Коротко


Подробно

Дело ЮКОСа лишили политического подтекста

Евросуд удовлетворил жалобу Михаила Ходорковского по пунктам о задержании, аресте и условиях содержания

от

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) не усмотрел в преследовании Михаила Ходорковского по первому делу ЮКОСа политической подоплеки. При этом ЕСПЧ удовлетворил жалобу господина Ходорковского по большинству пунктов, усмотрев нарушения закона, допущенные при задержании главы НК ЮКОС и продлении сроков его ареста, а также признав неприемлемыми условия содержания подследственного в СИЗО в период с августа по октябрь 2005 года. Суд предписал России выплатить господину Ходорковскому €10 тыс. в качестве компенсации причиненного вреда, а также €14,5 тыс.— в возмещение расходов на защиту. Ранее суд удовлетворил схожую жалобу экс-главы МЕНАТЕПа Платона Лебедева, правда, тогда размеры компенсаций составили соответственно €3 тыс. и €7 тыс.


Как говорится в решении Страсбургского суда, в отношении Михаила Ходорковского во время расследования первого дела ЮКОСа (напомним, господа Ходорковский и Лебедев уже осуждены и по второму уголовному делу в отношении их) были нарушены сразу несколько статей европейской Конвенции о защите прав человека. Так, Евросуд пришел к выводу, что «господин Ходорковский находился в бесчеловечных и унижающих достоинство условиях в период между 8 августа и 9 октября 2005 года. У него в камере были неприемлемые санитарные условия и менее четырех квадратных метров личного пространства. Тем самым была нарушена ст. 3 Конвенции». ЕСПЧ также установил, что господин Ходорковский был вызван на допрос в качестве свидетеля на 23 октября 2003 года, но не явился. «Тем не менее данное обстоятельство не может служить оправданием для его задержания и транспортировки в Москву (из Новосибирска.— “Ъ”)»,— счел Евросуд. По мнению судей ЕСПЧ, такое обращение подходило больше для опасного преступника, а не свидетеля. Отметив, что в тот же день задержанному предъявили 35-страничное постановление о предъявлении обвинения, Евросуд пришел к выводу, что господина Ходорковского изначально намеревались задержать в качестве подозреваемого, а не свидетеля. «Таким образом, его задержание было незаконным, поскольку было произведено по иной причине, нежели причина, указанная официально»,— резюмировал Евросуд, решив, что был нарушен параграф 1 ст. 5 Конвенции.

Кроме того, Евросуд пришел к выводу, что дважды в 2004 году сроки ареста господина Ходорковского продлевались без указания судом оснований для этого, при этом суд не рассматривал возможность применения к подследственному иных мер пресечения. ЕСПЧ отметил, что дважды заседания судов, рассматривавших вопрос о продлении срока ареста, проходили в закрытом режиме. Наконец, Евросуд установил, что в отдельных случаях имели место нерассмотрение ходатайства подследственного, рассмотрение вопроса о продлении срока ареста в отсутствие его самого и его адвокатов, а также недопустимая проволочка в рассмотрении жалобы. Все эти нарушения подпадают под различные параграфы ст. 5 Конвенции.

При этом ЕСПЧ отказался признать политические мотивы в уголовном преследовании господина Ходорковского. По мнению ЕСПЧ, обвинения в отношении главы ЮКОСа были основаны «на разумном подозрении» и были «совместимы со стандартами Конвенции».

ЕСПЧ предписал выплатить господину Ходорковскому €10 тыс. в качестве возмещения морального вреда и €14 534 в порядке возмещения технических расходов и затрат на адвокатов.

Напомним, ранее Евросуд признал незаконными два случая продления ареста по первому делу ЮКОСА Платону Лебедеву и присудил ему соответственно €3 тыс. и €7 тыс.

Николай Сергеев


«Это первая крупная неудача адвокатов Ходорковского за весь процесс»

Президент фонда "Петербургская политика" Михаил Виноградов прокомментировал в эфире «Коммерсантъ FM» решение ЕСПЧ.


— Как вы считаете, почему не признали дело Ходорковского политически мотивированным?

— Решение, по своему, неожиданное. Я думаю, это первая крупная неудача адвокатов Ходорковского за весь процесс, потому что, когда решения принимались этими судами, была понятна и остается понятной политическая мотивированность. А там, наверное, возникли какие-то, скорее, юридические аспекты. С другой стороны, российскому общественному мнению и сторонникам, и противникам Ходорковского, вполне очевидно, что вообще неполитическая составляющая в этом деле не велика и, по сути, все дело сводится к политической составляющей. Другое дело, что не считаю, что это колоссально меняет ситуацию вокруг Ходорковского. Мы видим, что новая интрига нагнетается и с темой возможного досрочного освобождения. Поэтому аргумент Европейского суда, который поддержал бы Ходорковского, был бы нелишним для адвокатов, но сегодня эта тема не является ключевой

— Можно сказать, что Россия как-то повлияла на решение суда в Страсбурге?

