Коротко


Подробно

В Новом Афоне провозгласили независимость

Абхазская церковь пойдет своим путем

В Новоафонском монастыре прошло церковно-народное собрание, перед которым была поставлена грандиозная задача "провозглашения независимости абхазской церкви" и "создания нового церковного института на территории Республики Абхазия". Это мероприятие обозначило новую проблему в отношениях Абхазии и России, которая признала независимость государства Абхазия, в то время как Русская православная церковь (РПЦ) не смогла признать независимость абхазской церкви. По мнению абхазского духовенства, собрание в Новом Афоне положило начало расколу церквей в Абхазии и в целом может усугубить противоречия между РПЦ и другими православными церквями мира. С подробностями из Абхазии — ОЛЬГА АЛЛЕНОВА.


Под собрание отвели центральный храм монастыря Апостола Симона Кананита в Новом Афоне. Подготовка шла несколько недель, все это время на абхазском телевидении звучала только позиция официального духовенства в лице и. о. управляющего Пицундско-Сухумской епархии Виссариона (Аплиа), считающего монахов Нового Афона раскольниками и призывающего свою паству не ходить на собрание.

Тем не менее в Новом Афоне собралось более 1,5 тыс. человек. "Часть абхазского духовенства видит один путь для абхазской церкви, а часть — другой,— сообщил присутствующим архимандрит Дорофей Дбар, прибывший из Фессалоникийского университета Греции.— Поэтому именно вы, участники этого собрания, должны решить, каким путем идти нашей церкви".

Конфликт между двумя поколениями священнослужителей в Абхазии начался в апреле этого года, когда в Новоафонский монастырь прибыл новый настоятель из России отец Ефрем. Насельники монастыря встретили его, как теперь здесь рассказывают, благосклонно, но, по словам монахов, священнику не понравилось, что служба в монастыре ведется на абхазском языке, а одежду и убранство монастыря он назвал "византийщиной", которую надо убрать. Это вызвало протест среди монахов, которых поддержал и бывший настоятель монастыря Андрей Ампар, а вскоре из Греции прибыли два священнослужителя-абхаза — архимандрит Дорофей Дбар и иеродиакон Давид Сарсания. Оба объяснили свой экстренный приезд необходимостью "спасать абхазскую церковь". По официальной версии, и архимандрит Дорофей Дбар, и иеромонах Андрей Ампар, рукоположенные в сан иеромонахов в Майкопской епархии, выведены за штат РПЦ. Такова, впрочем, участь всех семи абхазских священников, рукоположенных РПЦ и сегодня окормляющих паству в Абхазии (чтобы не ссориться с Грузинской православной церковью, они выведены за штат и считаются "пенсионерами").

После апрельского конфликта молодые монахи решили, что ждать, пока РПЦ определится с Абхазией (см. справку об истории конфликта), больше нельзя. Их позиция заключается в том, что абхазской церкви необходима независимость, которую РПЦ дать ей не смогла, поскольку Московский патриархат признает Абхазию территорией Грузинской православной церкви. Поэтому необходимо обратиться к Вселенскому собору и всем поместным церквям, которых пятнадцать во всем мире, с просьбой признать автокефалию абхазской церкви. Как заявил "Ъ" Дорофей Дбар, после войны с Грузией в Абхазии не осталось епископа, который мог бы рукополагать в сан священников местных жителей, что является губительным для православия Абхазии, поскольку церковь без епископа не может существовать. "Лишение нас этой возможности никакого оправдания не имеет",— заявил с трибуны в Новом Афоне Дорофей Дбар, имея в виду, что именно РПЦ лишает абхазов возможности развивать православие. Виссарион Аплиа, по мнению монастырской братии, не может стать епископом, поскольку не является черным монахом и не имеет соответствующего духовного образования. Не может РПЦ прислать в Абхазию и нового епископа, опять же из-за нежелания портить отношения с Грузинской православной церковью.

"В Абхазии много веков существовала независимая церковь,— сообщил участникам собрания Дорофей Дбар.— Она потеряла независимость в 1795 году, но мы имеем полное право ее воссоздать". Его речь бурно поддержали, а прихожане заговорили что "политика РПЦ загоняет жителей Абхазии в ислам", что "существует парадокс, по которому президент России Медведев признал Абхазию субъектом международного права, а РПЦ не признала", что "независимое государство не может существовать с зависимой церковью".

"Подобное церковно-народное собрание в последний раз было в Абхазии в 1917 году",— говорит историк и бывший соратник президента Багапша Станислав Лакоба. Историк напомнил, что в 1991 году, когда в Абхазии появились первый президент Владислав Ардзинба и первый парламент, "многие воспринимали идею независимости как невозможную". Теперь же, по словам ученого, те, кто не верил в независимость, "сидят в правительстве" и точно так же говорят о невозможности независимости абхазской церкви. "Не бывает независимость усеченной, и сегодняшние шаги молодого духовенства подтверждают, что мы на правильном пути",— поддержал оппозиционный политик Рауль Хаджимба.

Собрание практически единогласно провозгласило независимость абхазской церкви. Собравшиеся, также большинством голосов, проголосовали за кандидатуру Дорофея Дбара в епископы, и теперь, по словам его сторонников, начинается "долгий путь, который должен завершиться рукоположением отца Дорофея в епископы одной из поместных церквей". Предполагается, что этот обряд может совершить греческая церковь, поскольку в апреле Дорофей Дбар был рукоположен в сан архимандрита митрополитом константинопольской церкви. Специалисты отмечают, что Константинополь может даровать епископов и автокефалии в таких сложных ситуациях, как в Абхазии: в качестве аргумента приводится пример с православными Эстонии, которых Константинополь взял под свое крыло после распада СССР, что послужило причиной серьезного конфликта с РПЦ.

С этого дня в Абхазии появляется так называемая Абхазская митрополия с центром в Новом Афоне, которая "поэтапно будет преобразовываться в Абхазскую православную церковь", а в ближайшее время участники собрания должны обратиться в минюст республики для признания и регистрации нового церковного института. До тех пор статус высшего органа управления передается церковно-народному собранию. Это особенно понравилось участникам собрания. "Мы изголодались по таким вот открытым и душевным разговорам,— сказал с трибуны один из них,— хотелось бы и от правительства такое слышать. Но власть отходит от чаяний народа". "Власть пугают эти молодые священники-реформаторы,— уверен абхазский эксперт Инал Хашиг.— Люди задают вопрос: если священники могут изменить существующий порядок вещей, то почему мы не можем?"

"Нас называют раскольниками, говорят, что мы против Московского патриархата,— заявил "Ъ" Дорофей Дбар.— Но это не так. Мы находимся в лоне Русской православной церкви. Мы могли оттуда уйти, у нас были такие возможности, но мы не хотим: мы уважаем Россию за то, что она признала Абхазию, и благодарны ей за это. Но когда начинаются интриги, диалог становится невозможным". За три дня до церковно-народного собрания Андрей Ампар и Дорофей Дбар получили, по их словам, приглашение от митрополита Илариона явиться в Москву на переговоры (по версии официального абхазского духовенства, клириков вызывали на ковер), однако иеромонахи отказались: "Почему нас не вызвали раньше, а только за два дня до собора?"

Иеродиакон РПЦ Андрей Кураев, который вчера находился в Сухуми, заявил "Ъ", что, отказавшись от приглашения, Ампар и Дбар совершили акт непослушания. Таким же образом господин Кураев охарактеризовал само собрание. "Создание целой митрополии без ведома и благословления архиерея является непослушанием",— сказал он.

Между молодыми монахами и официальным духовенством существуют принципиальные разногласия: например, по словам Виссариона Аплиа и архидиакона Кураева, архимандрит Дорофей "упрощает" священные тексты, которые существуют на абхазском языке. "Мы хотим создать абхазскую автокефальную церковь, которая с помощью абхазского языка и наших традиций будет вести наш народ к спасению души",— объяснил "Ъ" Дорофей Дбар.

Отец Виссарион называет Дорофея Дбара "настоящим раскольником", хотя и не исключает, что его может рукоположить в епископы элладская церковь, признав независимость абхазской церкви. Примеру элладской церкви могут последовать другие, и даже Вселенский патриарх, что может стать причиной новых конфликтов между православными церквями в мире. По мнению Виссариона Аплиа, у РПЦ есть сейчас единственный шанс спасти ситуацию — признать ее независимость и рукоположить абхаза в епископы. Однако, как пояснил "Ъ" архидиакон Андрей Кураев, "это очень сложный вопрос, и пока у него нет решения". По мнению архидиакона, по церковным правилам епископом абхазской церкви может быть только священник, рукоположенный в сан в грузинской церкви.

На вопрос, почему РПЦ не может признать абхазскую церковь и назначить там своего епископа, архидиакон ответил, что сегодня это невозможно, потому что Грузинская православная церковь может дать "ассиметричный ответ" в отношении других территорий бывшего СССР, например Украины. "Украинские раскольники все время стучатся в греческую церковь, и пока Константинополь держится, но представьте, если еще и Грузия попросит у Константинополя откусить тот же украинский кусочек от РПЦ?" — говорит он. На вопрос "Ъ", что же РПЦ предлагает абхазам, Андрей Кураев ответил: "Эта ситуация неидеальная, конечно, она очень болезненная, но жить ведь можно, создавать храмы можно, служить Богу можно. Что-то может случиться в грузинской церкви, что-то — в русской церкви. Вечных конфигураций не бывает".

Ольга Алленова, Новый Афон--Сухуми


Тэги:

Обсудить: (0)

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

актуальные темы

обсуждение