Коротко

Новости

Подробно

Мародеры и пинкертоны

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 8

Виктор Костюковский, специальный корреспондент Российского фонда помощи

Читателю не безразлично, как складываются судьбы героев публикаций, как развиваются сюжеты рассказанных ему историй и как решаются проблемы, обозначенные на бумажных или электронных страницах. "Что было дальше?" — это не просто вопрос, отмеченный милым грамматическим парадоксом. Получить ответ на него — святое право читателя. Сегодня мы вернемся к нашей публикации "Мародеры в сети", которую прошлой осенью перепечатали сотни блогов и сайтов интернета.


Статья "Мародеры в сети", опубликованная 26 ноября 2010 года в "Ъ" и на rusfond.ru, была посвящена наживе на крови — мошенничеству в благотворительности, спекуляциям на сочувствии читателей к тяжелобольным и безнадежно больным детям. Русфонд приводил примеры создания в интернете лжефондов, подделки документов Минюста РФ, открытия в социальных сетях лжестраничек с крадеными историями страдающих детей и банковскими счетами мародеров.

Прошло полгода. Чем же дело кончилось? Пшиком.

В публикации была просьба к Генпрокуратуре РФ считать статью сообщением о совершении преступлений и возбудить уголовные дела по приведенным фактам. Однако в реестре прокурорских функций нет обязанности читать газеты, мы понимали это и на всякий случай отдельным письмом направили аналогичную просьбу еще и министру внутренних дел Рашиду Нургалиеву. Генпрокуратура никак не отреагировала, зато через три месяца исполняющий обязанности начальника отдела по экономической безопасности УВД по ЦАО Москвы господин Болдин сообщил: "Заявление рассмотрено, обращение направлено для проверки и принятия процессуального решения в ОВД по району Хамовники г. Москвы". При чем тут Хамовники?! Но министерству, понятно, виднее.

Потом в Русфонд и мне, автору той статьи, звонили, уточняли, перепроверяли, просили даже приехать и написать объяснения, в которых мы могли бы разве что повторить публикацию. То есть шла работа. Как именно она шла, стало совсем ясно, когда мы получили ответ из Перми, города, где, как было сказано в статье, живет конкретная гражданка Арасланова с конкретным счетом в Сбербанке. Этот счет указывала одна из мошеннических интернет-групп, а саму Арасланову мошенники называли "бабушкой по линии матери Лейлы". К тому времени девочка Лейла, не имевшая никакого отношения к мошенникам, уже умерла от лейкоза, но они активно собирали пожертвования ей на лечение.

Казалось бы, есть за что уцепиться пермским пинкертонам. Так вот, "УУМ ОУУМ УМ N 1 УВД по г. Перми ст. л-т милиции А.И. Хозяшев" (только не подумайте, что у автора клавиатуру заклинило, ровно так в тексте господина Хозяшева) сообщил нам, что опросил гражданку Арсланову. Мы теперь в растерянности, с той ли гражданкой Араслановой встречался старший лейтенант, о которой говорилось в статье? Фамилия хоть буквой, но все же отличается. Впрочем, может, УУМ ОУУМ просто описался? Но как старший лейтенант нашел Арасланову-Арсланову? Мы адрес гражданки в МВД не отправляли, мы назвали только номер ее счета в Сбербанке. Значит, по номеру счета и нашли? И вот гражданка Арасланова-Арсланова сообщила, что никакого счета... нет! Детектив Хозяшев так и пишет: "...пояснила, что в 2004 году какой-либо расчетный счет не открывала...".

Тогда как же он нашел гражданку? Дедукция? Телепатия? И причем тут 2004 год, если ни в нашем письме министру Нургалиеву, ни в статье о дате открытия счета речи не было? И если в четвертом году не открывала, то в каком открывала? А если вообще не открывала, то кому принадлежит тот счет, по номеру которого старший лейтенант вышел на гражданку Арасланову-Арсланову? Открыл же его кто-то?! Кто? Но пермский детектив ничего об этом не сообщает.

Между тем, как только УУМ ОУУМ УМ N 1 города Перми опросил непричастную гражданку, так тут же из социальной сети исчезло то самое мошенническое сообщество, о котором говорилось в статье. Исчезло вместе с банковскими реквизитами счета гражданки, который она не открывала, но который почему-то принадлежал ей и фактически был кошельком интернет-шпаны. Одновременно удалены и личные страницы четверых мошенников этой группы. Дедукция, телепатия или так совпало?

То есть "неустановленные" мошенники свернули удочки, чтобы замести следы, и это приходится считать единственным эффектом публикации. И организатор лже-Русфонда из Челябинска, подделавший свидетельство Минюста РФ о регистрации собственного "Российского фонда помощи", тоже "не установлен", хотя он назван в "Ъ", а в обращении в МВД Русфонд привел еще номера его счетов в "Яндекс.Деньгах" и Webmoney.

Да оно и понятно, разве можно найти преступника по номеру кошелька в системе "Яндекс.Деньги"? Другое дело — найти граждан, переводивших деньги на счет известного блогера для борьбы с коррупцией,— их адреса, телефоны и даже суммы в кошельках установить легко. Достаточно написать запрос. Правда, тот запрос написало ведомство не министра Нургалиева, а другое.

Но зачем нам тогда само ведомство господина Нургалиева, называйте его хоть милицией, хоть полицией, хоть УУМ ОУУМ УМ N 1? Если бравые пинкертоны так выполняют поручения министра, то как же они работают без поручений министра?!

Мошенничество в интернете продолжает цвести и дурно пахнуть, разрушая доверие — цемент гражданского общества. Без цемента, граждане, это не здание. Это замок на песке.

Комментарии
Профиль пользователя