Коротко


Подробно

Он залетел, но обещал вернуться

       Историю про Карлсона, который живет на крыше, знают все. Но мало кому известно, что в последние годы он сменил статус, имидж и даже имя. Вы спросите, как такое могло произойти? Очень просто: у Карлсона теперь другой переводчик.

       Карлсона теперь зовут Карлссон. Из "человечка" он превратился в "господина". И главное, стал иначе смотреть на некоторые вещи — плюшки называет булочками, "приторный порошок" — "ням-ням вкуснятиной", "домомучительницу" — "домокозлючкой". Словом, старого доброго Карлсона трудно узнать. Сорок лет назад, когда он впервые появился в СССР, это был совсем другой человек.
       
Шведский Карлсон
       Впервые "Три повести о Малыше и Карлсоне" вышли в издательстве "Детская литература" в переводе Лилианы Лунгиной. Выпускница ИФЛИ, десять лет прожившая в Европе и обучившаяся русской грамматике после французской и немецкой, она лишилась работы в 50-х. В годы борьбы с космополитизмом большие и престижные немецкая и французская литературы были для нее закрыты. Лунгину спас ее друг из издательства "Детгиз" Борис Грибанов. Он посоветовал ей поискать что-нибудь в детской литературе Скандинавии — благо норвежский, датский и шведский не были очень популярны среди переводчиков. Лунгина, которая была человеком очень азартным, сразу принялась за дело. Но найти что-нибудь подходящее было не так-то просто. Принося домой стопки цветных детских книг, она с сожалением говорила домашним: "Насколько книжки очаровательны внешне, настолько же пусты внутри".
       Так продолжалось до тех пор, пока в руки Лунгиной не попал "Карлсон". Шведская писательница Астрид Линдгрен издала свои повести еще в 1955 году и получила за "Карлсона" самую престижную в области детской литературы Андерсеновскую премию. В СССР о существовании человека с пропеллером еще никто не знал. Лунгина сказала: "Когда-нибудь Линдгрен станет всемирно известной, как Андерсен",— и взялась за перевод.
       
Советский Карлсон
       Появление нового сказочного героя — редкое событие. Но на сей раз это была не только новая книга западного сказочника, написанная уже после войны, но и "современная сказка из капиталистической жизни". Как только в 1961 году "Три повести о Малыше и Карлсоне" вышли в СССР, они — наравне с "Винни-Пухом" Алана Милна в переводе Бориса Заходера — сразу стали, увы, не бестселлером, но предметом дефицита. Книга тут же разошлась на цитаты. "Спокойствие, только спокойствие", "Пустяки, дело житейское", "В меру упитанный мужчина в полном расцвете сил",— можно было услышать в любой школе. С тех пор книжка о Карлсоне претерпела десятки переизданий, а общий тираж составил 5 млн экземпляров.
       Астрид Линдгрен понимала, сколь важную роль сыграла Лунгина в жизни ее Карлсона. Ведь во многих странах, где перевод не был столь удачно адаптирован к повседневной речи, Карлсон прозябал в неизвестности. По-настоящему популярен он был только в Швеции и в СССР.
       Линдгрен и Лунгина познакомились, когда Астрид Линдгрен впервые приехала в СССР. Они назначили встречу у Большого театра — обязательная часть программы пребывания почетного гостя в Москве. Писательница и переводчица не знали друг друга в лицо, Лунгина предупредила, что у нее на руках будет маленький сын. Тогда они встретились почти украдкой, Лунгина на опыте своей семьи знала, к чему приводят встречи с иностранцами. Уже потом, когда авторитет Лунгиной среди компетентных писателей вырос сообразно тиражам "Карлсона", Линдгрен не раз останавливалась у Лунгиных, приезжая в СССР.
       В начале 70-х Линдгрен от руки написала бумагу, в которой разрешала издательству "Детская литература" бесплатно печатать "Три повести о Малыше и Карлсоне". Ведь успех ее книги в абсолютно закрытой стране был для нее не менее важен, чем гонорары. Линдгрен и Лунгина писали друг другу до последних лет жизни Лунгиной. А после смерти переводчицы 90-летняя Линдгрен прислала родным Лунгиной телеграмму с соболезнованиями.
       После ошеломительного успеха "Карлсона" Лилиана Лунгина смогла сама выбирать, кого и как переводить. Она перевела другие повести Линдгрен: "Пеппи Длинныйчулок", "Приключения Эмиля из Леннеберги", "Роня — дочь разбойника",— а затем Виана, Гамсуна, Гофмана, Белля, Стриндберга.
       Карлсон же получил вид на жительство в СССР, и даже не подозревал, что в 90-х годах ему придется покинуть московскую крышу дома Лунгиных, где он чувствовал себя более чем комфортно. Ведь вместе с исчезновением СССР перестало действовать и разрешение, которое Линдгрен дала Лунгиной.
       
