Коротко

Новости

Подробно

«Мы готовы воспользоваться предложением госпожи Бурджанадзе»

от

Экс-спикер парламента Грузии, лидер радикального крыла грузинской оппозиции Нино Бурджанадзе в интервью российскому изданию «Лента.ру» обвинила газету «Коммерсантъ» в необъективном освещении майских акций протеста в Грузии и их разгона властями страны.

Так, по утверждению госпожи Бурджанадзе, опубликованная в «Ъ» информация о наличии у митингующих «коктейлей Молотова», не соответствует действительности. «А где они (журналисты «Ъ». – «Ъ») были-то?.. Не было никаких коктейлей Молотова»,— заявила она. Правда, на всякий случай, лидер оппозиции оставляет для себя путь к отступлению: «А даже если бы были, то во всем цивилизованном мире коктейли Молотова используются на антиправительственных демонстрациях».

Коктейли Молотова наши журналисты видели собственными глазами. На месте событий во время акции протеста 21 мая и последующих, перед зданием Общественного телевидения и парламентом находился собственный корреспондент «Ъ» в Грузии Георгий Двали. Кроме того, 25 мая на месте акции протеста на проспекте Руставели у здания парламента Грузии находился наш фотокорреспондент Дмитрий Лебедев, который во время силового подавления акции был избит людьми в форме спецназа, несмотря на его предупреждения о том, что он является журналистом. У него изъяли фотоаппарат, который до сих пор не вернули. Заявление Лебедева передано в прокуратуру Грузии, и, как сообщил «Ъ» глава информационно аналитического департамента МВД Грузии Шота Утиашвили, по факту избиения журналиста «возбуждено уголовное дело» и «проводится расследование». Выражая недовольство работой журналистов «Коммерсанта», экс-спикер Грузии посетовала: «Вы знаете, в "Коммерсанте" очень часто появляются хвалебные статьи о господине Мерабишвили, что меня, честно говоря, очень удивляет. Там восхваляется реформа МВД Грузии, а ведь заполучить интервью Мерабишвили очень сложно любому грузинскому журналисту. Почему "Коммерсант" имеет такие привилегии в глазах нашего многоуважаемого министра, который является реальным президентом страны сейчас, я не знаю». «Заполучить» интервью главы МВД Грузии «Коммерсанту» удалось абсолютно обычным путем — через пресс-службу этого ведомства. Причину же интереса «Ъ» к МВД Грузии можно понять, если вспомнить, что именно эта структура, по признанию международных организаций, провела успешную реформу. Мы не беремся судить, почему господин Мерабишвили якобы не дает интервью грузинским СМИ, хотя точно помним, что в прошлом году в тбилисской газете «24 часа» было опубликовано интервью министра на целую полосу. А кроме «Коммерсанта», интервью у министра Мерабишвили брали журналисты Тихон Дзядко («Эхо Москвы») и Павел Шеремет, написавший книгу о Грузии.

На страницах «Коммерсанта» появлялись интервью и с другими грузинскими высшими чиновниками — Михаилом Саакашвили, Георгием Барамидзе, Георгием Бокерия, Кахой Бендукидзе, Дмитрием Шашкиным; а также, неоднократно с лидерами оппозиции — Ираклием Аласания, Давидом Бердзенишвили, Эроси Кицмаришвили. С госпожой же Бурджанадзе мы сделали целых четыре интервью — дважды в бытность ее спикером и дважды уже во время ее оппозиционной деятельности. Таким образом, нам кажется, что никакого информационного перевеса в сторону власти или оппозиции Грузии в наших материалах не наблюдается.

Госпожа Бурджанадзе выражает недоумение, почему ее партию пытаются представить «радикальной оппозицией». Напомним, что, кроме партии госпожи Бурджанадзе, в Грузии есть и другие оппозиционные силы, имеющие многолетний опыт политической работы. Эта оппозиция гораздо раньше госпожи Бурджанадзе начала говорить о «карманном суде» в Грузии и давлении на гражданское общество. В то время, когда об этом уже говорили республиканцы и «Новые правые», госпожа Бурджанадзе возглавляла парламент, ревностно защищала господина Саакашвили, обвиняла «Россию и господина Путина» во вмешательстве во внутренние дела страны и оправдывала разгон акции протеста 7 ноября 2007 года — акции, которая была представлена гораздо большим количеством оппозиционных политических партий, чем в мае 2011 года. Грузинская оппозиция, о которой госпожа Бурджанадзе не упоминает ни слова, активно работает все последнее время. Восемь политических партий (так называемая «оппозиционная восьмерка») выступают против Михаила Саакашвили и его команды, однако они не готовы выводить на несанкционированные уличные акции своих сторонников, предпочитая сохранить их живыми и здоровыми до парламентских выборов, которые состоятся в Грузии уже в следующем году и к которым оппозиция усиленно готовится.

Претензии «восьмерки» к власти остаются теми же, что и в 2007 году. Госпожа Бурджанадзе упоминает в интервью «Лента.ру» элитарную коррупцию в Грузии. Это, кстати, один из тезисов, с которым в ноябре 2007 года объединенная оппозиция вышла на улицу. Упреки в элитарной коррупции в Грузии делают и в адрес самой госпожи Бурджанадзе. Многие помнят, как уходя в 2008 году с поста спикера, она купила у государства резиденцию в элитном поселке Цхнети за 1 лари (меньше $1). Многие до сих пор уверены, что это были «отступные», которые Михаил Саакашвили предоставил своей бывшей соратнице. И хотя в 2009 году дачу отобрали налоговые органы, госпожа Бурджанадзе, если ей так хотелось доказать свою принципиальность, могла легко это сделать — с самого начала отказавшись от щедрого подарка Михаила Саакашвили. Еще госпожа Бурджанадзе может отказаться от своего кортежа и ходить на митинг (или спешно покидать его) пешком, как это делают другие. Если уж простые грузины готовы жертвовать ради освобождения страны от власти Саакашвили своим здоровьем и даже жизнью, то госпожа Бурджанадзе, наверное, тоже могла бы присоединиться к ним и почувствовать на себе удары дубинок и резиновых пуль. Тогда, возможно, созывая в следующий раз людей на акцию накануне государственного праздника, она все-таки предпочла бы освободить площадь к моменту истечения разрешенного срока ради спасения жизней своих сторонников.

В ноябре 2007 года во время разгона акции оппозиции в Тбилиси основная часть оппозиционных лидеров находилась на площади, среди простых грузин. Республиканец Давид Бердзенишвили и лидер «Народной партии» Коба Давиташвли были избиты, один из лидеров объединенной оппозиции Леван Гачичеладзе попал в больницу с сотрясением мозга — в целом же более 500 человек оказались в больнице. Но тогда госпожа Бурджанадзе, сидя в кабинете спикера, считала, что такой разгон оппозиции оправдан и полезен для страны. И последнее. Мы готовы воспользоваться предложением госпожи Бурджанадзе, прозвучавшим в интервью «Ленте.ру»: «Пусть "Коммерсант" пришлет специального корреспондента и зафиксирует, какие дома сейчас у руководящих людей Грузии, которые, извините, ходили в рваной обуви несколько лет тому назад. И какие дворцы они построили». Заодно мы хотели бы посмотреть и купленный госпожой Бурджанадзе за 1 лари дворец в Цхнети, чтобы понять, в чем принципиальная разница между нею и лидерами грузинской власти.

Ольга Алленова, Александр Габуев


Комментарии
Профиль пользователя