Коротко

Новости

Подробно

"Я теперь буду к вам обращаться "господин кандидат""

Дмитрий Медведев поехал в Германию президентом, а вернулся кандидатом

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

Вчера в Ганновере прошли российско-германские межгосударственные консультации на высшем уровне. Лидеры двух стран Дмитрий Медведев и Ангела Меркель поговорили обо всем — от поставок в Германию российского газа до ситуации в Ливии и Сирии. Однако больше всего, как показалось корреспонденту "Ъ" ВЛАДИМИРУ СОЛОВЬЕВУ, присутствовавших интересовало политическое будущее господина Медведева. И по крайней мере у одного человека ясность в этом вопросе вчера наступила: Ангела Меркель заявила, что отныне будет называть президента РФ "господином кандидатом".


Встретившись с Ангелой Меркель в понедельник вечером сразу по прилету в Ганновер, Дмитрий Медведев долго не мог с ней расстаться. Окончание их совместного ужина в ресторане Das Landhaus am See было запланировано на десять вечера, но расстались они глубоко за полночь — кортеж президента РФ припарковался у его отеля только в час ночи (3:00 по московскому времени). Лидерам двух стран было что обсудить — помимо газовых вопросов и внешнеполитических проблем вроде Сирии, Ливии и Приднестровья.

В Германии, как и в России, уже началась предвыборная лихорадка, и госпожа Меркель (точно так же, как и господин Медведев) пока тянет с ответом на вопрос, будет ли она претендовать на очередной срок. Правда, у немецкого канцлера времени для раздумий больше, чем у президента РФ, поскольку выборы в ее стране намечены на 2013 год.

Предвыборная тема в Ганновере волновала многих. Особенно живо ее обсуждал с журналистами первый президент СССР Михаил Горбачев, рассуждавший о том, что, мол, время питерских в России прошло и лучше бы им уйти, чтобы не вышло, как, например, в Северной Африке. За такими разговорами господин Горбачев коротал время в ожидании открытия заседания российско-германского форума "Петербургский диалог", где и ждали лидеров двух стран.

Открывая форум, Ангела Меркель не сказала ничего, что стоило бы процитировать. Как выяснилось, самое интересное она приберегла на потом.

Дмитрий Медведев же вышел к трибуне с iPad.

— О! Вижу у вас iPad! Отлично!-- заметил модератор Михаэль Рутц.

— Модернизация есть модернизация,— немного смутился господин Медведев и уже увереннее призвал участников форума, среди которых были общественники, журналисты и эксперты, говорить о насущных, а не "высосанных из пальца проблемах".

— Надо говорить прямо обо всем, иначе просто неинтересно разговаривать. Лучше спорить, чем молчать! — объявил президент РФ.

Особых споров, впрочем, не получалось. В основном звучали просьбы. Представители российских НКО просили господина Медведева избавить их от ненужной отчетности перед властями и вообще сделать так, чтобы к неправительственным организациям государство не относилось как к врагам.

— Согласен, есть недоверие,— признал господин Медведев.— Но оно возникло не десять лет назад, а существовало исторически. В советские времена любая инициативная деятельность была подозрительной. И это остается. Нам всем надо выжигать в сознании эти рудименты, начиная от федеральных властей и заканчивая сельскими.

Возник и вопрос создания в России общественного телевидения — по примеру того, что существует в Германии. Президент Медведев, отметив, что такое телевидение должно быть отделено и от государства, и от бизнеса, пообещал рассмотреть такие предложения, если он их получит.

Поскольку прямых вопросов о политическом будущем господина Медведева на форуме никто не задавал, эта тема неожиданно возникла во время обсуждения безобидного вопроса о непризнании Европой российских ученых степеней.

— Когда всех представляли, то говорили "доктор", "доктор", "доктор". А я вот — кандидат несчастный,— обронил господин Медведев.

Он сказал это тоном, по которому было непонятно, рад он этому или огорчен.

Ангела Меркель с готовностью подыграла:

— Я теперь буду к вам обращаться "господин кандидат"! — решила для себя немецкий канцлер, то ли признав научную степень гостя, то ли уточнив для себя его теперешний статус.

Дмитрий Медведев докрутил интригу:

— Мы как-то говорили с Ангелой, что когда-то нам придется председательствовать на этом форуме. И договорились, что это будет еще не скоро. Да, Ангела?

Скрытый смысл тут, видимо, состоял в том, что сопредседателями "Петербургского диалога" становятся или сошедшие с политической сцены лидеры (как последний глава ГДР Лотар де Мезьер), или же политики, не претендующие на ведущие роли в своих странах (как первый вице-премьер РФ Виктор Зубков). То есть Дмитрий Медведев намекал, что ни в первую, ни во вторую категорию он в ближайшее время переходить не собирается.

На итоговой пресс-конференции российского президента все же спросили в лоб о его планах на будущее.

— Совсем ненадолго запаситесь терпением, и я обо всем скажу, буду ли я президентом или другую работу найду, - в очередной раз успокоил всех президент.

Кстати, отсутствовавшего в Ганновере господина Путина часто поминали в связи с не доставшейся ему премией "Квадрига" (см. "Ъ" от 18 июля). Ангела Меркель на этот счет пояснила, что решение принимал оргкомитет премии и она здесь ни при чем. А вот Дмитрий Медведев вступился за обделенного российского премьера и сделал это довольно жестко:

— "Квадрига" — это немецкая головная боль, а не российская. Не хотел говорить на эту тему, но скажу. Любая общественная организация может выбирать, кому вручать, а кому нет. Но уж если решение принято, оно должно исполняться. А если нет, то это проявление трусости. После известного события эта премия закончилась.

После этих слов в зале воцарилась гробовая тишина.

Комментарии
Профиль пользователя