Эксклюзивный Карлсон
       Астрид Линдгрен была уже немолода и не хотела самостоятельно вести свои дела. Этим занимался ее литературный агент. К нему в 90-х и обратились петербургское издательство "ТЕКС" и переводчица Людмила Брауде с предложением купить эксклюзивные права на издание книг Линдгрен в России. Они объяснили, что в России в области авторских прав царит полное беззаконие, все, кому не лень, издают "Карлсона" и ничего не отчисляют автору. Агент Линдгрен с удовольствием согласился.
       После этого "Карлсон" в переводе Лунгиной больше не издавался. Обладая эксклюзивным правом, "ТЕКС" отказывал всем издательствам, которые обращались с просьбой издать Карлсона в переводе Лунгиной,— как, впрочем, и в переводе Брауде. Потом "ТЕКС" превратилось в издательство "Мир ребенка", эксклюзивные права на "Карлсона" были переданы издательству "Азбука", но первый перевод, казалось, забыли.
       Сама Лунгина лишь случайно узнала о том, что книги Линдгрен в ее переводе больше не выходят. Кто-то из знакомых спросил: "А где можно достать 'Карлсона' в твоем переводе?" Выяснилось, что нигде. Лунгина позвонила Линдгрен и спросила, знает ли она, что за переводы выходят сейчас в России и как такое вообще могло случиться. Линдгрен сказала: "Я ничего об этом не знаю, но поговорю со своим агентом, хотя обещать ничего не могу, так как я сейчас ничего не решаю".
       А затем в издательстве "Азбука" вышло собрание сочинений Линдгрен в переводе Брауде. Для Лилианы Лунгиной это было сильным ударом. Ведь именно собрание сочинений канонизирует текст.
       
Многоликий Карлсон
       Сама Людмила Брауде не видит ничего странного в том, чтобы заново перевести популярную книжку: "Мы с Астрид Линдгрен дружим еще с 1962 года. И каждый переводчик имеет право на свое видение текста, а каждое время требует своих переводов. Есть много причин, по которым меня не устраивал перевод Лили Лунгиной, но после ее смерти мне не хотелось бы об этом говорить".
       Спор о том, какой перевод ближе, а какой дальше от оригинала и какой правильнее, почти всегда заводит в тупик. И единственное, о чем можно теперь пожалеть, так это о том, что читателей лишили права выбора. Только они могли бы решить, каким вариантом перевода они намерены пользоваться при воспитании своих детей.
       Но поскольку спрос на первый перевод явно существовал (об этом свидетельствовали письма в газеты и издательства), издательство "Азбука" решило переиздать четыре повести Линдгрен в переводе Лунгиной. Теперь, вероятно, лучший перевод определят по результатам продаж.
       В 90-е годы подвергся обновлению не только "Карлсон", но и многие другие детские книжки. Недавно вышел новый "Винни-Пух", подготовленный Виктором Вебером и Натальей Рейн.
       Автор классического русского "Винни-Пуха" Борис Заходер считает это "бандитским нападением на интересы читателей". А на наш вопрос, читал ли он новые переводы "Карлсона" и "Винни-Пуха", ответил: "Нет, и не хочу".
       
       АЛЕКСЕЙ КАРАХАН
       
       Карлсон против Карлссона
       

Перевод Лунгиной Перевод Брауде
Характеристика Карлсона
"Вся семья — за исключением "Все семейство — разумеется, кроме
Малыша, конечно,— считала, что Малыша — считало, что Карлссон —
Карлсон самый вздорный, самый самая несносная, самая взбалмошная,
дерзкий, самый несносный озорник, самая избалованная, самая наглая и
какой только бывает на свете" вороватая тварь, какая только есть
на свете"
Говорит Карлсон
"Ты знаешь, есть три способа: "Ты ведь знаешь, есть три способа:
укрощение, низведение и ретировать, фигурить и филюрить. И я
дуракаваляние. И я думаю, что думаю все три использовать"
придется применить все три сразу"
"А если приходит дорогой старый "Ну а если является старый дорогой
друг, с которым не виделись друг, которого много месяцев не
несколько месяцев? Думаю, твоя мама видели? Одного этого, как ни верти,
могла бы и постараться ради такого вполне достаточно, чтобы подстегнуть
случая" твою маму"
"Ну и плюшки! Деньги берешь, а "Берегись! В твоих бессовестно
корицу жалеешь. Берегись!" дорогих булочках очень мало корицы!"
Стишок Карлсона
"Божья коровка, полети на небо,/ "Корова на крыльях блестящих/ К нам
Принеси нам хлеба,/ Сушек, плюшек,/ в кухню спустилась с небес,/ Ей
Сладеньких ватрушек" булочек хочется тоже,/ Она их с
охотою съест"
Говорит фрекен Бок
"Вы говорите завтра вечером?.. По "Завтра вечером?.. На телевидении?
телевидению? Мой соус... Я расскажу Моя мешанина... и я должна
о нем по телевидению всему приготовить ее на телевидении на
шведскому народу? О господи!.. глазах у всего шведского народа?
Подумать только! А Фрида ничего не Боже милостивый... и, подумать
понимает в готовке, она говорит, только, эта Фрида, которая ни
что моими кушаньями можно только капельки не смыслит в кулинарии,
свиней кормить!" называет мое блюдо свиным пойлом".
       
       
       

Журнал "Коммерсантъ Власть" от 04.04.2000, стр. 50
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение