Коротко


Подробно

В свете национального вопроса

Анна Толстова о 54-й Венецианской биеннале современного искусства

Повторять, что безнадежно устарел принцип национального представительства, соблюдающийся по сию пору на Венецианской биеннале, основанной в 1890-х, когда он был вполне актуален, неловко: это общее место. Говорить, что "Золотой лев" за лучший национальный павильон, который вручат на торжественной церемонии открытия 4 июня, ничего не значит, тоже банально. Выяснять, совпадает ли национальность художника с "национальностью" павильона, которым каждое приличное государство поспешило обзавестись еще до начала Первой или хотя бы в промежутке между мировыми войнами, так что приличным государствам, появившимся в их результате, места в Джардини-Пуббличи не хватило, и они теперь вынуждены снимать палаццо по всему городу, в условиях глобализации просто нелепо.

Приличные государства сами теперь пересматривают национальные принципы. За Данию, например, выступает международная сборная художников, в составе которой только двое датчан, остальные — со всего света, от Аргентины до Палестины. И в проекте "Speech Matters" они размышляют не о языковых различиях, а о свободе слова, уже не раз приводившей Датское королевство к конфликту со всем исламским миром. За Норвегию выступает международная сборная ученых: сбежав из "нордического" павильона в Джардини в Венецианскую академию наук, Норвежское королевство вместо выставки предлагает программу лекций о проблемах миграции, интернационализма и объединенной Европы, вдохновленных идеей нансеновского паспорта, первый лектор — француз алжирского происхождения, философ-марксист Жак Рансьер. США и Польша и вовсе демонстрируют что-то вроде национального покаяния. Американцев представляет знаменитый пуэрториканский дуэт Аллора и Кальсадилья: критически настроенные арт-партизаны из Сан-Хуана пригонят ко входу в палладианский особнячок США в Джардини настоящий танк, а внутри устроят перформанс с участием профессиональных гимнастов и музыкального инструмента, представляющего собой гибрид органа и банкомата. Поляки же представят в своем павильоне знаменитую израильтянку Яэль Бартану с видео "...и Европа остолбенеет", касающимся таких приятных тем, как польский антисемитизм и национализм. И, наверное, многие остолбенеют вместе с Европой.

Николас Хлобо. "Кто это?", 2009 год. Выставка "ILLUMInations"

Николас Хлобо. "Кто это?", 2009 год. Выставка "ILLUMInations"

Фото: Courtesy e x t r a s p a z i o gallery, Rome

Тем не менее главная выставка биеннале названа "ILLUMInations". И пусть ее куратор Биче Куригер предлагает множество культурологических аллюзий к этому слову — от средневековых иллюминованных манускриптов до "озарений" Артюра Рембо и Вальтера Беньямина,— из самого названия совершенно очевидно, что в центре проекта две темы: во-первых, свет как метафора и художественная проблема и, во-вторых, национальный вопрос. Биче Куригер не входит в компанию модных кураторов-халтурщиков, разъезжающих с биеннале на биеннале с одним и тем же набором модных идей и модных художников, а потому ее проект уже охаяли все подряд. Например, за то, что она, почти 20 лет работающая в одном из лучших музеев Европы, цюрихском Кунстхаусе, собирается выставить рядом с творениями современных художников полотна Тинторетто из Галереи Академии и базилики Сан-Джорджо Маджоре. Хотя чье имя, как не имя Тинторетто, приходит на ум (надо полагать, и деятелям contemporary art тоже), когда речь идет о свете. Выбор участников основного проекта тоже почему-то подвергнут осмеянию, хотя Биче Куригер, основательнице и редактору Parkett, одного из лучших в мире журналов по современному искусству, который всегда делается в сотрудничестве с художниками, все же можно доверять. И похоже, поставленный в ее проекте ребром национальный вопрос не сошел с повестки дня.

Во всяком случае, перечень национальных павильонов нынешней биеннале невольно наводит на мысль о возвращении национальных идей, рожденных в эпоху романтизма или связанных с нею генетически, таких как панславизм или панарабизм. Знатоки пророчат, что на этот раз не следует пропускать павильоны восточноевропейских, балканских и мусульманских стран. Среди последних — и Египет с выставкой убитого на площади Тахрир молодого художника и музыканта Ахмеда Басиони, и дебютанты, Саудовская Аравия и Ирак (в 1976-м Ирак единственный раз участвовал в биеннале с архаичной на тот момент выставкой модернизма).

Аллора и Кальсадилья. Фрагмент перформанса "Gloria", 2011 год

Аллора и Кальсадилья. Фрагмент перформанса "Gloria", 2011 год

Фото: Andrew Bordwin

Однако Венецианская биеннале тем и хороша, что наряду с горячими новостями там можно ознакомиться и с чем-то из хрестоматии. Многие страны по старинке везут в Венецию национальных звезд: Франция — Кристиана Болтански, Швейцария — Томаса Хиршхорна, Турция — Айше Эркмен, Израиль — Сигалит Ландау, Германия — покойного режиссера-авангардиста Кристофа Шлингензифа. В том же направлении выступила и Россия, выбрав звездного куратора и звездных представителей: выставку Андрея Монастырского и группы "Коллективные действия" делает Борис Гройс.

Надо сказать, в России, с ее представлениями о национальном вопросе, законсервировавшимися где-то на уровне идеологов времен Александра III, Венецианскую биеннале, похоже, все еще воспринимают как род олимпиады и всячески стараются победить — если не качеством, так количеством. В этом году число русских выставок, включенных и не включенных в параллельную программу, бьет все рекорды. Тут и Эрмитаж с архивом покойного Дмитрия Александровича Пригова, который семья передала в фонд будущего музея современного искусства Hermitage 20/21. И ММСИ с грамотным проектом про матерей Беслана грамотной, учившейся фотографии в Folkwangschule художницы Анастасии Хорошиловой. И даже Cyland MediaLab, дочернее предприятие петербургского филиала ГЦСИ, с выставкой петербургских медиа-артистов "Мы здесь".

Много русских участвует и в параллельных международных проектах (чего не скажешь об основном, куда попала лишь Анна Титова). Кураторы выставки "Glasstress 2011" — наряду с Яном Фабром, Барбарой Блум, Захой Хадид и Юпом ван Лисхаутом — пригласили поработать с муранским стеклом Олега Кулика, Анатолия Журавлева, группу Recycle и Константина Худякова. В выставке "Один из тысячи способов победить энтропию", которую организует лондонский Институт Курто и курируют Александр Пономарев и Надим Самман, вместе с Хансом Оп де Беком, Адрьяном Гение и Реити Курокавой над собственной инсталляцией работает и русский куратор. В Венецию привозят также два экспортных отечественных продукта, которых не видели в России. В Скуола Гранде ди Сан-Рокко среди полотен Тинторетто покажут "Вечерню Богородицы" Олега Кулика — видеоинсталляцию по мотивам его монтевердиевской постановки в парижском театре Шатле. А только что отреставрированный палаццо Тре Очи на острове Джудекка оккупирует "Модерникон" — выставка русских художников, сделанная в Турине Франческо Бонами по заказу московского фонда "Виктория" и туринского Sandretto Re Rebaudengo, которую отечественные критики единогласно признали едва ли не лучшим проектом прошлого года.

Кристиан Болтански. "Шанс", 2011 год. Павильон Франции

Кристиан Болтански. "Шанс", 2011 год. Павильон Франции

Фото: Didier Plowy

Впрочем, предсказывать, что окажется самым интересным на Венецианской биеннале,— дело неблагодарное. Возможно, панарабская выставка в пространстве Магадзини дель Зале, отреставрированном Ренцо Пьяно. Может быть, персоналки Ансельма Кифера там же и Эмилио Ведовы по соседству, в мастерской художника — обе по заказу фонда Ведовы курирует Джермано Челант. Или челантовский же проект для обосновавшегося в Ка Корнер делла Реджина фонда Prada. Или же выставка молодых художников, попавших в поле зрения новой международной премии киевского Pinchuk Art Centre, во дворце Пападополи. А скорее всего, лучшей окажется не включенная ни в какие программы выставка, спрятавшаяся в каком-то забытом богом и историками архитектуры палаццо.

4 июня — 27 ноября

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

спецпроектывсе

валютный прогноз

присоединяйтесь

Социальные сети

обсуждение