Коротко


Подробно

Домашняя работа

Юлия Ларина представляет в лицах и цифрах феномен удаленной занятости

Огромное количество людей в мире (по некоторым данным, миллиард человек) работает удаленно, то есть не в офисе, а, к примеру, у себя дома. В России таких тоже много


Фото Юрий Иващенко, Крейг Кранко. Текст Юлия Ларина


Выражение "мой дом — моя крепость" постепенно трансформируется в другое: "мой дом — моя работа". Впрочем, благодаря новым технологиям местом работы может быть также столик в кафе, лавочка в парке, кресло в самолете... Миллиард людей в мире работает дистанционно. Российский Трудовой кодекс такую форму занятости не регулирует. Еще в феврале Дмитрий Медведев поручил правительству подготовить изменения в законодательство, чтобы закрепить право на удаленную работу.

А в апреле исследовательский центр портала Superjob.ru провел исследование (были опрошены 1600 представителей кадровых служб предприятий и организаций), в результате которого выяснилось, что сотрудники, работающие на дому, имеются в штате 37 процентов российских компаний. "Так, в ряде организаций на удаленном доступе находятся веб-разработчики, дизайнеры, программисты, копирайтеры и прочие сотрудники, проводящие практически все рабочее время за компьютером и не нуждающиеся в личном общении с коллегами или заказчиками,— говорится в исследовании.— Нанимая таких сотрудников, организация оптимизирует расходы на персонал". Мнение о том, что качество работы удаленных сотрудников сопоставимо с результатами их офисных коллег, разделяют 45 процентов работодателей, имеющих в штате сотрудников, работающих из дома, и только 19 процентов представителей компаний, где таких сотрудников нет.

Дистанционную работу еще называют "телеработа". В нашей стране этот феномен фактически первой исследовала Марина Исхакова (на тот момент Марина Либо). В 2003 году она защитила в Санкт-Петербургском университете кандидатскую диссертацию на тему "Концепция телеработы как новая форма управления персоналом в организациях виртуального типа в России". В диссертации даже было введено новое определение — "виртуальные воротнички": "Сотрудники умственного труда, характеризующиеся высокой добавленной стоимостью, способностью к осуществлению своей профессиональной деятельности в любом месте пространства в любое время".

Прошло 8 лет. Марина Исхакова уже давно сама телеработник: работает представителем петербургской компании Adventure Races в Австралии, а также преподает на факультете бизнеса Международного колледжа менеджмента в Сиднее. Компанию Adventure Races (способствует сплочению и эффективной работе команд) она основала в 2004-м, используя принципы удаленной работы. Ее собственная квартира стала первым офисом, сотрудники работали удаленно, раз в неделю собираясь на общую встречу. Основной трудностью было найти сотрудников с высоким уровнем внутренней дисциплины.

Сегодня Марина Исхакова видит ситуацию с удаленной занятостью в нашей стране так:

— Основной барьер в России пока даже не технологии и не отсталая инфраструктура, как принято думать, а менталитет. Телеработа — это демократия начальника и подчиненного, это сотрудничество равных, это взаимодействие, основанное на доверии. В Австралии баланс рабочей и семейной жизней — одна из первых ценностей государства, поэтому каждый сотрудник имеет полное право на работу из дома. Компания способствует созданию рабочего места дома, и один день из пяти сотрудник трудится в домашнем офисе. Признанные достоинства телеработы — экономия для компании, более высокая производительность труда, высокое доверие между руководителем и подчиненным. Руководители на Западе готовы делегировать полномочия, отказаться от ежедневного контроля, от демонстрации своей власти. Ведь дистанционному сотруднику все равно, сколько стоит кожаное кресло начальника, каких размеров его кабинет, на какой машине он сегодня приехал. Дистанционные работники всего этого не видят. К сожалению, многие российские директора, которым с большим трудом достались все эти блага, не готовы лишиться своего ореола власти.

Марина Исхакова, представитель компании Adventure Races (Петербург) в Австралии

Для Марины Исхаковой нет понятия "офис — вне офиса", а есть понятие "рабочее время — нерабочее время". Работать она может всегда, когда может думать. "Мой муж Федор Исхаков тоже умеет работать везде,— говорит Марина.— Он занимается академическими исследованиями в эконометрике (математической экономике). У него проекты в Америке, Норвегии, России, Австралии. Как-то мы путешествовали по Америке и ехали через безумно красивые пустыни Аризоны и Юты. Он вел важные переговоры по телефону, и я, будучи за рулем, мчалась, превышая лимиты скорости, чтобы скорее попасть в зону более надежной связи. Я злилась: почему и здесь тоже надо работать? Но если бы не телеработа, о пятинедельном путешествии по Америке можно было забыть до пенсионного возраста".

