Коротко

Новости

Подробно

Открытие Голландии

Проекты реконструкции Новой Голландии показали вместе с островом

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

Конкурс архитектура

Компания Millhouse Capital Романа Абрамовича, фонд Iris Дарьи Жуковой и лондонский The Architecture Foundation показали в Санкт-Петербурге восемь конкурсных проектов реконструкции Новой Голландии. Одновременно с выставкой впервые за 300 лет открылся для публичного посещения и сам остров. Рассказывает АННА ПУШКАРСКАЯ.


"Новые идеи для Новой Голландии" представлены в бывших Крюковых казармах, пустующих в ожидании переезда сюда Центрального военно-морского музея. Анфиладу экспозиции замыкают с двух сторон гигантский треугольный макет Новой Голландии в ее сегодняшнем виде и вид из окон последнего зала на сам остров, Несмотря на то что в шорт-лист международного конкурса вошли только четыре участника — "Студия 44" Никиты Явейна, David Chipperfield Architects, MVRDV и WorkAC (см. "Ъ" от 13 мая), на выставке никаких преимуществ по сравнению с аутсайдерами конкурса (это Рем Колхас, Джереми Диксон с Эдвардом Джонсом, Анна Лакатон с Жан-Филиппом Вассалем и Юрий Авакумов с Георгием Солоповым) у них нет.

Из четырех отсеянных участников конкурса Рем Колхас — единственный, кто в прямом смысле докопался до сути Новой Голландии, не оставив себе никаких шансов вписаться в градостроительные регламенты и, соответственно, в шорт-лист. Искусственный остров, образованный Мойкой и прорытыми в XVIII веке Крюковым и Адмиралтейским каналами, господин Колхас по-голландски разрезал новыми каналами, превратив в архипелаг из четырех островов. У каждого — свое назначение и характер пространства: на острове Торговли — коммерческий променад вдоль воды с модными показами в исторических зданиях, на острове Знаний и Здоровья — романтический сад скульптур, термы в руинах и выставка судов на Крюковом канале, на острове Творчества — сто залов для экспериментов ста художников, которые постепенно должны разрастись в музей века, на острове Общественных мероприятий — площадь для выставок и концертов.

Lacaton&Vassal выбыли из конкурса с макетом стеклянного "публичного культурного рынка", которым они собирались накрыть свободное пространство острова. Москвичи Юрий Авакумов и Георгий Солопов слишком брутально материализовали "историческую функцию хранения мачтового леса", сложив на месте непостроенного исторического корпуса (повод для единственного разрешенного регламентом новодела) многоступенчатый театрально-выставочный комплекс "Русские горки", символизирующий деревянные конструкции корабельных верфей и монферрановские леса для Александровской колонны. В свою очередь, Dixon&Jones вообще обошлись без оригинальных архитектурных форм, хотя и предложили инвесторам построить на острове крупный выставочный центр.

Из четырех финалистов только "Студия 44" принципиально отказалась от нового строительства, предложив замкнуть разорванный контур архитектурного ансамбля корабельной рощей в память о лесных складах. Главную треугольную площадь острова господин Явейн видит антиподом официозной Дворцовой площади. В "общегородской чаше" новоголландского "колизея" в разные времена года будет много снега, травы и песка, а бассейн Галерного ковша может превращаться в сценическую площадку, каток или купальню. Соседство тюрьмы (в ней предлагается разместить гостиницу) этой идиллической картине не мешает — единственный городской пляж в Петербурге и сейчас устроен под стенами петропавловских казематов. В одном из угловых исторических корпусов разместится вилла с причалом для швартовки судов. Внутренние пространства складов исторически нарезаны на отсеки и могут быть приспособлены для разнообразного функционального использования. С вертикальной "нарезкой" согласен и Дэвид Чипперфильд, однако ключевой элемент его проекта выглядит антиподом "зеленой" идеи Никиты Явейна. Британец предлагает построить на севере острова капитальное многослойное сооружение из супрематических параллелепипедов, которые должны служить площадками для выставок, кинопоказов, перформансов и инсталляций. Консультантами его проекта выступали английский скульптор Энтони Гормли и немецкий кинорежиссер Вим Вендерс.

Третий финалист — студия WorkAC спроектировала "город в городе" — трехслойную ландшафтную конструкцию с насыпной платформой (из которой будет вылетать экскурсионный воздушный шар), тентом между складскими корпусами, а также теплицами на крышах и пешеходными тропами под ними.

Дополнительным козырем архитекторов MVRDV можно считать тот факт, что среди участников конкурса они — единственные настоящие "новые голландцы". Именно эта мастерская предложила для Новой Голландии самый веселый, разноцветный и гибкий проект. Замкнув контур острова незаметным архитектурным объемом, голландцы Вини Маас, Якоб ван Рейс, Натали де Врис сосредоточились на серии "активаторов" — легких временных павильонов. А "бублику" круглого здания Морской тюрьмы время от времени будет к лицу гармошка желтого купола, накрывающего двор наподобие откидного верха старого лимузина. Свою стратегию развития острова MVRDV формулирует как "пошаговый рост", позволяющий развивать новый культурный квартал параллельно с реставрационными работами. Эту идею уже подхватили инвесторы. В минувшую субботу они впервые за 300 лет открыли доступ в "бермудский треугольник" Новой Голландии, где московский архитектор Борис Бернаскони раскидал лужайки и спортплощадки, место для костра, цветные морские контейнеры для арт-проектов, кафе и магазинов и даже огород, позволяющий каждому вырастить в Новой Голландии репу для собственного натюрморта.

Комментарии
Профиль пользователя