Коротко

Новости

Подробно

По законам тандемного времени

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 24

Завершившаяся на прошлой неделе весенняя сессия Госдумы стала для нынешних депутатов предпоследней, так что время для традиционной предвыборной раздачи подарков избирателям у них еще будет. Однако обозреватель "Власти" Дмитрий Камышев пришел к выводу, что избирательная кампания на Охотном ряду уже началась — причем не только думская, но и президентская.


Обычно по-настоящему предвыборной становится лишь осенняя сессия, стартующая одновременно с официальной думской кампанией: с начала сентября выборного года депутаты в ударном темпе принимают разнообразные популистские законы и сразу же разъясняют их глубоко народную сущность в ходе предвыборных встреч с избирателями. Но в этом году призрак надвигающихся выборов замаячил в коридорах Госдумы уже весной. А приметы грядущей кампании обнаружились не только в деятельности самих народных избранников, но и в законопроектах, рассматриваемых ими с подачи обоих членов тандема.

Президентская стратегия


В первые два года президентства Дмитрия Медведева Госдума, по наблюдениям "Власти", старательно и почти беспристрастно работала в равной степени на обоих членов тандема. Однако уже в прошлом году мы обнаружили в действиях Кремля отчетливое стремление сделать традиционно путинскую Думу чуть более медведевской. Правда, проявлялось оно преимущественно в перетягивании думского каната по аппаратной линии (см. статью "Кнопочная модернизация" в N 28 от 19 июля 2010 года).

Владимир Жириновский

Владимир Жириновский

Фото: Александр Коряков, Коммерсантъ

В ходе весенней сессии 2011 года законодательное превосходство президента над премьером стало очевидным даже для не самых искушенных наблюдателей. Более того, если изучить список законопроектов, рассмотренных нынешней весной по предложению членов тандема, то может показаться, что никакой проблемы-2012 на самом деле нет: президент у нас один, и он уже вовсю готовится к своему второму сроку, выступая со все новыми стратегическими инициативами особой государственной важности. В то время как премьер скромно занимается хозяйственными вопросами, следя за наполнением бюджета и оперативно разруливая отдельные экономические трудности.

Рост количества и качества значимых инициатив главы государства особенно заметен в сравнении с предыдущими годами, когда к эпохальным можно было отнести лишь один-два из вносимых им законопроектов. В 2008 году это были поправки в Конституцию об изменении сроков полномочий президента и Госдумы и первый, самый масштабный, антикоррупционный пакет. В 2009-м — первая порция проектов по "микролиберализации" (снижение минимальной численности партий, предоставление "приставных мест" в Госдуме партиям, не преодолевшим семипроцентный барьер, выдвижение кандидатов в губернаторы победившей на региональных выборах партией и т. п.) и поправка в закон о Конституционном суде, отменяющая выборность главы КС. В 2010-м — законопроект об отмене ареста как меры пресечения по 30 "экономическим" статьям Уголовного кодекса и пакет документов о создании иннограда в Сколково.

Между тем за одну лишь весеннюю сессию-2011 подобных инициатив набралось почти столько же, как и за три предыдущих года. Конечно, многие из них, мягко говоря, небезупречны с точки зрения эффективности и выполнимости, но, по крайней мере, формально каждая вполне тянет на самостоятельный пункт предвыборной программы кандидата в президенты Медведева.

Так, в правоохранительной сфере самым масштабным стал закон "О полиции", предполагающий (если и не на практике, то хотя бы в теории) радикальное реформирование, пожалуй, единственной государственной структуры, не менявшейся с начала 1990-х годов. Принципиально новым словом в борьбе с коррупцией можно считать введение для взяточников штрафов, кратных размеру взятки, пусть даже в практической пользе этой новации есть серьезные сомнения. Попутно президент продолжил гуманизацию уголовного законодательства, предложив смягчить ответственность за несколько десятков преступлений малой и средней тяжести путем замены лишения свободы на более мягкие санкции либо исключения нижних пределов наказания.

Во внутренней политике Медведев остался верен курсу на "микролиберализацию", не побоявшись даже покуситься на "святое" — семипроцентный барьер на выборах в Госдуму, установленный его предшественником Владимиром Путиным. Правда, до 5% он снизится не в этом году, а лишь на выборах-2016 (или раньше, если избранная в декабре 2011 года Дума вдруг переизберется досрочно). Но, учитывая, что требование о снижении барьера регулярно выдвигают оппозиционеры всех мастей, можно констатировать, что как минимум по одному вопросу глава государства с оппозицией уже солидаризировался.

Наконец, во внешней политике главным достижением Медведева стала ратификация депутатами Договора СНВ-3, который явился наиболее зримым воплощением кремлевского курса на перезагрузку отношений с США. Хотя немалый вклад в укрепление авторитета президента РФ на Западе внесло и вроде бы проходное заявление "О ситуации в Ливии", которым думское большинство, вопреки своим первоначальным намерениям, все же поддержало мягкую позицию Медведева по "антиливийской" резолюции Совета безопасности ООН. А последующее изгнание с поста первого зампреда комитета по делам СНГ единоросса Константина Затулина, настаивавшего на более жестком подходе в духе Владимира Путина, лишний раз подтвердило, кто теперь в доме (то есть в Думе) хозяин.

Премьерская тактика


В отличие от президента премьер в Думу лично законопроекты не вносит, лишь подписывая документы, вносимые от имени правительства в целом. Разрабатывают же эти проекты конкретные министерства, на которые затем, как правило, и сыплются все шишки, щедро разбрасываемые недовольными экспертами и оппозиционными политиками. Тем не менее роль главы кабинета недооценивать тоже не стоит, ведь он всегда имеет возможность либо придержать сомнительный законопроект для последующей доработки, либо, наоборот, ускорить внесение в нижнюю палату крайне нужного, по его мнению, документа. Стало быть, и проекты, рассмотренные этой весной депутатами по инициативе правительства, тоже можно расценивать как личный вклад Путина в предвыборное законотворчество. И тут картина получается следующая.

С одной стороны, физически премьер поприсутствовал в Думе только однажды — выступив в апреле с ежегодным отчетом о деятельности правительства. И проявил себя во всей красе, убедив многих наблюдателей в том, что его двухчасовое выступление являлось не отчетом о проделанной работе, а оглашением предвыборной программы кандидата в президенты. С другой стороны, большинство законопроектов, внесенных этой весной в Госдуму за подписью Путина, относилось все-таки к категории откровенной текучки, преимущественно по бюджетно-финансовым вопросам. Которая лишь время от времени разбавлялась либо выполнением прямых поручений президента (как, например, законопроекты "О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел" и "Об исчислении времени"), либо нашумевшими, но весьма противоречивыми разработками отдельных министерств.

В числе последних оказались, скажем, поправки к закону "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд", которые, как откровенно признались в Думе их авторы из Минэкономразвития, не способны качественно изменить ситуацию с многомиллиардными откатами в системе госзакупок. А также законопроект "Об основах охраны здоровья", жестко раскритикованный не только думской оппозицией, но и медицинским сообществом.

Впрочем, из жарких споров вокруг закона о здоровье премьер все же сумел извлечь определенные предвыборные дивиденды, поручив привлечь к его обсуждению представителей "Общероссийского народного фронта" во главе с известным детским доктором Леонидом Рошалем — одним из главных оппонентов Минздрава, недавно вступившим в ОНФ. Правда, на совещании с "фронтовиками" 28 июня министр Татьяна Голикова разнесла в пух и прах все возражения критиков, сообщив, что они просто не знакомы с самой свежей версией документа. Но даже если ни одна из предложенных доктором Рошалем 70 поправок не войдет в итоговый вариант закона (его рассмотрение должно было состояться 8  июля, уже после подписания этого номера в печать), Путин сможет честно заявить, что затрагивающий интересы всех россиян документ был принят лишь после того, как его авторы посоветовались с народом.

По поводу законопроектов, предполагающих откровенно предвыборную "раздачу слонов", премьеру волноваться и вовсе не стоит. Информация о том, что именно единороссы по инициативе их мудрого лидера Путина повысили минимальный размер оплаты труда (МРОТ), увеличили пенсии и освободили владельцев личных подсобных хозяйств от уплаты подоходного налога на средства, вырученные от продажи своей продукции, наверняка будет доведена до самых широких народных масс в ходе предстоящей думской агиткампании.

Ну а самым беззастенчивым примером предвыборного пиара, видимо, следует признать законопроект о переносе срока обязательной установки индивидуальных счетчиков газа (во втором чтении отсрочку распространили и на счетчики воды и электричества) на период после президентских выборов (см. справку). Обосновывая в Думе необходимость переноса, представители правительства подтвердили, что стоимость этой процедуры для простых россиян сейчас непомерно высока, но так и не смогли объяснить, что же изменится в этом смысле после марта 2012-го. А честно сказать, что единственным мотивом для отсрочки было именно нежелание омрачать президентские выборы "газовым" вопросом, духу у верных путинцев, естественно, не хватило. Как и для признания в том, что заставить "Газпром" и прочих монополистов снизить беззастенчиво вздутые цены не способен даже самый что ни на есть народный фронт.

