Коротко


Подробно

Генпрокуратуре тяжко

Самоубийство Вячеслава Сизова квалифицировали по статье, которая позволяет допросить его руководителей

Вчера стало известно о том, что генпрокурор Юрий Чайка, его заместитель Виктор Гринь и другие руководители надзорного ведомства могут стать фигурантами уголовного дела об "умышленном причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшего, повлекшего его смерть" (ч. 4 ст. 111 УК РФ). Именно так СКР квалифицировал гибель начальника управления Генпрокуратуры РФ по надзору за исполнением законов о федеральной безопасности, межнациональных отношениях и противодействии экстремизму Вячеслава Сизова, который скончался после выстрела в голову. После допросов первых лиц Генпрокуратуры квалификация происшедшего может измениться на "доведение до самоубийства".


Вячеслав Сизов 5 июля выстрелил себе в голову из пистолета Макарова, которым его наградил генпрокурор, в служебном кабинете основного здания Генпрокуратуры на Большой Дмитровке и скончался от полученного ранения 10 июля. Главное следственное управление (ГСУ) СКР до минувшего понедельника проводило доследственную проверку по факту происшедшего, а по ее результатам возбудило уголовное дело по ст. 111 УК РФ. Как отметили в СКР, возбуждение дела не означает, что господин Сизов был кем-то застрелен, а не сам произвел роковой выстрел. Кстати, дело могло быть возбуждено и по ст. 105 УК РФ ("Убийство"), если бы начальник управления погиб на месте.

Как говорят в СКР, только в рамках "тяжких" статей УК РФ (ст. 111 предусмотрено до 15 лет лишения свободы) можно назначить и провести масштабные оперативно-следственные действия, допросы должностных лиц высокого ранга, а также назначить целый комплекс дорогостоящих и сложных экспертиз. Одной из них, сообщили в СКР, станет посмертная психолого-психиатрическая экспертиза. В ходе нее будут изучены медицинские документы погибшего, допрошены его родственники и коллеги с тем, чтобы выяснить, в каком психологическом состоянии находился прокурор в день попытки суицида.

Для просмотра необходимо установить последнюю версию Adobe Flash Player

Get Adobe Flash player

Как стало известно "Ъ", изначально ГСУ СКР собиралось возбудить уголовное дело по ст. 110 УК РФ ("Доведение до самоубийства"). Для этого следствием должно быть установлено, что потерпевший был доведен до самоубийства или до покушения на самоубийство "путем угроз, жестокого обращения или систематического унижения его человеческого достоинства". Учитывая статус погибшего, логично было предположить, что первыми подозреваемыми в таком деле могли стать, например, его руководители. Очевидно поэтому в Генпрокуратуре, осуществляющей надзор за ГСУ СКР, сразу дали понять, что постановление с такой формулировкой утверждено не будет. Поэтому СКР нашел статью, которая удовлетворила надзорщиков,— во всяком случае, прекращать дело они не стали.

Фото: Сергей Михеев, Коммерсантъ

Как стало известно "Ъ", в рамках расследования гибели господина Сизова ГСУ СКР планирует допросить в качестве свидетелей не только родственников, друзей и сослуживцев начальника управления, но и первых лиц надзорного ведомства: генпрокурора Юрия Чайку и его заместителя Виктора Гриня. Интерес к последнему, по сведениям "Ъ" уже из источников в самой Генпрокуратуре, возник не на пустом месте. Якобы попытке суицида предшествовала выволочка, которую господин Гринь устроил Вячеславу Сизову.

Источник рассказал, что начальник управления якобы получил приказ от руководства Генпрокуроры разобраться с обоснованностью и законностью действий поднадзорных господину Сизову сотрудников ФСБ, проведенных в рамках уголовных дел о крышевании прокурорами игорных заведений. Отметим, что суды арестовывали бывших прокуроров на основании оперативных справок из ФСБ, в которых говорилось о том, что они якобы имеют недвижимость за границей, зарегистрированную на подставных лиц (следовательно, могут скрыться за границу), или угрожают свидетелям.

По данным источника "Ъ", незадолго до рокового выстрела замгенпрокурора Гринь якобы вызвал к себе господина Сизова и потребовал отчитаться о проделанной работе. Однако господин Сизов, связанный определенными неформальными отношениями с поднадзорной ему ФСБ, не захотел делиться с замгенпрокурора своими наработками, заявив: "Определенные результаты есть, но я не имею права о них докладывать". После этой встречи, как говорят коллеги, у господина Сизова начались проблемы, а сам он впал в депрессию.

Заместитель генерального прокурора России Виктор Гринь

Заместитель генерального прокурора России Виктор Гринь

Фото: Дмитрий Духанин, Коммерсантъ

В Генпрокуратуре вчера от комментариев воздержались. Отметим, что ранее представитель Генпрокуратуры Марина Гриднева заявляла, что никаких конфликтов ни с подчиненными, ни тем более с руководителями у господина Сизова в последнее время не было. В надзорном ведомстве подозревали, что начальник управления мог покончить с собой после семейного конфликта, а в роковой день был сильно пьян. Правда, впоследствии вдова господина Сизова опровергла заявление Генпрокуратуры, сообщив СМИ, что проблем в их семье не было и что в августе они собирались вместе уехать в отпуск за границу.

Отметим, что даже если информация о связи суицида с конфликтами на службе подтвердится, СКР вряд ли сможет ее реализовать в рамках расследования дела по ст. 111, поскольку уже сейчас очевидно, что господин Сизов стрелял в себя сам. Мало что даст и возможная переквалификация на ст. 110 о доведении до самоубийства: привлечь по ней, судя по положениям УК, можно лишь клеветника или шантажиста, но никак не требовательного руководителя. Таким образом, перспективы дела весьма туманны, однако при любом исходе само расследование негативно скажется на имидже Генпрокуратуры.

Сергей Машкин, Федор Максимов


Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение