Коротко

Новости

Подробно

Улетела, крыльями шурша

Лидия Маслова о «Громозеке» Владимира Котта

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 18

Фильм Владимира Котта "Громозека", участвовавший в конкурсе 40-го Роттердамского кинофестиваля, а также фестиваля "Кинотавр", расположился в удобной и просторной нише, в которой находится кино, какое не стыдно показать и на фестивале, и обычной невзыскательной публике — примерно таким же был полнометражный дебют Котта "Муха", снятый 3 года назад, где автор тоже исследовал сложные семейные взаимоотношения.

В "Громозеке", кроме нескольких не слишком веселых историй из не слишком удачно сложившейся жизни троих сорокалетних мужчин, есть и элементы социологического обобщения по поводу последнего поколения, выросшего при советской власти. Точнее, впрочем, было бы назвать это обобщение эстетическим — режиссер не ставит диагноз, почему у героев нет счастья в жизни, а просто пытается ухватить за хвост "птицу счастья завтрашнего дня" из популярного советского шлягера, и не то чтобы поймать ее, а слегка попридержать на лету. Другой ключевой метафорой в картине становится давший ей название образ инопланетного ученого Громозеки из мультфильма "Тайна Третьей планеты", на котором выросли герои — в сущности, трое центральных персонажей фильма представляют собой такого коллективного шестирукого Громозеку, в современной реальности выглядящего зачастую нелепо, как-то неуместно и уж точно неактуально. При этом отношения между тремя героями "Громозеки", один из которых милиционер (Борис Каморзин), второй — врач (Николай Добрынин), а третий — таксист (Леонид Громов), заявлены пунктирно: вместе они появляются в прологе, когда, еще будучи школьниками, идут с гитарами за плечами выступать в школьном ансамбле, который тоже называется "Громозека". Еще есть в картине сцена в бане, когда трое старых друзей, сидя в шапках с буденовскими звездочками, почти ничего не говорят, только вздыхают, но и по этим вздохам и односложным фразам понятно, что кавалерийская атака на жизнь, похоже, оказалась не такой блистательной, как представлялось в юности.

У милиционера проблемы с женой (Евгения Добровольская), изменяющей ему с персонажем Владимира Торсуева, в котором ровесники героев узнают знаменитого "Электроника" (кроме него цитатно-культурный слой фильма составляют брат-близнец Электроника Юрий Торсуев, появляющийся в эпизодической роли банщика, и Яна Поплавская — Красная Шапочка, теперь работающая в аптеке). Борис Каморзин в роли милиционера с незаряженным пистолетом, который не может даже разогнать компанию гопников, потому что сам их боится, как бы продолжает галерею нестандартных образов милиционеров, начатую в фильме Николая Хомерики "Сказка про темноту".

Хирург, которого играет Николай Добрынин, сам изменяет жене со своей помощницей, беременной от него, но никак не может признаться в измене, хотя каждый день репетирует эту сцену перед зеркалом в лифте. В профессиональной жизни у него тоже не ахти — на операционном столе умирает мальчик с перитонитом, к тому же со здоровьем у самого врача намечаются проблемы настолько серьезные, что он просит своего друга устроить его на свободное койко-место в психушке (друга играет Владимир Иосифов, в котором теперь только опытный киноведческий взгляд опознает бывшего Буратино).

У третьего героя "Громозеки", таксиста, с женой проблем нет, потому что она умерла, зато есть неприятности с дочерью — купив себе однажды кассету с порнухой, он обнаруживает свою дочь в главной роли: Полина Филоненко, игравшая в сериале "Преступление и наказание" Соню Мармеладову, теперь предлагает ее современную модификацию в мини-юбке и ботфортах. Современный Мармеладов поступает вполне в духе Достоевского: сначала пытается нанять человека, чтобы он порезал его дочери лицо, и та не смогла больше торговать собой, а когда это не получается, выливает на нее стакан кипятка.

Определенная доза достоевщины, присущая "Громозеке", не относится к числу его достоинств, главным из которых является финальная сцена воссоединения трех участников ансамбля "Громозека": самый мощный визуальный образ в фильме — это подвешенная над сценой, где исполняется бессмертный шлягер про счастье завтрашнего дня, синяя картонная птица, с трудом пошевеливающая своими старческими артритными крылышками.

В прокате с 16 июня

Комментарии

обсуждение

Профиль пользователя