Владимир Путин внырнул в историю

Как премьер приобщался к археологии в Фанагории

Вчера премьер РФ Владимир Путин побывал в древнегреческом городе Фанагория, который много лет раскапывают под Таманью в Краснодарском крае, и на глазах у изумленной публики нырнул с аквалангом в Азовское море и достал оттуда пару амфор. Специальный корреспондент "Ъ" АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ считает, что таким образом господин Путин внес вклад не только в историю археологии, но и прежде всего в историю новейшей российской политики.

Премьер прилетел на раскопки на вертолете, а на культовый курган, Боюр-гору, приехал во главе колонны машин за рулем серого от пыли Gelandewagen.

Этой горой гордятся археологи всех времен и народов. Боюр-гора — самый большой курган на Тамани. Кого здесь похоронили, не очень понятно (археология, вообще, как я понял, наука более или менее условная), но в своих научных докладах сходятся в том, что человек был серьезный.

Возможно, поэтому курган, который, по словам руководителя экспедиции Владимира Кузнецова, является сложным инженерным сооружением, домом, построенным из земли, так часто грабили. У археологов "часто" — это минимум раз в 100 лет. Сам господин Кузнецов, после того как его спросили, когда он в первый раз приехал в Фанагорию на раскопки, уверенно вспомнил: "В 73-м году..." И поспешил уточнить: "В 1973-м" — чтобы его правильно поняли. Профессор во всем любит точность: те, кто мог подумать, что в 1873-м, ошиблись бы.

Такого системного подхода к копанию курган не знал еще никогда. Несколько грейдеров и тракторов методично сравнивают его с землей. Что-то, конечно, остается и на долю студентов с лопатами. Студенты были также представлены Владимиру Путину в широком ассортименте.

Археологи поясняют, что все разрытое они закопают и что в этом смысл их работы. Впрочем, если бы это было так, то и греческого Акрополя мы так никогда и не увидели бы.

Премьер крайне заинтересовался Боюр-горой. Профессор Кузнецов разъяснял:

— Вот они, слои горизонтальные и вертикальные! Курган искусственный насыпали!.. Земля из окрестностей свезена...

— Да это вы, наверное, набросали!..— прокомментировал премьер.

— Нет, что вы,— профессор Кузнецов был смущен таким предположением.

Потом, когда он долгими зимними ночами будет анализировать его, может даже оскорбиться.

— Можно с собой взять на память? — попробовал успокоить господина Кузнецова премьер, увидев, как тот разволновался.

— Нет! Мы вам лучше найдем! — с облегчением воскликнул профессор.

Он рассказал, что археологи наткнулись на коридоры, которые вырыли грабители более ранних веков, и что на 99,9% курган ограблен полностью.

— Но надежда умирает последней! — заявил профессор Кузнецов.

— И когда ограбили? — поинтересовался премьер.

— Это мы не можем понять...— признался профессор.— Но не XX век и не ХVIII... Правда, у нас только что появилась одна интересная версия. Сюда наезжали генуэзцы, от них чего угодно можно было ожидать...

— О, давайте на генуэзцев все свалим и закроем тему! — обрадовался господин Путин.

Он изучил отрытый археологами проход, а вернее, лаз. Пока им непонятно, конечно, куда он ведет и кто его вырыл кроме них. Профессор Кузнецов уверен, что это грабители (вообще, и внешне, и внутренне выглядит романтиком, хотя бы потому, что с бородой). А, например, его коллега, начальник раскопа Боюр-горы Михаил Жуковский рассказал мне, что это следы работы исследователей ХVII века, благодаря которым некоторые сокровища Боюр-горы уже давно хранятся в Эрмитаже.

Впрочем, господин Кузнецов в разговоре со мной категорически отмел это предположение. Похоже, он не признает других исследователей в диаметре сотен метров и на глубине десятков.

Тем временем президент Российского географического общества (РГО) Сергей Шойгу нашел валявшийся на земле кусочек керамики.

— О, от амфоры, Владимир Владимирович! — воскликнул он и бережно передал его премьеру.

— В хозяйстве пригодится,— ревниво пробормотал Владимир Путин.

Он и сам постоянно искал что-то на срезах культурного слоя и у себя под ногами. Все-таки он приехал на раскопки и намерен был, видимо, что-нибудь раскопать лично.

— А это керамика? — испытующе посмотрел он на господина Кузнецова.

— Камень,— безжалостно ответил профессор.

— И это камень?!

— И это.

Премьер изучил лаз, убедился, что он заканчивается стеной земли, выслушал рассказ про то, как этот лаз будет полностью засыпан в научных целях и для того, чтобы курган еще раз не ограбили грабители.

— Так все ж до нас ограбили! — удивился премьер.

— Надежда умирает последней,— угрюмо повторил профессор.

На следующем раскопе, уже в самой Фанагории, Владимир Путин осмотрел древний городской квартал и больше всего заинтересовался останками амфоры, которую время вмуровало в стену с песком.

