Коротко


Подробно

Чтоб сказку сделать пылью


       В России есть по крайней мере одно место, которое можно сделать раем. То есть все его жители не будут ничего делать, а будут получать по $1000 в месяц. Речь идет не о нефтяном поселке в Сибири, а о подмосковном совхозе им. Ленина.

       В совхозе им. Ленина каждый крестьянин — долларовый миллионер, точнее, полумиллионер. Его состояние оценивается примерно в полмиллиона долларов. Эти деньги размещены не в каких-нибудь акциях МММ или даже Microsoft, а в надежных активах — земле, начинающейся сразу за МКАД, в районе Каширского шоссе.
       Совхозное достояние подсчитывается так. В совхозе 480 членов. Им принадлежит 1441 га земли — по 3 га на каждого. Общее собрание коллектива постановило, что сотка их земли стоит $1500. Вообще-то это дороговато — у риэлтеров земля в этих краях оценивается в $200-300. Но совхоз им. Ленина держит цену и официально запретил сам себе продавать землю дешевле. На первый взгляд это какая-то глупость и пережиток социализма. Но все равно это вроде бы не мешает осуществиться мечте любого здравомыслящего человека.
       Судите сами. Если каждый колхозник продаст свои 3 га (то есть 300 соток) хотя бы по $100 за сотку, то получит $300 тыс. За $100 тыс. он купит себе большую квартиру в Москве, а остальные $200 тыс. положит в Сбербанк под 7% годовых и будет получать $14 тыс. год, то есть более $1 тыс. в месяц, причем без всякой работы. Это ли не рай на земле?
       

 
Крестьянская сметка
       В принципе все работники совхоза чувствовали, что дорога в светлое будущее лежит через продажу земли. И они даже пошли по ней примерно с 1992 года. Но шли как-то так, чтобы пройти как можно меньше. Сначала поусердствовал старый директор совхоза Петр Рябцев. Он перестал платить за свет и газ, потом налоги, а потом зарплату сотрудникам.
       В 1993 году был сделан первый реальный шаг в рай — директор принял решение раздать крестьянам по 15 соток земли. Чувствуете что-то до боли знакомое в российской истории? В 1861 году было много похожего, особенно в образе мыслей тех, кто освобождал крестьян и решил дать им землю лишь в виде приусадебного участка.

 
       Но, как и в 1861 году, решение о 15 сотках оживило совхозную жизнь. Землю начали делить по-русски, то есть с хитринкой. Было решено, что 15 соток получит каждый член совхоза, так что на семью могло получиться и 30, и 45 соток. Народ кинулся устраивать своих детей в совхоз — медсестрами, кем угодно. В правлении закипела жизнь — как в "Шапке" Войновича.
       В принципе 15 соток — это неплохая синица в руках. Если бы крестьяне продали их тогда за $15 тыс., а деньги положили в тот же Сбербанк под 8% годовых в валюте, то проценты составили бы около $90 в месяц — без всякого выращивания картошки и другой работы. А сейчас ровно такую зарплату получают крестьяне этого совхоза. Впрочем, надо было догадаться делать вклады в валюте, а большинство россиян до сих пор упорно хранят деньги в банке в рублях (такова статистика) и не изменяют этому правилу даже после 17 августа 1998 года. Так что много ли было шансов у тружеников совхоза им. Ленина грамотно распорядиться синицей в руках?
       Но все равно интересно, что, получив землю, народ не спешил ее продавать. Практически все оставили себе по 15 соток и стали там выращивать овощи и бурьян. Кто-то начал было строить дом. Продали "излишки" лишь те семьи, кто получил более 15 соток. Ну и, разумеется, продал свои единственные 15 соток один сильно пьющий бывший тракторист. Правда, потом он продал и свою квартиру, а теперь живет на иждивении матери. Покупали москвичи под дачи — по $1000 за сотку (до кризиса).
       Это мелкое кипение жизни подтолкнуло директора на решительный шаг — продажу крупного куска земли. До тех пор директор предпочитал тихонько сдавать землю в аренду под склады коммерческим структурам. В договорах арендная плата, естественно, значилась смехотворная. Но в 1995 году директор наконец решился продать 5,6 га фирме "Крокус интернэшнл" под магазин "Твой дом". Нынешний директор Павел Грудинин утверждает, что продали по-честному — по $1500 за сотку. Но куда пошла выручка, темная история. Немного потратили на зарплату работникам совхоза, а большую часть — на погашение кредитов (ходят слухи, что совхоз поручился по чужим долгам, которые потом пришлось заплатить), на налоги (задолженность по налогам составила тогда 5,5 млрд рублей) и на расчеты по долгам за газ.
       В принципе, когда в России предприятие — неисправимый должник вдруг возвращает долг, принято давать большой "откат" его директору. Но не стоит в это углубляться, потому что 5,6 га — это пустяк по сравнению с совхозным достоянием — 1441 га. Никого они осчастливить не могли.
       

 
Директорская хватка
       Под шумок продажи земли фирме "Крокус интернэшнл" в совхозе сменилась власть. Видимо, крестьяне очень плохо разбираются в людях вообще и в начальниках в особенности. В 1995 году они избрали директором 35-летнего Павла Грудинина. Этот чистенько одетый молодой человек совсем не похож на крестьянина, скорее на московского клерка. Он был замом старого директора по коммерческим вопросам, а в 1994 году возглавил ревизионную комиссию в совхозе. Говорят, вскоре после этого он пришел к старому директору и попросил того уволиться, пригрозив разглашением его финансовых грехов. Это отчасти подтверждается тем, что Грудинин охотно говорит о том, как бездарно старый директор раздавал в аренду землю. Потом несколько лет подряд Грудинин "отбивал эту землю" — в частности, уже в 1995 году "вернул совхозу" 200 га.
       Возможно, крестьяне уже никогда не вспомнили бы о причитающихся им 3 га, но напомнил Борис Ельцин. Перед выборами 1996 года в каждый дом пришли листовка: "Иди и получи свою землю!" 20 работников потребовали выдать свидетельства о собственности на землю. Грудинин отказался. Они подали в суд. Надо сказать, что уже в 1995 году два крестьянина — Бобков и Баканов — все-таки успели получить свидетельства о собственности на 3 га. Но продать они ее даже не пытались, потому что новый директор стоял за землю насмерть.
       Почему же он не желает счастья своему народу? Почему бы не продать дорогую землю и не жить на такие большие деньги? Эти вопросы корреспондент "Власти" задал Грудинину в его уютном офисе с компьютером и пластиковыми жалюзи на окнах.
       — Ну развалю я хозяйство, продам землю, а дальше что? — сразу же завелся директор и прокричал историю своего директорства: — Когда я возглавил совхоз, он был убыточный! Люди зарплату по три месяца не получали! А сейчас у нас ежегодно 25 млн рублей прибыли и зарплата 2,5 тыс. на человека в месяц! У кого рука поднимется такое хозяйство закрыть?!
       Выпустив пар, Павел Николаевич объяснил, что является патриотом и крепким хозяйственником: "У меня есть фирма — ЗАО 'Совхоз им. Ленина', которая должна работать и давать прибыль. А дать свидетельства о праве собственности на землю — это равнозначно тому, чтобы раздать землю. А как мы будем без земли работать?"

 
       Чувствуете аналогию с годами коллективизации? Тогда крестьянам не давали паспортов, потому что "кто ж останется в колхозах работать!". По словам директора ЗАО, ни одно подмосковное хозяйство в Ленинском районе не выдало своим работникам таких свидетельств. Все ссылки на земельный указ Бориса Ельцина от 1996 года Грудинин пресекает — мол, это популистский предвыборный жест: "Мы все сделали в соответствии с указом, только чуть раньше — дали каждому по 15 соток совхозной земли".
       Вообще-то, судя по словам Грудинина, указы Ельцина на самом деле уже не действуют. В 1997 году, когда крестьяне активно судились за свою землю, глава администрации Ленинского района Московской области Василий Голубев запретил выделять землю. То есть свидетельства вроде получить можно, а реально землю — уже нет. Нетрудно догадаться, кто пролоббировал у Голубева такое решение...
       Грудинин уже основательно укрепил свою власть. В 1995 году он преобразовал совхоз в ЗАО "Совхоз им. Ленина". Крестьяне стали акционерами и внесли свою землю в уставный фонд ЗАО. Одним из первых решений новой фирмы стал запрет на продажу земли без решения общего собрания. Сразу же был установлен и минимум цены на эту землю — $1500 за сотку. Этот предел, в сущности, исключает возможность продажи. Грудинин, как грамотный пиарщик, объясняет: "Наш запрет позволил уйти от 'наездов' бандитов. Я им говорю: мол, если собрание разрешит, землю вам продадим". На самом деле директору явно выгодна ситуация, при которой продажа земли невозможна. Ведь все в совхозе в его власти, он хорошо научился манипулировать собиранием акционеров: "Если вопрос не проходит на собраниях в цехах, я его на общем собрании никогда не обсуждаю".
       

 
Непаханое безземелье
       В отличие от 1860-х и 1930-х годов власть директора Грудинина в совхозе все еще неабсолютна. По закону общее собрание акционеров-совхозников сильнее директора. В принципе они могут принять решение самораспуститься, всю землю продать, а на вырученные деньги устроить себе описанный рай. "Это не получится,— уверен Грудинин и очерчивает еще одну линию обороны своей власти: — У нас земля особо ценная, мелиорированная. Райземком и Мосмелиорация грудью встанут, а продать не дадут без решения субъекта федерации — губернатора Московской области".
       Вообще-то все деловые люди России уже научились находить общий язык с губернаторами. Цена рая так велика, что можно поделиться с администрацией области и пробить любые разрешения. Вот только крестьяне этого не умеют. Когда они судились, то не смогли даже получить в Регистрационной палате учредительные документы ЗАО "Совхоз им. Ленина", совладельцами которого сами же являются. В сущности, все крестьяне уже сдались — из 20 исков, поданных в 1996 году, на сегодня отозваны 19.
       Осталась только одна стойкая женщина — Ольга Соловьева. Она получила 15 соток и стала выращивать картошку (русскому крестьянину так кажется надежнее). Из совхоза она уволилась три года назад и теперь судится. Соловьева даже наняла адвоката. Но если произойдет чудо, и она отсудит свою землю, догадается ли крестьянка ее продать? Или будет выращивать картошку на трех гектарах?
       
НАТАЛЬЯ ГРИДНЕВА
-------------------------------------------------------
       
Земельная крепость
       Права крестьян на землю зафиксированы двумя указами Бориса Ельцина. В 1992 году он разрешил куплю-продажу земельных долей, принадлежащих бывшим колхозникам и совхозникам. Правда, земля могла быть продана только для сельхозпроизводства. Указ от 1996 года разрешил передавать по наследству земельный пай, сдавать его в аренду или передать в уставной фонд. В 1994 году губернатор Московской области Анатолий Тяжлов своим постановлением разрешил выдать крестьянам свидетельства на право земельной собственности.
       

Журнал "Коммерсантъ Власть" от 09.05.2000, стр. 35
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение