Коротко

Новости

Подробно

Конец карьеры Шимпанзе

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 40

Мимолетная встреча с чернокожей горничной нью-йоркского отеля Sofitel прервала блестящую карьеру Доминика Стросс-Кана. Он уже не директор-распорядитель Международного валютного фонда. Ему теперь не видать поста президента Французской Республики. Да и его карьере героя-любовника, похоже, пришел конец.


ВЯЧЕСЛАВ БЕЛАШ


"У Стросс-Кана только одна проблема — отношения с женщинами. Они буквально на грани сексуальных домогательств. Это проблема, которая хорошо известна газетчикам, но мы, во Франции, не говорим о ней",— заявил французский журналист Жан Катремер из левой и обычно поддерживающей социалистов вообще и Доминика Стросс-Кана в частности газеты Liberation в 2007 году, когда ДСК, как принято его называть во Франции, только приступил к исполнению обязанностей директора-распорядителя Международного валютного фонда. Тогда же один из советников президента Никола Саркози, отвергая обвинения в том, что Стросс-Кан был отправлен руководить МВФ, чтобы не мешать Саркози управлять Францией, говорил, что ДСК "не продержится и недели в качестве кандидата в президенты" и утонет в море самых неприятных обвинений, которые неизбежно появятся, когда он вступит в президентскую гонку.

Так, собственно, и произошло. Наиболее вероятный кандидат в президенты Франции от социалистов и один из самых толковых (по словам коллег) руководителей МВФ досрочно сошел с дистанции и имеет все основания опасаться длительного тюремного заключения из-за неприятного инцидента, который произошел в его номере в нью-йоркском отеле Sofitel 14 мая этого года.

Доминик Стросс-Кан — завсегдатай Sofitel New York. Это вполне естественно: Стросс-Кан — француз и из патриотических, а вполне может быть, и каких-то иных соображений предпочитает останавливаться в отелях, принадлежащих французским компаниям.

В полдень 14 мая камеры службы безопасности отеля зафиксировали, как Стросс-Кан стремительно покидает здание отеля и садится в такси. Еще через час кто-то из сотрудников отеля набрал номер 911 и сообщил, что французский гражданин Доминик Стросс-Кан пытался изнасиловать одну из горничных отеля, Офелию Фамотидину, 32-летнюю иммигрантку из Гвинеи, мать-одиночку.

Как сообщил один из прибывших на место происшествия полицейских, было видно, что гость покидал свой номер в страшной спешке, оставив некоторые вещи на столе. Среди них был и мобильный телефон. "Было не похоже, что телефон выпал из кармана или что-то в этом роде,— рассказывал позже один из полицейских.— Он, скорее всего, в спешке просто не заметил телефон на столе". Это, по словам полицейского, сразу заставило его насторожиться.

Каким бы ни было решение суда, круг общения Доминика Стросс-Кана в ближайшие время существенно изменится (на фото с Никола Саркози и Сильвио Берлускони)

Каким бы ни было решение суда, круг общения Доминика Стросс-Кана в ближайшие время существенно изменится (на фото с Никола Саркози и Сильвио Берлускони)

Фото: DPA/AFP

Полиция принялась допрашивать потерпевшую. Согласно ее показаниям, она пришла убирать номер. На двери номера не было таблички "не беспокоить", поэтому, постучав и не получив ответа, она решила, что он пуст. По правилам отеля при уборке номеров необходимо оставить дверь открытой, что она и сделала. Женщина едва успела войти в номер, как из ванной комнаты вышел совершенно обнаженный постоялец. Он не старался прикрыться, а, наоборот, демонстрировал себя горничной. Когда Офелия попыталась выйти из номера, постоялец, пожилой мужчина, говоривший по-французски, прямо перед ее носом закрыл дверь на ключ, схватил горничную и потащил в спальню. Там он начал срывать с нее одежду. Когда Офелия попыталась вырваться во второй раз, он за волосы затащил ее в ванную комнату, где принудил заняться с ним оральным сексом. Женщине удалось вырваться с третьей попытки, и то только после того, как мужчина был удовлетворен. Офелия выбежала из номера и бросилась к менеджеру отеля, который и вызвал полицию, назвав имя постояльца — Доминик Стросс-Кан.

В то время, когда полицейские допрашивали сотрудников отеля и осматривали номер, ДСК сам позвонил на стойку портье и спросил, не находили ли они его мобильный телефон. По рекомендации полиции, портье спросил, где именно Стросс-Кан находится и как можно ему передать оставленный мобильник. В разговоре история с горничной, разумеется, не поднималась. ДСК ответил, что находится в аэропорту имени Кеннеди и будет ждать телефон там. Если по какой-то причине телефон не получится передать ему лично, его нужно оставить на стойке авиакомпании Air France.

После того как Стросс-Кан был обнаружен, все остальное было делом техники. Полиция связалась с портовым управлением Нью-Йорка (в его ведении находится аэропорт имени Кеннеди, и городская полиция не имеет юрисдикции на территории аэропорта) и попросила задержать ДСК, где бы он ни находился. Директор-распорядитель Международного валютного фонда был задержан в салоне первого класса самолета Air France (рейс AF23) в 16.30 по местному времени и передан полиции Нью-Йорка для дачи показаний. Позже ему были предъявлены официальные обвинения в сексуальном нападении, лишении свободы и попытке изнасилования.

Развитие событий в Нью-Йорке было настолько стремительным, а обвинения, выдвинутые против одного из самых влиятельных чиновников в мире, такими чудовищными, что, естественно, в них поначалу просто не поверили. И принялись искать причины, по которым бедная нью-йоркская горничная могла бы оклеветать известного французского политика. Или причины, по которым ДСК могли бы "подставить". У любого видного политика врагов хоть отбавляй, тем более у ДСК, которого прочили до самого последнего времени в будущие президенты Франции. Французы так вообще как один выступили в его поддержку. "Мы не можем исключить того, что это была ловушка",— сказал о своем политическом противнике Анри де Ренкур, министр по делам международного сотрудничества Франции. Свою косвенную поддержку Стросс-Кану оказали и французские компании. Например, журналисты, ожидавшие прилета рейса AF23 из Нью-Йорка в надежде получить от пассажиров информацию о том, как арестовывали ДСК, ничего подобного сделать не смогли. По странному стечению обстоятельств, из-за технических проблем о прибытии самолета в Париж было объявлено только после того, как пассажиры рейса покинули аэропорт. Эксперты склонны считать и часовую задержку со звонком в нью-йоркскую полицию попытками менеджмента уговорить сотрудницу не заявлять в полицию на очень важную французскую персону. И только после того, как эти уговоры провалились, менеджер набрал номер 911.

Впрочем, уже очень скоро в мире осталось только три человека, которые заявляли о безусловной невиновности Стросс-Кана — он сам, его жена Анн Синклер и дочь. Последняя даже готова обеспечить отцу алиби. По ее словам, в полдень 14 мая она обедала с отцом и точно заметила бы, если бы он в это время кого-то насиловал. Через адвокатов Стросс-Кана она заявила, что ее отец покинул отель раньше того времени, когда, по словам Офелии Фамотидины, он пытался ее изнасиловать.

Большинство, впрочем, стало склоняться к версии, что рассказ горничной о том, что происходило между ней и ДСК, скорее всего, правдив. Что особенно неприятно для ДСК, в это, похоже, поверила судья Мелисса Кэроу Джексон, которая сочла собранные полицией улики достаточными для содержания Стросс-Кана под стражей и отказалась отпустить его под залог в $1 млн.

Одновременно стали появляться и новые обвинения в адрес Стросс-Кана. По словам одного из сотрудников МВФ, который, разумеется, остался анонимным, у Стросс-Кана и раньше были похожие проблемы с горничными в Sofitel, правда, их удавалось решать с помощью некоторого количества наличных денег. Затем началось то, что и предсказывал в 2007 году советник французского президента. Одна за одной начали появляться женщины, обвинявшие ДСК в сексуальных домогательствах. Первой стала крестница одной из его бывших жен (Доминик Стросс-Кан трижды вступал в брак) Тристан Банон. Инцидент, по ее словам, произошел в 2002 году. Она заявила, что во время нападения на нее ДСК вел себя как "шимпанзе в период гона" (что само по себе показательно, поскольку у шимпанзе, как и у прочих приматов, нет специального брачного периода). Она не стала объяснять, почему она ждала почти десять лет, прежде чем подать жалобу в полицию, да ее особенно никто и не спрашивал.

Стросс-Кану припомнили и историю с Пирошкой Надь, сотрудницей МВФ, которую он, используя свое служебное положение, склонил к интимной связи вскоре после его назначения на пост директора-распорядителя МВФ в 2007 году. Тогда ДСК чуть было не выгнали с работы, но простили после того, как он публично и искренне покаялся.

Наконец, в дело вступила Кристин Дэвис, более известная как "Манхэттенская мадам", которая в свое время похоронила политическую карьеру губернатора штата Нью-Йорк Элиота Спитцера. По ее словам, ДСК пользовался услугами ее "модельного агентства". "Он звонил мне лично, оплатил две сессии по $1200 каждая",— заявила она в интервью нью-йоркским газетам.

19 мая суд со второй попытки все-таки принял решение выпустить бывшего главу МВФ (ДСК подал в отставку 18 мая) под залог в $1 млн и поместить его под домашний арест. Несмотря на освобождение, положение Стросс-Кана было и остается крайне унизительным.

Он больше суток провел в изоляторе временного содержания для обвиняемых в сексуальных преступлениях. Его показали журналистам в наручниках, когда перевозили из полицейского участка в тюрьму. Он был принужден согласиться на несколько совершенно унизительных процедур, в том числе и фотографирование обнаженным во время телесного осмотра. Эти фотографии будут, скорее всего, фигурировать в материалах дела и будут предоставлены присяжным.

Наконец, несмотря на все его заявления о своей невиновности, даже адвокаты ДСК фактически признали, что он все-таки вступал в интимную связь с Офелией Фамотидиной. "Собранные обвинением доказательства, скорее всего, будут противоречить насильственной версии развития событий",— заявили адвокаты Стросс-Кана, один из которых, Бенджамин Брафман, прославился в качестве защитника Майкла Джексона, когда того обвиняли в сексуальных преступлениях против несовершеннолетних. Для большинства наблюдателей это сигнал того, что защита не станет оспаривать факт сексуальной связи, а будет лишь говорить о том, что она произошла по взаимному согласию сторон.

Одновременно — и в первую очередь во Франции — всплывают все новые и новые подробности о заявительнице. Как стало известно, женщина, скорее всего, больна СПИДом или, по крайней мере, заражена ВИЧ. Для кого-то это серьезное основание для того, чтобы считать ее распущенной и вполне способной вступить в связь с богатым иностранцем и потом оболгать его. На это, судя по всему, рассчитывают адвокаты. "Это классический случай "его слова против ее слов", где "он" — один из самых известных и влиятельных людей на Земле, а "она" — полуграмотная африканка, приехавшая на заработки в Америку,— говорит нью-йоркский юрист Пол Хейфец.— В XIX и даже до середины XX века дело бы при таких обстоятельствах вовсе не дошло бы до суда. Но в XXI веке все симпатии на стороне потерпевшей. Если хотите, это ситуация, при которой "он" — сексуально озабоченный человек, платящий за ночь в отеле больше, чем горничная может надеяться получить за месяц. А "она" — несчастная иммигрантка, которой просто не повезло оказаться рядом с ним именно в тот момент, когда ему вновь захотелось секса".

Комментарии
Профиль пользователя