Студент-археолог показал премьеру, как надо работать скребком. Премьер взял скребок и потрогал им амфору. От нее сразу откололся кусочек.

— Ой! — сказал премьер.

— Ничего,— успокоил его студент.— Пойдет для восстановления.

Премьер удовлетворился таким туманным объяснением.

— А винца там нет? — поинтересовался он у студента.

— Нет,— покачал головой студент.

В это время Олег Дерипаска, глава "Базэла", который финансирует раскопки в рамках деятельности РГО, рассказывал мне, идя по краю раскопа, как еще в советское время познакомился с одним знаменитым профессором-археологом. Благодаря этому знакомству многие археологи до сих пор, видимо, и чувствуют себя социально защищенными, в том числе и от любых финансовых кризисов.

Пять лет назад господин Дерипаска даже зарегистрировал фирму, которая занимается круглосуточной охраной Фанагории по всему ее периметру, включая морское побережье.

Если бы в свое время у древних греков-фанагорийцев была бы хоть пара бойцов из ЧОПа господина Дерипаски, вооруженных как они или даже похуже, то вряд ли бы царь Митридат проиграл решающее сражение и весь город римлянам.

Про эту историю и рассказывал мне господин Дерипаска:

— Это же уникальное место! При рабовладельческом строе здесь было вольное поселение! Это же не укладывается в голове!

Я попытался вернуть Олега Дерипаску к действительности.

— Да, — согласился он, отвечая на мой вопрос,— черные копатели — это беда. Здесь им нечего взять, зато они, я думаю, добирают в других местах. Центр торговли у них в Ростове... Крышуют же их все там и тут... А какие вещи иногда там продают!.. Мы, к сожалению, не все успеваем выкупать у них...

Премьер уже садился за руль Gelandewagen. Он подъехал к самому берегу Азовского моря, переоделся в гидрокостюм и вместе с Сергеем Шойгу и профессором Кузнецовым, тоже в костюмах (casual для прогулок по морскому дну), пошел к небольшому самодеятельному пирсу. То есть премьер собрался нырнуть с аквалангом и поплавать в подводной части Фанагории, которая несколько веков назад ушла под воду.

Вдруг он увидел Олега Дерипаску и удивленно посмотрел на него:

— А ты не ныряешь, что ли?

— Нет,— развел руками господин Дерипаска.— Костюма-то нет!

— Понятно...— подозрительно посмотрел на него господин Путин.

Он сделал еще несколько шагов, обернулся и характерно пошуршал пальцами руки: откупился, мол, от такого удовольствия.

Казалось, Владимир Путин использовал все мыслимые ресурсы такого рода. Он научился огромному количеству водных процедур. Он гонялся за китами в Японском море. Ходил на подводной лодке. На всевозможных крейсерах, катерах и яхтах. Спускался в батискафе на дно Байкала...

Откровенно рыбачил в Туве и на Алтае. Но оказалось, есть еще один неактивированный вариант: он не плавал с аквалангом по подводному городу на дне Азовского моря.

Шлюпка ушла и вернулась минут через сорок. Почти весь обратный путь премьер провел на корме, сняв гидрокостюм и обнажив свой мужественный торс. В гидрокостюм он снова облачился только у самого берега.

Возвращение было триумфальным: Владимир Путин шел, держа в руках две амфоры. Еще одну, по крайней мере с таким же достоинством, нес Сергей Шойгу.

Трудно было, конечно, сказать, откуда эти амфоры — со дна моря или из запасников Эрмитажа. Премьер, впрочем, настаивал, что амфоры дожидались его там, в море, с VI века нашей эры. Так ему объяснил господин Кузнецов.

— Ребята, конечно, показали, где лучше нырять...— пояснил Владимир Путин.

Так или иначе, но было, по крайней мере, очевидно, что Владимир Путин и в самом деле нырнул с аквалангом.

Я спросил его, плавал ли он с аквалангом раньше.

— Конечно! — засмеялся он.— Только что, вчера вечером!

— А еще раньше? — переспросил я.

— Еще раньше? — задумался господин Путин.— Нет, раньше не было. Одна попытка была, правда, но не очень удачная...

— А вчера что было? — поинтересовался я.

— Да ночью уже, можно сказать. Поздно было, уже темнело, и мы с ребятами из подразделения (не уточнил, конечно, какого именно.— А.К.) с фонарями...

То есть после одной ночной тренировки премьер пошел на дно с аквалангом.

— А еще нырнете? — спросил я.

— Нет! — слишком быстро ответил премьер и, как будто застеснявшись этого искреннего порыва, добавил:

— Времени нет...

— На коньках, видимо, будете кататься...— предположил я.

С этим господин Путин неожиданно согласился.

Он посмотрел на амфоры, приподнял их по просьбе фотокорреспондентов, рассказал, что их выбрасывали за борт, когда они бились на судах от качки.

Так, несколько амфор вчера вошли не только в историю археологии, но и в историю российской политики новейшего времени.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...