Коротко

Новости

Подробно

Грузинских фотографов обвинили в кадровой разведке

Дело об их связях с российскими спецслужбами засекречено

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

В субботу тбилисский городской суд назначил меру пресечения для трех фоторепортеров, обвиненных в шпионаже в пользу России,— два месяца предварительного заключения. Их задержание произошло на следующий день после завершения в Батуми судебного процесса и обвинительных приговоров по делу других "российских шпионов" и на фоне продолжающегося расследования десятков уголовных дел со схожими обвинениями. В России это воспринимается как "хроническая шпиономания" или даже опасная паранойя нынешних грузинских властей. Спецкор "Ъ" ОЛЬГА АЛЛЕНОВА отправилась в Грузию, чтобы на месте разобраться, что же там происходит.


Четырех грузинских фоторепортеров задержали утром 7 июля. Корреспондента Европейского фотоагентства (EPA) Зураба Курцикидзе, фотокора газеты "Алия" Георгия Абдаладзе, являющегося по совместительству фотографом МИД Грузии, а также личного фотографа президента Михаила Саакашвили Ираклия Геденидзе и его супругу и коллегу Натию Геденидзе обвинили в "разглашении информации, наносящей урон государству". Главным в преступной группе, по версии следствия, был Зураб Курцикидзе, сотрудничавший с офицерами ГРУ Генштаба РФ Анатолием Синицыным и Сергеем Окороковым. Следователи утверждают, что через него в Москву по каналам EPA поступала секретная информация, которую тот, в свою очередь, получал от коллег в МИДе и в администрации президента Грузии. Задержанные свою вину сразу не признали, а Георгий Абдаладзе на второй день ареста объявил сухую голодовку.

Однако уже в субботу Ираклий Геденидзе и его супруга Натия дали показания, в которых отчасти подтвердили версию обвинения. Признание личного фотографа президента Грузии показали по всем телеканалам. По его словам, фотокор Зураб Курцикидзе "сблизился с ним" после того, как господин Геденидзе стал личным фотографом президента Саакашвили. Господин Курцикидзе просил коллегу отправлять в EPA фотографии с президентом и подписывать их. За это на счет господина Геденидзе официально поступали гонорары.

Фотокорреспондент газеты "Алия" Георгий Абдаладзе

Фотокорреспондент газеты "Алия" Георгий Абдаладзе

Фото: Vano Shlamov/Pool , Reuters

По словам Ираклия Геденидзе, какое-то время он передавал Зурабу Курцикидзе только те фотографии, которые касались встреч президента Грузии, но вскоре тот потребовал "информацию закрытого характера" о передвижениях президента и график его встреч. "Когда он попросил передать ему такие фотографии и информацию, я понял, что дело имею с сотрудником спецслужб, и отказался от сотрудничества,— говорит Ираклий Геденидзе.— Но он показал мне все чеки, которые доказывали оплату предоставленной мною информации, и шантажировал меня этим. Я испугался и продолжил сотрудничество с ним". Супруга Геденидзе Натия подтвердила его показания и в субботу была отпущена домой под залог в размере 10 тыс. лари (около $6,5 тыс.).

Ни Зураб Курцикидзе, ни Георгий Абдаладзе свою вину не признали и показаний следствию не дают. Коллеги журналиста Абдаладзе из газеты "Алия" обратились к омбудсмену Грузии с просьбой проконтролировать состояние здоровья заключенного, который голодает уже три дня и к которому в воскресенье не пустили адвоката. В пятницу и субботу коллеги арестованных журналистов провели акцию протеста: они встали напротив следственного изолятора МВД Грузии, взявшись за руки, с фотоаппаратами на шее и завязанными глазами. В то, что арестованные могли быть шпионами, их коллеги не верят. В Тбилиси более распространенной является версия о том, что журналисты (осведомленные в вопросах личной жизни президента и его окружения) "сняли что-то такое, что снимать было нельзя".