— Гипотетически, наверное, такое возможно. Хотя всегда в России было достаточно сложно с документами в международных процессах. Можно вспомнить массу вопросов об экстрадиции представителя чеченского сопротивления, которые часто завершались неудачей. Что здесь больше у России аргументов юридических или политических, мы сегодня не знаем, но, я думаю, что можно говорить о победе российского правосудия. Что оно достаточно иллюзорное и виртуальное.

— То есть это никак не скажется на дальнейшей судьбе Ходорковского?

— Мне кажется, формально будет. Юридические вопросы вообще не имеют большого значения в решение вопроса о судьбе Ходорковского.

— То есть, в том числе, на желании получить условно-досрочное освобождение?

— Думаю, что, по большому счету, нет. Я думаю, что все равно решение принимают не судьи, не прокуроры. А политическая составляющая в деле колоссальна.

"Признано глобальное нарушение"

Адвокат Михаила Ходорковского Карина Москаленко оценила в эфире "Коммерсантъ FM" решение ЕСПЧ.


— А как вы оцениваете это решение? Это победа защиты?

— Конечно, победа. Признано не то, что суд российский в некоторых случаях неправильно рассматривает, признано глобальное нарушение, что Михаил Борисович Ходорковский содержался безосновательно столь длительное время в предварительном заключении. Это очень серьезно, это серьезное нарушение, это нарушение фундаментальных прав, также как нарушение фундаментальное это то, что он был варварски незаконно задержан в Новосибирске, речь идет о его самом первом аресте. Конечно, очень важно, что Европейский суд признал, что обыски его адвокатов совершенно беззаконны. Конечно, это важно, что условия, в которых он содержался в тюрьме или столь длительное время в комнате в зале суда, — бесчеловечные и унижающие условия.

— Вот смотрите, два года назад Страсбургский суд уже признал приемлемым утверждение Ходорковского о политической мотивированности его задержания. А почему вот сейчас суд постановил, что арест политически не мотивирован?

— Европейский суд очень тщательно анализирует эти вопросы. И хотя приемлемость этой жалобы была признана, Европейский суд подчеркнул, что доказательства такой мотивированности должны пройти очень высокий тест доказанности. И если первоначально доказательств этого на момент его ареста было недостаточно, то это не значит, что в дальнейшем суд не может вернуться к этому вопросу. Ведь эти вопросы были поставлены по другим жалобам Ходорковского. Это только лишь жалоба, касающаяся его предварительного заключения.

— Понятно. А как сегодняшнее решение суда повлияет на дальнейшее рассмотрение жалоб Ходорковского на приговор? Может как-то повлиять?

— Во-первых, приговоры все вступили в законную силу, поэтому, собственно, на приговор в его нынешнем виде это никак не должно повлиять. А на восстановление его прав, я верю, должно повлиять, потому что Европейский суд, вынося решение, рассчитывает на то, что государство будет их исполнять. Как государство будет их исполнять, мы посмотрим. Сначала слово за Российской Федерацией, это, конечно, не выплата компенсаций, тем более что Михаил Борисович назвал совершенно символическую сумму и намерен ее направить на чисто благотворительные цели.

— Но деньги-то ему дадут? Какие шансы вообще на это?

— Что значит дадут? Обязательно дадут, просто ему они не для того нужны были, чтобы получить компенсацию, а он назвал реально символическую сумму для того, чтобы направить ее на благотворительность. Дело не деньгах. Дело в том, что его фундаментальные права были нарушены, суд в целом ряде позиций беспрецедентно много отметил нарушений, и Российская Федерация должна его права восстановить. Как они будут это делать, мы посмотрим. У нас есть и будут свои предложения по исполнению этого решения. Но сначала слово за Российской Федерацией, как это прямо сказано в решении Европейского суда.

— Насколько сегодняшнее решение может иметь влияние на условно досрочное освобождение Ходорковского и Лебедева?

— Мы сейчас не обсуждаем вопрос об условном досрочном освобождении, он никакого отношения к решению Европейского суда не имеет, поэтому сегодня мы обсуждаем только само решение, и это просто не тема сегодняшнего обсуждения.

— Хорошо. Как вы намерены действовать в Европейском суде дальше?

— А дальше мы ожидаем решения по центральной, второй жалобе Михаила Борисовича Ходорковского, там закончена стадия коммуникаций, то есть обмена состязательными бумагами уже довольно давно, и мы будем ждать решения, которое может выйти в любой день.

Комментарии