выборах была вынужденной — он просто понял, что не успеет убедить петербуржцев проголосовать против Яковлева. На самом же деле президент по-прежнему, как и 1996 году, считает Яковлева виновным в травле Анатолия Собчака. Да и с обоснованием проблем не будет: по словам бывшего замминистра внутренних дел Петра Латышева, его следственная бригада нашла в Петербурге "много интересного".
       
 
Руслан Аушев, президент Ингушетии
       Давно уже ходит по лезвию ножа. Его дружеские отношения с лидерами чеченских боевиков и постоянные призывы к замирению с Ичкерией явно идут вразрез с позицией Кремля. Да и попытки переписать "под себя" федеральные законы ингушский лидер предпринимал уже неоднократно. Хотя поводом к репрессиям послужит, скорее всего, проступок "на чеченскую тему" — например, "неожиданное" обнаружение в Ингушетии лагерей подготовки боевиков или просто не санкционированные Москвой переговоры с лидерами террористов.
       
 
Василий Стародубцев, губернатор Тульской области
       Может пострадать за свою слишком ярко выраженную политическую ориентацию. Тульский лидер, являющийся сопредседателем НПСР и входивший на думских выборах в первую тройку списка КПРФ, и в политике, и в управлении регионом остается верен ленинским принципам. А они далеко не всегда согласуются с федеральным законодательством и государственной идеологией.
       


 
Евгений Наздратенко, губернатор Приморского края
       Должен был потерять свой пост еще в 1997 году, когда против него вели настоящую войну глава администрации президента, а позже первый вице-премьер Анатолий Чубайс и начальник краевого УФСБ, представитель президента Виктор Кондратов. Теперь их дело наверняка продолжит Путин: ведь он тогда работал начальником Главного контрольного управления президента и имел непосредственное отношение к борьбе с Наздратенко. Теперь у президента будет возможность взять реванш.
       


 
Николай Кондратенко, губернатор Краснодарского края
       Его шансы "попасть под статью" нового закона — 50 на 50. С одной стороны, слабое место Кондратенко — национальный вопрос и свобода торговли. Найти в его действиях нарушения, заслуживающие губернаторской "высшей меры",— дело техники. С другой — на традиционно "красной" Кубани Путин на выборах неожиданно обыграл Зюганова, что, возможно, Кондратенко зачтется.
       
 
Владимир Семенов, глава Карачаево-Черкесии
       У него с национальным вопросом тоже не все благополучно. Вопреки надеждам Москвы, помирить карачаевцев с черкесами за восемь месяцев работы ему так и не удалось. А поскольку в условиях затягивающейся "контртеррористической операции" в Чечне еще одна "горячая точка" на Кавказе Кремлю совсем не нужна, примирение в КЧР президент может перепоручить кому-то другому.
       


 
Муртаза Рахимов, президент Башкирии
       За несколько лет прошел путь от одного из главных "сепаратистов" до едва ли не самого большого друга Москвы среди глав регионов. Однако показательно, что первое после инаугурации официальное требование о приведении местных законов в соответствие с федеральными Путин направил именно в Уфу. И если Кремль захочет в назидание другим наказать кого-то из пионеров суверенизации, кандидатура Рахимова может показаться ему наиболее подходящей. Тем более что башкиры в республике составляют меньшинство — и это, скорее всего, позволит избежать волнений среди местных жителей.
       
 
Юрий Лужков, мэр Москвы
       Подозрительное отношение к столичному градоначальнику Владимир Путин унаследовал от первого президента вместе с его окружением. И хотя Путин ни разу не говорил о мэре плохо, да и сам Лужков в последнее время усердно поддерживает все начинания президента, дамоклов меч над мэром все еще висит.
       




 
Олег Королев, губернатор Липецкой области
       Его положение на первый взгляд выглядит прочным: поддержка в регионе, уверенные позиции в Совете федерации (там Королев занимает пост вице-спикера). Однако в последнее время Липецкая область стала столицей "красного пояса": регион был одним из немногих, где Путин проиграл Зюганову и на думских (с "Единством"), и на президентских выборах.
       


 
Борис Громов, губернатор Московской области
       Провинился перед Кремлем, еще даже не вступив в должность, одним тем, что выиграл декабрьские выборы у спикера Госдумы Геннадия Селезнева, которого поддерживал Путин. Правда, для злостного нарушения федеральных законов времени у Громова было пока недостаточно, и шансов потерять пост на первом же году работы у него меньше, чем у других. Но поскольку проигрывать новый президент очень не любит, за деятельностью подмосковного губернатора он наверняка будет следить с особым пристрастием.
       

Комментарии
Профиль пользователя