Сразу два оппозиционных лидера, занимающих разные политические позиции, заявили вчера в частной беседе с "Ъ", что причиной ареста журналистов может быть "какая-то личная история". "Странно, что в этом деле так мало информации и так много слухов",— заявил лидер Грузинской партии Эроси Кицмаришвили. "Если бы речь шла о шпионском скандале, были бы обнародованы все подробности,— вторит ему лидер Республиканской партии Давид Бердзенишвили.— Но в данном случае, напротив, все предельно закрыто". Оппозиционные лидеры говорят, что "странным совпадением" является и то, что 6 июля в одну из частных клиник Тбилиси была доставлена министр экономики Грузии Вера Кобалия, причем до сих пор нет никакой информации о диагнозе и состоянии чиновницы. И в тот же день сотрудница пресс-службы президента Натия Бандзеладзе была доставлена домой с сотрясением мозга. Эти слухи уже три дня обсуждает весь Тбилиси. В МВД Грузии их комментируют с улыбкой: какая, мол, между всем этим связь?

Личный фотограф президента Михаила Саакашвили Ираклий Геденидзе

Личный фотограф президента Михаила Саакашвили Ираклий Геденидзе

Фото: AP

Глава департамента анализа и информации МВД Грузии Шота Утиашвили говорит, что у него нет никаких сомнений в причастности задержанных фотографов к утечке секретных данных (см. интервью на сайте "Ъ"). "Документы, которые они передавали, помечены грифом "секретно",— утверждает Шота Утиашвили.— Любой человек, умеющий читать, понимает, что это информация секретного характера. Скажите мне, для чего простому фотографу передавать схему резиденции президента Грузии, его маршрут и график встреч, а также список граждан Грузии, которые работают в ООН? И это далеко не все".

Шота Утиашвили делает акцент на статусе задержанных Геденидзе и Абдаладзе — по его словам, они являются не журналистами, а госслужащими: "Я не понимаю, почему вы называете их журналистами. Личный фотограф президента — это человек, который половину своего рабочего времени проводит с президентом. У него есть доступ к определенной информации, как и у всех чиновников, работающих в администрации президента, и закон запрещает ему разглашать эту информацию".

Несмотря на то что многие международные организации уже призвали Грузию к предельной прозрачности дела фотографов, ему уже придан статус секретного — ни адвокаты, ни свидетели не имеют права разглашать детали. По словам господина Утиашвили, суд, скорее всего, будет закрытым — в связи с тем, что в деле фигурируют секретные документы.

Такая закрытость, по мнению экспертов и политиков, может вызвать недоверие к следствию и суду и в целом к власти. Уже сегодня действия грузинских властей у многих в Тбилиси вызывают скепсис. Лидер созданной в пятницу политической коалиции "За свободный выбор" Ираклий Аласания называет шпионские скандалы "шпиономанией" грузинских властей. На митинге, посвященном созданию коалиции, лидеры шести объединившихся оппозиционных партий говорили, что "в Грузии растет шпиономания, оскорбляют церковь, сажают оппозиционеров и журналистов". Такой взгляд на происходящее в стране характерен для представителей оппозиции и неправительственных правозащитных организаций. Комментируя прежние шпионские скандалы, господин Аласания говорит, что считает недостаточной доказательную базу по этим делам, а ведь он сам когда-то работал в контрразведке. Не вызывают доверия у лидера оппозиции и признательные показания задержанных: "Мы понимаем, почему человек, находящийся в заключении, дает такие показания".

Фото: David Mdzinarishvili, Reuters

У оппозиционеров есть еще одна версия ареста фотожурналистов. На прошлой неделе парламент Грузии принял закон о религии, который предусматривает право всех конфессий быть зарегистрированными в Грузии и иметь там имущество, то есть уравнивает все конфессии в правах. В традиционно православном грузинском обществе, где церкви и патриарху доверяет около 90% населения, этот закон был воспринят как антигрузинский и антицерковный. "Не исключено, что очередным шпионским скандалом власти хотят приглушить волну, вызванную принятием этого закона",— считает Давид Бердзенишвили.

Надо сказать, что "приглушить волну" пока не удалось — уже несколько дней к главному кафедральному собору Святой Троицы в Тбилиси стекаются тысячи прихожан, а в субботу вечером весь центр города был заполнен людьми, которые по призыву патриарха Илии Второго шли в сторону кафедрального собора на всеобщий молебен о Грузии. По разным оценкам, здесь было от 30 тыс. до 50 тыс. человек. В храме Святой Троицы во время молебна священники говорили о том, что власти должны понять, как много людей оскорблено принятием этого закона, и власти должны их услышать. Сразу несколько политических партий потребовали от Михаила Саакашвили наложить вето на новый закон. Со времени майских акций протеста прошло совсем немного времени, а ситуация в Грузии снова накаляется.

Комментарии
Профиль пользователя