Коротко


Подробно

  "Воин Министерства обороны. Объявленная стоимость — 00000 руб."
       Вчера фонд "Право матери" созвал пресс-конференцию, чтобы вспомнить тех, кого с 23 февраля поздравить уже не удастся,— погибших в Чечне и на "Курске". Их родителей поздравить тоже не с чем. Они продолжают бороться с государством. Одни — за право на возмещение морального вреда, другие — за возможность похоронить своих сыновей.

       В пресс-конференции принимала участие Надежда Тылик, мать погибшего на "Курске" Сергея Тылика, в очередной раз рассказавшая, что государство выполнило не все обещания. Деньги со счетов для пожертвований почему-то не раздают, говорят, выплатят только в конце 2001 года, после подъема лодки. Однако хоть и не в полном объеме, но какие-никакие деньги родственники подводников все равно получили, выдали им и квартиры. А мать моряка Грязных вообще не внесли в список. Но, как призналась Надежда Тылик, материальных проблем у них теперь действительно значительно меньше.
       У родителей погибших в Чечне совсем иные проблемы. Останки их сыновей им возвращают, но деньги вытребовать у государства не удается. С 1995 года при поддержке фонда "Право матери", оказывающего бесплатную юридическую помощь, от родителей погибших в первую чеченскую войну в Пресненский суд Москвы (по месту нахождения Минобороны) поступило порядка 350 исков о возмещении морального и материального вреда. Однако решения по всем этим искам были стандартными: отказать.
       Один из родителей-истцов Валерий Баранов из Ухты, отец погибшего в Чечне Сергея Баранова, дошел даже до Европейского суда по правам человека. В действиях российских властных структур он усмотрел нарушение двух статей Европейской конвенции по правам человека: статьи 6, дающей право на публичное разбирательство дела справедливым и беспристрастным судом, и статьи 8, гарантирующей право на уважение семейной жизни. Но заявление Баранова, скорее всего, не будет принято к рассмотрению. По одной-единственной причине: российские граждане получили возможность обращаться в Европейский суд только 5 мая 1998 года, так что все нарушения, имевшие место до этого дня, в компетенцию суда не входят.
       Из родителей погибших во вторую чеченскую войну желание подавать в суд выразили пока только двое: Галина Матафонова из Тверской области и Николай Власов из Йошкар-Олы (его сын служил в знаменитом Армавирском спецназе, отряд которого по ошибке расстреляли федеральные войска). Возможно, столь малая активность родителей погибших связана с тем, что вторая чеченская война более популярна в обществе. Но, как признают юристы фонда, в этот раз у истцов шансов еще меньше. Статус конфликта, равно как и участвующих в нем, слишком неясен, а многочисленные бреши в законодательстве усугубляют положение.
       Галина Матафонова принесла в фонд багажную квитанцию, которую ей выдали, когда она перевозила тело своего убитого сына на родину. В ней написано: "Гроб с телом. Воин Министерства обороны. Объявленная ценность — 00000 руб.".
       
       ДМИТРИЙ Ъ-ЛЮКАЙТИС

Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" от 23.02.2001, стр. 9
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение