Коротко


Подробно

Евгений Кузнецов: наш с Захаровым потенциал огромен

Двукратный чемпион Европы поборется за три медали чемпионата мира в Шанхае

В субботу прыгуны в воду откроют программу чемпионата мира по водным видам спорта. Двукратный чемпион Европы 2011 года 21-летний Евгений Кузнецов из Ставрополя и его партнер Илья Захаров, которые сегодня обладают самой сложной в мире программой в синхронных прыжках с трехметрового трамплина, обошли на чемпионате России легендарного Дмитрия Саутина и Юрия Кунакова. Тем самым они уготовили двукратному олимпийскому чемпиону в Китае лишь место на гостевой трибуне. ЕВГЕНИЙ КУЗНЕЦОВ объявил в Шанхае корреспонденту “Ъ” ВАЛЕРИИ МИРОНОВОЙ о своем намерении бороться здесь за медали сразу в трех видах.


— Как сложился ваш дуэт с Ильей Захаровым?

— Спонтанно. Лет с десяти мы на сборах начали баловаться, прыгая вместе просто так. А потом задумались и решили заняться синхроном серьезно. Но нас разъединили: я начал прыгать с Александром Доброскоком, а Илья — с Глебом Гальпериным. А когда пару лет назад наши партнеры травмировались, мы с Ильей решили объединиться вновь. Ведь потенциал каждого из нас был, не побоюсь этого слова, огромен.

— Кто в вашей паре ведущий?

— Счет на соревнованиях ведет Илья. То есть именно он говорит на трамплине: «Три-четыре». Но это не значит, что он ведущий, а я ведомый. Просто нам так удобно. В паре с Доброскоком, например, считал я.

— Чья личная программа сложнее — ваша или Ильи?

— В плане освоения сложных прыжков мы с Захаровым всегда шли вровень. Два года назад я собрал наисложнейшую программу, но уже через пару месяцев Илья меня догнал, и мы начали выступать вместе. Правда, Захаров первым освоил прыжок с наивысшим на сегодня коэффициентом 3,9. А у меня в арсенале есть прыжок с коэффициентом 3,7. Так что опять мы с партнером идем, как говорится, ноздря в ноздрю.

— Почему, в отличие от универсала Захарова, вы не прыгаете с вышки?

— Потому что всегда лучше получалось прыгать с трамплина. В детстве у меня с вышкой отношения не сложились, а переходить на нее в сознательном возрасте тяжело, да и бессмысленно. Безусловно, прыжки с вышки — зрелищный вид. Но и на трамплине прыгуны частенько показывают такие чудеса, что дух захватывает.

— В Шанхае вы выступите в двух личных соревнованиях — на метровом и трехметровом трамплине, а также вместе с Ильей Захаровым в синхронных прыжках с трехметрового трамплина. Ваш ударный вид?

— Предпочтений у меня нет. Люблю соревнования как таковые, и медали хочу получить везде. Сейчас для меня, по сути, сложных прыжков нет. Я их напрыгал уже, кажется, бессчетное число: в среднем около 50 ежедневно на протяжении полутора десятка лет. Наверное, поэтому прыгать мне сейчас не тяжело ни психологически, ни физически.

— И даже мировые лидеры — китайцы — вас не смущают? В чем, по-вашему, их феномен?

— Прыжками в Китае занимаются в десятки раз больше ребят, чем у нас. Грубо говоря, у нас тысяча ходит в секции, считая малышей, а у них миллион. Понятно, что из миллиона выбрать талантливых людей легче. Если бы популяризация нашего вида спорта в России была бы не такая убогая, то ребят бы приходило в секции гораздо больше, и мы, лидеры, напрягались бы, готовились и старались быть еще более квалифицированными. Тем не менее именно у нас с Ильей сегодня самая сложная программа в синхроне на трехметровом трамплине в мире. И нет ни одного, даже самого сложного прыжка, который был бы нам неподвластен. Мы боремся с китайцами и не думаем при этом, что они какие-то особенные. Да, ребята они очень техничные. У нас, признаюсь, есть в этом смысле мелкие недоработки, а у них их практически нет. Плюс лидеры сборной Китая, в отличие от нас, уже прошли Олимпиаду, а, значит, из-за большего соревновательного опыта они более, скажем так, матерые, чем мы. Нам сейчас чуть потренироваться, и мы, смею уверить, будем с ними бороться абсолютно на равных.

— Выходит, что уже сейчас в Шанхай вы едете с установкой, что второе после китайцев место вас не устроит?

— Именно. Я лично всегда настраиваю себя исключительно на победный результат. А раз так, то уверен, что когда-то его обязательно добьюсь.

— Почему вас называют спортсменом с непростым характером?

— Упертый я. Если что-то не по мне, буду добиваться своего. Конечно, если на все сто процентов я уверен в собственной правоте. Впрочем, если кто-то из уважаемых мною людей скажет мне, что я не прав, то обязательно прислушаюсь и свое первоначальное мнение запросто могу изменить.

— Есть ли для вас непререкаемые в спорте авторитеты?

— Дмитрий Саутин. Он — человек-легенда, чей вклад в российский и мировой спорт переоценить невозможно. В первую очередь склоняю голову перед его уникальными техническими данными. Его техника — эталонная. Ведь ломаный-переломанный Саутин в последние годы «брал» отнюдь не физикой, а именно техникой. По его «школе» даже китайцы учатся. Поэтому, победив его и Юрия Кунакова на чемпионате России, мы с Ильей Захаровым испытываем сейчас смешанные чувства. Кстати, Дмитрий в Шанхай все-таки поедет. Но на сей раз только в качестве туриста.

— Почему из множества видов спорта вы выбрали непопулярные в нашей стране прыжки в воду?

— В четыре года, а именно в этом возрасте я начал прыгать, дети сами ничего не выбирают. Куда родители приведут, тем и занимаются. Мой отец занимался боевыми искусствами, а мама работала в бассейне и брала меня с собой. Я обожал прыгать, а откуда — мне было все равно. Плавать я не умел, но тем не менее в какой-то момент поднялся на трехметровую вышку и сиганул с нее вниз. Естественно, меня потащило на дно. Спасибо, мама быстро отреагировала и выволокла меня на бортик буквально за шиворот. Но именно после этого случая я начал ходить на тренировки. А с шести лет по сию пору работаю с Валентиной Решетняк.

— Когда вы поняли, что можете стать мастером экстра-класса?

— Когда в 8 лет выехал на соревнования и завоевал первую в своей жизни бронзу. А в 16 лет уже собрал весьма приличную программу — одну из самых сложных в мире. И поныне прыгаю и совершенствую именно ее.

— Однако был момент, когда вы, фигурально выражаясь, сломали подкидную доску и ушли в батут. Почему?

— Поссорился с тренером и решил показать свое «я». К слову, сразу получилось очень хорошо. Всего через два месяца я выполнил на батуте норму мастера спорта, а потом… вернулся в прыжки.

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение