Коротко

Новости

Подробно

Онлайн-интервью с Михаилом Кузовлевым. Часть 4

от

–– А когда они прекратили обслуживание кредитов?

–– Вы знаете, как только прошлый менеджмент утерян банком, они тут же перестали обслуживать кредит. Потому что, чтобы вы понимали логику, эти компании получали в банке кредиты, и дальше с помощью этих кредитов уже обслуживали кредитный портфель, который мы сегодня называем проблемным.

–– То есть была постоянная пролонгация?

–– Это была постоянная пролонгация и перекредитовка, в том числе процентных платежей. Очень немногие из компаний, входящих в эту группу, которая представляет группу инвесторов, о которых пишет Андрей Бородин в своих письмах, действительно имеют позитивный денежный поток. В большинстве своем это компании, которые денежного потока вообще не имеют. И они всегда жили за счет того, что в банке была возможность перекредитовки и наполнения их балансов денежными потоками за счет вот этих вот постоянно растущих кредитов, которые сегодня вылились в 150 млрд.

–– Понятно. Но все-таки, вот вы можете сказать: мы не хотим брать активы группы инвесторов во главе с Андреем Бородиным в качестве погашения кредита? Или как?

–– Вот давайте мы сделаем то, что всегда нас приводит последнее время к недопониманию. Мы говорим не об активах. Мы говорим о кредитах. Если господин Бородин готов положить свои активы в залог по кредитам, пусть кладет. Кто ж ему мешает?

–– Он утверждает, что вы.

–– Каким же образом мы мешаем?

–– Вы не ведете с ним никакие переговоры на этот счет. Он же их вывел для того, чтобы как-то с вами договориться.

–– К нам в банк никто не обращался за тем, чтобы подписать дополнительные договора залогов по кредитам, о которых мы сейчас говорим. Никто. Я это вам ответственно заявляю.

–– Хорошо. А если вернуться к госпомощи, вот вы получаете сейчас порядка 300 млрд руб. от государства, они будут размещены в виде депозита на счетах Банка Москвы под очень льготную ставку 0,5%. А есть какие-то ограничения по инвестированию этой суммы, все-таки 10 лет вы будете пользоваться этими деньгами?

–– Вы знаете, мы на самом деле, и это было, кстати, уже раскрыто в ряде пресс-релизов от наших монетарных властей, мы собираемся эту сумму инвестировать в государственные ценные бумаги, чтобы таким образом утилизировать возможный инфляционный эффект.

–– Никуда больше?

–– Никуда больше.

–– А еще 100 млрд капитала Банка Москвы в течение какого-то времени, до 2012 года будет инвестировать сам ВТБ?

–– Сам ВТБ.

–– Откуда у ВТБ такие средства? Прибыль ВТБ по итогам прошлого года составила менее 55 млрд руб.

–– Не надо путать прибыль с ликвидностью, его капитал это будет позволять сделать.

–– А не потребуются ли новые вливания в капитал, как это было в кризис, когда ВТБ размещал допэмиссию в пользу государства?

–– Ну, это, конечно, больше вопрос сейчас к самому ВТБ. Но я, безусловно, свою связь с ВТБ не теряю, насколько я понимаю из консолидированной отчетности банка ВТБ, у них должно хватить капитала для того, чтобы в указанные сроки сделать дополнительную эмиссию.

–– Дополнительную эмиссию Банку Москвы?

–– Да. Выкупить дополнительную эмиссию Банка Москвы.

–– Хорошо. К концу июля должна быть готова международная отчетность Банка Москвы, потому что сейчас он находится в техническом дефолте, почти $2 млрд еврооблигаций содержат условия, согласно которым до 30 июня должна быть размещена международная отчетность. Вы должны ее подготовить достаточно быстро, и при этом в этой отчетности вы должны отразить эту прибыль, 150 млрд руб., если я правильно понимаю, да? Чтобы как раз сформировать резервы.

–– Ну, в отношении сроков выпуска международной отчетности мы планируем, что мы до конца месяца ее выпустим, и РСБУ, и РСФО, просто как вы уже понимаете, масштаб наших находок в Банке Москвы был столь огромен и беспрецедентен…

–– Извините, я вас перебью, а все нашли? Или еще что-то можно ожидать?

–– Я надеюсь, что все. Знаете, мы достаточно внимательно посмотрели обыкновенный бизнес Банка Москвы, там достаточно небольшие резервы. А то, что касалось департамента инвестиционных активов Москвы, конечно, сложно было искать, потому что, как только пришли, не все документы были на месте, до сих пор некоторых оригиналов найти не можем.

–– Это инвестиционные активы вы имеете в виду?

–– Это то, что называется департамент инвестиционных активов. Но мне кажется, что все. Я уверен, что все, потому что, ну, куда ж больше-то?

–– Но для того, чтобы получить государственную помощь, которую вы, собственно говоря, отразите в своем МСФО, ВТБ нужно получить 75% акций. ВТБ ведет ли переговоры уже с какими-то акционерами? Может быть, с Виталием Юсуфовым ведутся переговоры?

–– Я знаю, что ВТБ находится в переговорах, потому что, безусловно, согласно плану финансового оздоровления, сначала необходимо консолидировать пакет, потом будут применены меры поддержки.

–– И с кем ведутся переговоры?

–– То, что указано в прессе.

–– А почему вы все время ссылаетесь на прессу, как будто вы вообще вдалеке от этой истории?

–– Я не вдалеке от этой истории, я просто в банковском бизнесе не первый год, там есть такие вещи, как договора о нераскрытии информации, конфиденциальности и т.д. Но вести переговоры, безусловно, можно с миноритарными акционерами, насколько я понимаю, это структуры Юсуфова и, скорее всего, структуры Керимова.

–– А есть ли какая-то договоренность с Виталием Юсуфовым о том, что, получив деньги за пакет в Банке Москвы…

–– Юля, давай мы поясним для наших слушателей, что это за история.

–– Да. Виталий Юсуфов приобрел 20% в Банке Москвы в марте у Андрея Бородина. И на деньги Банка Москвы.

–– Взял кредит в Банке Москвы и на эти деньги приобрел.

–– Да. Он взял кредит в Банке Москвы на сумму чуть более 30 млрд руб., и очень интересно, какие залоги он предоставил по этому кредиту. Может быть, этот кредит тоже входит вот в этот большой объем проблемных кредитов? И очень интересно, как он его погашает, и будет ли он погашать его в счет денег, поступивших от продажи ВТБ?

–– Ну, здесь ситуация на самом деле следующая. Поскольку господин Юсуфов является нашим акционером, немножко некорректно комментировать это совсем в деталях. Но Юсуфов недавно действительно давал интервью, где он говорит о том, что он брал кредиты в разных банках для того, чтобы купить пакет акций Банка Москвы. Кредит в Банке Москвы выдавал ему не я, но, исходя из тех целей, которые указаны в кредитном соглашении, про акции Банка Москвы и про ценные бумаги там ничего не сказано.

–– А какие там, кстати, цели? Очень интересно.

–– Ну, я думаю, что на этот вопрос ответить вам не могу, потому что уже, наверное, вам не будет так интересно, если я вдруг в эфире расскажу, какие у вас, допустим, условия по депозитному, кредитному договору с Банком Москвы, всегда есть какая-то мера приличия.

–– Достаточно интересная ситуация, да. Банк Москвы, вот как сейчас видим, был на грани банкротства, ВТБ прямо откровенно написал в пресс-релизе, что вот меры предупреждения банкротства. И банк выдает более 30 млрд руб. на покупку своих же акций. Непонятно, под какие залоги.

–– Давайте поделим. ЦБ в своем пресс-релизе указал 1 июля. События, на которые мы с вами ссылаемся, имели место быть в первом квартале 2011 года.

–– Так 350 млрд же не за один день сформировались.

–– Но вы же говорите про кредит одному из наших акционеров.

–– Да. Я вот хочу понять, как вообще этот кредит был выдан. И как он классифицируется.

–– Тогда он еще не был акционером.

–– Да, тогда он еще не был. Но, между прочим, ВТБ уже был акционером Банке Москвы, когда принималось решение о выдаче этого кредита. То есть, это нельзя списать на предыдущий менеджмент и сказать, что мы вообще были не в курсе.

–– Господь с вами! ВТБ не был акционером, когда принималось данное решение.

–– А у меня другая информация.

–– А чего вы так смущенно улыбаетесь?

–– Я не смущенно улыбаюсь, я пытаюсь …

–– Так вы относите этот кредит к разряду проблемных, или нет?

–– Ну, по данному кредиту пока не наступили сроки выплаты ни процентов, ни основной суммы.

–– А когда, кстати, они наступят, очень интересно?

–– Подождите, ну давайте мы подождем все-таки. Безусловно, тема, всех интересующая, но я же не буду рассказывать в эфир, когда у вас наступят, допустим, сроки оплаты вашего ипотечного кредита, если вы кредитовались в Банке Москвы. Это некорректно.

–– Просто очень много вопросов к этому кредиту.

–– Михаил Валерьевич, здесь речь идет о крупнейших банках страны и вообще о беспрецедентной государственной помощи. Насколько я понимаю, денег выделяется на санацию Банка Москвы столько, сколько на все проблемные банки в кризис было выделено. Поэтому эти вопросы, я считаю, уместны.

–– Скажите, а насколько вообще уместна, не знаю, банковская тайна? Она же не может выборочно распространяться на товарища Юсуфова и на обыкновенного клиента Банка Москвы.

–– Хорошо.

–– Я же вам уже сказал и так, что, безусловно, да, он является нашим акционером и достаточно крупным заемщиком.

–– Но не проблемным?

–– Время покажет.

–– Таким образом, я правильно понимаю, что 30 июля в любом случае ВТБ должен будет консолидировать 75% акций Банка Москвы, и это означает, что в ближайшее время будут новые сделки по приобретению.

–– Вероятно, да. Так сказать, возвращаясь к вашему вопросу. 21 февраля было решение кредитного комитета, а покупка акций Банка Москвы банком ВТБ совершилась 22 февраля.

–– Какое совпадение.

–– Действительно.

–– Во всей этой истории, всегда есть что-то такое странное. Но это уже к прошлому менеджменту.

Комментарии
Профиль пользователя