Депутатская доля


Александр Хинштейн

Александр Хинштейн

Фото: Евгений Переверзев, Коммерсантъ

Что же касается самих депутатов, то об их глубокой вовлеченности в избирательный процесс, помимо необходимости голосовать за откровенно предвыборные инициативы президента и премьера, свидетельствуют и весьма характерные изменения во внутридумской жизни. Прежде всего это отражается на "Единой России", которой, как партии думского большинства, приходится брать на себя ответственность не только за успехи, но и за ошибки исполнительной власти.

Самым ярким примером такого рода в весеннюю сессию стали поправки в подготовленный Минздравом закон о новом порядке оформления пособий по беременности, родам и уходу за ребенком. Согласно принятому прошлой осенью документу, эти выплаты должны были рассчитываться исходя из средней зарплаты за два года вместо одного, что, как правило, ведет к уменьшению размера пособия. После пикетирования беременными Минздрава и поручений президента и премьера думцы подправили закон, позволив женщинам в 2011-2012  годах самим определять период для расчета выплат. Но осадок от столь своеобразной заботы депутатов о повышении рождаемости у россиянок все равно остался.

В порядке моральной компенсации за тяготы и лишения предвыборной службы единороссам в последнее время, похоже, разрешили время от времени выражать свое несогласие с позицией исполнительной власти и даже слегка поругивать путинских министров. В результате под огнем критики думского большинства оказались не только второстепенные члены кабинета вроде министра спорта Виталия Мутко или главы Росрыболовства Андрея Крайнего, но и один из ключевых министров — глава МВД Рашид Нургалиев. Ему единоросс Александр Хинштейн при обсуждении законопроекта о соцгарантиях полиции, по сути, выразил недоверие, заявив: "Нам предлагается поверить МВД на слово, но у нас нет никаких оснований МВД на слово верить".

Еще одной приметой предвыборного времени стало досрочное сложение депутатских полномочий рядом членов фракции "Единая Россия", чье переизбрание на новый срок, судя по всему, было признано нецелесообразным. Если прошлой осенью "ушельцев" в Думе было лишь трое, то весной палату покинули сразу девять единороссов, в том числе глава комитета по информационной политике Валерий Комиссаров и первый зампред фракции Валерий Рязанский. Кстати, последний был переброшен из Госдумы в Совет федерации вскоре после того, как в обратном направлении проследовал Сергей Миронов.

Свои проблемы обнаружились и у думских оппозиционеров — по большому счету не новые, но обострившиеся как раз по причине вступления Думы в предвыборную гонку. Главная из них состоит в том, что в связи с переходом властей к популистскому законотворчеству аналогичные инициативы оппозиции стали пресекаться с особым цинизмом. Скажем, в мае единороссы отвергли мартовское предложение ЛДПР о повышении МРОТ, но тут же одобрили внесенный месяцем позже правительственный проект на ту же тему. Хотя чисто теоретически могли бы взять за основу инициативу либерал-демократов и всего лишь снизить во втором чтении предложенную ими прибавку с неподъемных, по мнению Минфина, 1630 руб. до "хорошо просчитанной" суммы 281 руб. Понятно, что у более радикальных проектов вроде идеи КПРФ о государственном регулировании цен на продукты первой необходимости шансов, даже теоретических, не было изначально.

Наконец, в число пострадавших от перехода Думы на предвыборное положение попали и некоторые думские лоббисты, включая и тех, которые до сих пор считались почти непобедимыми. К примеру, могучему алкогольному лобби, чтобы отложить хотя бы до осени принятие во втором чтении правительственного законопроекта, запрещающего по всей стране ночную продажу алкоголя крепостью более пяти градусов, оставалось буквально "день простоять да ночь продержаться". Но за двое суток до окончания сессии этот документ был неожиданно внесен в повестку и принят в еще более жестком виде: в частности, Дума запретила продажу любых алкогольных напитков, включая пиво, на рынках и в "нестационарных торговых объектах" (то есть в ларьках и киосках), а также ввела почти полный запрет на рекламу алкоголя.

Разумеется, столь суровые меры в отношении любителей промочить горло в любое время дня и ночи способны отвратить от нынешней "руководящей и направляющей" какое-то количество избирателей. Но в данном случае кураторы предвыборной кампании "Единой России", видимо, руководствовались простым расчетом. Ведь регулярно нуждающиеся в ночной добавке мужчины на выборы, как правило, не ходят. А вот женщин, и без того являющихся основным электоратом партии власти, перспектива почаще видеть своих мужей и сыновей хоть и злыми, но трезвыми вполне может вдохновить на еще более активную поддержку "единственно верной" политической силы. Тем более что в условиях доминирования в Думе единороссов о том, что за этот закон голосовало и большинство оппозиционных депутатов, осенью никто, кроме самих оппозиционеров, уже и не вспомнит.


Комментарии
Профиль пользователя