Михаил Иванов, генеральный директор и главный редактор издательства "Манн, Иванов и Фербер"

Михал Иванов

Михал Иванов

Фото: Юрий Иващенко, Коммерсантъ

Михаила Иванова мы сфотографировали в середине рабочего дня перед его велосипедной тренировкой. Работать в удобном для себя темпе — это одно из преимуществ выбранного им образа жизни. "Можно встать рано утром и сделать сложную работу с 6:00 до 8:00, чтобы после обеда вздремнуть без угрызений совести,— считает Михаил.— Или же, если удобно, работать глубокой ночью и вставать только к обеду. В спортклуб и магазины можно ходить в непиковое время, что не только комфортнее, но и выгоднее". К другим преимуществам Михаил относит возможность не тратить от 2,5 до 3 часов на то, чтобы добраться на машине до работы, возможность не покупать и не носить неудобную одежду (пиджак и деловые туфли) и не есть бизнес-ланч, приготовленный из замороженных продуктов.

На сайте издательства дистанционную работу объясняют так: "Мы — инновационное издательство и используем инновационные методы работы... Современный уровень развития коммуникаций позволяет нам работать там, где это удобно,— дома, в кафе, в парке, на даче". Издательству 6 лет. И только в последний год у него появился небольшой офис — комната в 30 кв. м, которую сняли для бухгалтерии и отдела продаж. В офисе работают 6 из 20 сотрудников издательства.

Василий Воропаев, основатель проекта Free-lance.ru

Василий Воропаев

Василий Воропаев

Фото: Юрий Иващенко, Коммерсантъ

Компания Василия Воропаева возникла 6 лет назад, и сначала у ее создателей не было денег, чтобы снять офис в Москве, а потом стало понятно, что работать удаленно — выгодно и удобно. Сейчас все 60 ее сотрудников работают дистанционно. При этом у компании есть маленький офис для хранения документов и сбора коллектива раз в неделю.

Среди удаленных работников в России много фрилансеров. Free-lance.ru — самая крупная биржа по поиску удаленной работы в рунете (для дизайнеров, программистов, менеджеров, оптимизаторов, копирайтеров). Это сайт, где встречаются две аудитории: работодатели, которые ищут себе в штат удаленно или на проект удаленно сотрудников, и исполнители, фрилансеры, которые и выполняют эти проекты. "В России сотни тысяч компаний работают с удаленными сотрудниками,— говорит Василий Воропаев.— Что касается фрилансеров, то только на нашем сайте 850 тысяч зарегистрированных пользователей. Я могу предположить, что в стране их больше миллиона человек. Преимущества такой работы, например, в том, что сотрудники не ждут следующего дня, чтобы прийти в офис и что-то сделать. А также в том, что не надо дорого платить за аренду офиса".

Татьяна Байдак, копирайтер

Татьяна Байдак

Татьяна Байдак

Фото: Юрий Иващенко, Коммерсантъ

Татьяна раньше работала журналистом, а 8 лет назад, после рождения первого ребенка, стала фрилансером и сменила специализацию на копирайтинг. Сейчас она разрабатывает рекламные кампании, пишет тексты для буклетов, листовок и сайтов.

Помимо свободного графика и ощущения "сам себе начальник" в работе фрилансера Татьяне нравится то, что результат зависит только от нее. По ее мнению, опытные фрилансеры работают продуктивнее, чем штатные сотрудники: "В офисе люди сидят в социальных сетях, общаются в скайпе, играют, временами лишь создают ощущение напряженного рабочего процесса. У фрилансеров КПД значительно выше, так как зарплата напрямую зависит от результата. Поэтому многие удаленные специалисты часто страдают трудоголизмом".

Одно из главных преимуществ удаленной работы для Татьяны в том, что она может много времени проводить с детьми: "Иначе,— говорит она,— они росли бы во дворе, смотрели мультфильмы с нянями, а маму видели только в 9 вечера, когда она по пробкам возвращалась бы без сил домой".

Яна Клочкова и Игорь Гарибальди, дизайнеры

Игорь Гарибальди и Яна Клочкова

Игорь Гарибальди и Яна Клочкова

Фото: Юрий Иващенко, Коммерсантъ

Яна и Игорь работают в команде, то есть вдвоем. Яна занимается иллюстрацией, кроме того, она арт-директор, а Игорь создает логотипы, веб-дизайн, иконки (для сайтов, игр, полиграфической продукции...).

"Не сказать, что я была обижена офисом,— говорит Яна.— Я работала на хороших должностях: главным дизайнером, арт-директором. Но в какой-то момент поняла, что для меня это потеря времени и денег. Я решила, что мне по силам быть одновременно и исполнителем, и менеджером". Яна считает себя трудоголиком, но в меру. Время на ребенка, прогулки и отдых у нее есть. При этом она сейчас должна была бы находиться в отпуске по уходу за ребенком, но декрет не оформляла: "Я в роддоме провела неделю, вышла оттуда и буквально на следующий день продолжила работать".

Сыну Яны и Игоря — Егору один год. Игровой домик ему поставили в комнату, которая является рабочим кабинетом,— там стоят два компьютерных стола. Но все же родители стараются работать, когда уложат ребенка спать. "Я работаю в основном ночью: в 10-11 вечера сажусь за работу — и до 4 утра,— говорит Игорь.— Никакой работодатель такой график мне предоставить не мог бы".

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение